EN
RU

Дайджест № 227

Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 227
отмечаем интересные дела:
1)
Вынесение налоговым органом решения о привлечении к ответственности «задним числом» является основанием для пересчета сроков давности привлечения к ответственности в соответствии с датой его фактического принятия
2)
Суд не вправе рассматривать заявление о принятии обеспечительных мер, если связанное с ним заявление об оспаривании решения налогового органа оставлено без движения
3)
Суд признал нарушением статьи 54.1 НК РФ ситуацию, когда налогоплательщик умышленно не получал выручку от взаимозависимого лица до конца года, чтобы не превысить пороговые значения для применения УСН
4)
Снова расходы на списание объектов незавершенного строительства – на этот раз не в пользу налогоплательщика
И многое другое...
Вопросы процессуального права
Оставление судом заявления с требованием к налоговому органу без движения исключает и принятие в это время судом обеспечительных мер по ходатайству налогоплательщика

Налогоплательщик обратился в суд с требованием пресечь незаконные действия налогового органа, направленные на принудительное исполнение требования об уплате налога, а именно: запретить принимать решение об обращении взыскания на денежные средства налогоплательщика в банках.

Определением суда это заявление налогоплательщика было оставлено без движения, поскольку в нем не указаны сведения о досудебном порядке урегулирования спора.

На следующий день после оставления без движения налогоплательщик подал заявление об обеспечении иска, в котором просил принять обеспечительные меры, а именно: запретить налоговому органу до момента вступления в законную силу решения суда выносить решения об обращении взыскания на денежные средства налогоплательщика.

Суды отказали в удовлетворении заявления о принятии обеспечительных мер исходя из следующего.

В соответствии с п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 55 при наличии установленных ст. 128 АПК РФ оснований для оставления искового заявления без движения заявление об обеспечении иска, поданное одновременно с ним, не рассматривается до устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления искового заявления без движения и его принятия к производству, на что указывается в определении об оставлении искового заявления без движения.

Обеспечительные меры в арбитражном процессе носят дополнительный (акцессорный) характер по отношению к обеспечиваемым материально-правовым требованиям заявителя и не могут быть рассмотрены судом вне связи с ними. Таким образом, до принятия указанных требований к производству у суда отсутствуют основания для рассмотрения вопроса об обеспечении иска. По существу без движения в данном случае оставляется не только иск, но и заявление об обеспечении иска.

(постановление АС Уральского округа от 16.06.2022 по делу № А60-2371/2022
ООО "Москоу-Дэсижн")
Общие положения налогового законодательства
Суд признал, что дата, указанная налоговым органом в качестве даты принятия решения по итогам налоговой проверки, является фиктивной и налоговый орган пропустил срок давности привлечения налогоплательщика к ответственности

По итогам выездной проверки за 2015-2017 гг. налогоплательщик решением налогового органа от 20.09.2019 был привлечен к ответственности по п. 3 ст. 122 НК РФ.

При оспаривании этого решения налогоплательщик ссылался, в частности, на то, что в действительности решение было вынесено позже (спустя более года) «задним числом», а не 20 сентября 2019 года.

Налоговый орган в качестве возражений указывал, что материалы проверки рассмотрены в установленный срок в присутствии представителей налогоплательщика, что подтверждается протоколом рассмотрения материалов налоговой проверки от 15.08.2019. Было допущено лишь нарушение срока, установленного для вручения налогоплательщику оспариваемого решения.

Тем не менее, суды проанализировав текст спорного решения налогового органа, согласились с выводом налогоплательщика, что дата решения (20.09.2019) является фиктивной, исходя из того, что в самом решении в обоснование позиции налогового органа содержатся ссылки и описания событий, произошедших после указанной даты.

Так, на одной из страниц решения указано, что спорный контрагент налогоплательщика 18.10.2019 исключен из ЕГРЮЛ. То есть инспекция ссылается на исключение контрагента из ЕГРЮЛ, случившееся через месяц после вынесения обжалуемого решения.

Еще на одной из страниц указано, что согласно данным бухгалтерского баланса на 31.12.2019... И далее по тексту решения следует анализ данных бухгалтерского баланса за 2019 год, поступившего в налоговый орган 09.04.2020 (согласно квитанции о приеме налоговой декларации (расчета) в электронном виде). Таким образом, и по состоянию на 09.04.2020 решение по результатам проверки налоговым органом вынесено не было.

Между тем, ст. 113 НК РФ установлен 3-летний срок давности привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности. И если исходить из правил его расчета в отношении ст. 122 НК РФ, то срок давности привлечения к налоговой ответственности за неуплату налога на прибыль за 2015 год истек 31.12.2019 (когда спорное решение налогового органа фактически еще не было принято).

Таким образом, решение налогового органа в части привлечения к налоговой ответственности за неуплату налога на прибыль за указанный период в виде штрафа подлежит признанию недействительным.

(постановление АС Северо-Западного округа от 15.06.2022 по делу № А21-213/2021 ООО "Корпорация Русь")



ОЦЕНКА TAXOLOGY

Данный кейс продолжает череду дел (иногда достаточно курьезных по содержанию) о тех или иных ошибках или недочетах в работе налоговых органов, которые затем им дорого обходятся, несмотря на предпринимаемые иногда попытки их исправления или объяснения их возникновения какими-либо разумными причинами. Нельзя не отметить и внимательность отдельных налогоплательщиков (как в данном деле), которые сразу выявляют такие ситуации при анализе текстов различных документов, тем более, что, например, датирование каких-либо документов «задним числом» не такая уж и редкая ситуация в деятельности налоговых органов, о чем также свидетельствует судебная практика.



Суд признал, что постановка налогоплательщика на учет в другой налоговой инспекции не привела к пропуску им срока на возврат переплаты по налогу

Налогоплательщик состоял на учете в налоговой инспекции № 10 - с 27.06.2018 по 09.06.2020, в инспекции № 13 - с 09.06.2020 по 16.08.2021.

27.01.2020 он обратился в налоговую инспекцию № 10 с заявлениями о возврате сумм излишне уплаченного налога на прибыль, в том числе за 2016 год. Спустя 6 месяцев после получения указанных заявлений и на следующий день после снятия налогоплательщика с учета (10.06.2020) инспекция № 10 известила налогоплательщика об отказе в удовлетворении заявлений о возврате излишне уплаченного налога по причине снятия его с учета в налоговом органе и рекомендовала с заявлением о возврате обратиться в инспекцию № 13.

В связи с этим налогоплательщик 14.07.2020 направил заявления о возврате излишне уплаченного налога на прибыль в инспекцию № 13. Однако последняя приняла 27.07.2020 решения об отказе в возврате излишне уплаченного налога, в том числе за 2016 год в связи с нарушением срока подачи заявлений (заявления представлены по истечении трех лет со дня уплаты).

Тогда налогоплательщик обратился в суд с требованием о возврате переплаты и процентов, но суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований, указав, что на момент обращения налогоплательщика в инспекцию № 13 срок, определенный ст. 78 НК РФ, истек.

Но суд апелляционной инстанции, установив, что в инспекцию № 10 заявление было подано в пределах срока, предусмотренного ст. 78 НК РФ, и инспекция № 10 нарушила предусмотренные сроки на возврат налога, посчитал не пропущенным срок на обращение в суд с заявленным имущественным требованием и удовлетворил жалобу налогоплательщика.

Налоговый орган пытался обжаловать апелляционное постановление. В кассационной жалобе он указывал на то, что апелляционный суд неправомерно оценивал законность действий и бездействия инспекции № 10 при том, что налогоплательщик оспаривал действия инспекции № 13, которые признаны законными судом апелляционной инстанции.

Суд кассационной инстанции отклонил этот довод налогового органа, отметив, что поскольку в силу п. 1 ст. 30 НК РФ налоговые органы составляют единую централизованную систему контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах, то взаимоотношения подразделений одного и того же федерального органа исполнительной власти (ФНС) по снятию и постановке на учет налогоплательщика не должны влиять на реализацию права налогоплательщика на возврат (зачет) излишне уплаченного налога.

(постановление АС Северо-Западного округа от 15.06.2022 по делу № А56-74314/2021 АО "Управляющая компания "Феникс капитал")
Необоснованная налоговая выгода
Искусственное наращивание плательщиком единого налога по УСН дебиторской задолженности своего контрагента признано нарушением п. 1 ст. 54.1 НК РФ

По итогам проверки налоговый орган пришел к выводу о создании налогоплательщиком с взаимозависимым контрагентом схемы по формальному созданию дебиторской задолженности с сентября 2016 года по январь 2017 года при продаже этому контрагенту колбасных изделий в целях сохранения права на применение УСН. В итоге сумма этой дебиторской задолженности должна учитываться при определении выручки налогоплательщика, в результате чего он утратил право на применение УСН и ему доначислены налоги по общей системе налогообложения.

Налогоплательщик в качестве возражений указывал, в частности, на то, что доходы при УСН определяются по кассовому методу, следовательно, отсутствуют правовые основания отражения в качестве дохода дебиторской задолженности. Кроме того, нет доказательств «скрытых» форм расчетов по взаимоотношениям с этим контрагентом.

Тем не менее, суды рассмотрели спор в пользу налогового органа, отметив, что факт согласованных действий по формальному созданию дебиторской задолженности в целях применения УСН подтвержден, в частности, следующими доказательствами.

При анализе оборотно-сальдовой ведомости по счету 62 «Расчеты с покупателями и подрядчиками» за 2016 год налоговым органом установлены более 40 покупателей продукции налогоплательщика, при этом основным покупателем в период с сентября по декабрь 2016 года являлся спорный контрагент - доля продаж в его адрес составила 97%, тогда как в период с января 2016 года до августа 2016 года эта доля составляла 3%. Доля продаж в адрес остальных покупателей в период с сентября по декабрь 2016 года по сравнению с периодом с января - август 2016 года существенно снижена, либо приостановлена.

Увеличение дебиторской задолженности налогоплательщика произошло именно в 4 квартале 2016 года (в период приближения выручки к предельному размеру доходов, ограничивающих право применения УСН), основным дебитором в данный период являлся спорный контрагент. Однако в предыдущие периоды посредников по реализации продукции у налогоплательщика не было, товар приобретался покупателями напрямую.

Несмотря на необходимость привлечения дополнительных денежных средств, подтверждающуюся, в том числе тем обстоятельством, что в октябре и декабре 2016 г. руководителем налогоплательщика был предоставлен заем в сумме 2 900 000 руб., налогоплательщиком не предпринимались меры по взысканию указанной задолженности с контрагента.

При этом сам контрагент имел в наличии денежные средства для оплаты приобретенных у налогоплательщика изделий, однако придержал их и погасил задолженность только в следующем налоговом периоде - в 2017 г.

Ссылка налогоплательщика на недопустимость отражения в доходах дебиторской задолженности обоснованно отклонена с учетом того, что выявленное в рамках выездной налоговой проверки нарушение квалифицировано с применением положений п. 1 ст. 54.1 НК РФ.

(постановление АС Уральского округа от 07.06.2022 по делу № А71-16207/2020
ООО "СТМК")
Налог на прибыль
Суд признал неправомерным списание затрат на создание проектной документации в качестве расходов по ликвидации объекта незавершенного строительства

Налогоплательщик учел в составе внереализационных расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль за 2014 год, затраты на создание контрагентами в прошлых периодах проектной документации по реконструкции объектов (АЗС). Изначально эти расходы учитывались на счете 08, но в 2014 году он счел, что реконструкция этих объектов является бесперспективной и нецелесообразной и они подлежат консервации.

Налоговый орган пришел к выводу о том, что поскольку спорные расходы (на проектные работы, экспертизу проекта, топографические и геодезические работы) понесены налогоплательщиком в целях реконструкции объектов основных средств и, соответственно, формируют их первоначальную стоимость, то они должны списываться для целей налогообложения не единовременно, а посредством начисления амортизации.

Суд первой инстанции рассмотрел спорную ситуацию в пользу налогоплательщика, учитывая, что в соответствии с его учетной политикой для целей бухгалтерского учета, действовавшей в 2014 году, расходы на проектно-изыскательские работы в случае их отнесения к объектам, в которые не планируется в дальнейшем продолжать какие-либо вложения, подлежат списанию в прочие расходы. Суд посчитал доказанной экономическую обоснованность отказа налогоплательщика от дальнейшей разработки проектно-изыскательских работ и использования их результатов, отклонил доводы налогового органа о возможности использования результата работ в будущем, в связи с чем пришел к выводу об обоснованном учете спорных затрат в составе внереализационных расходов по налогу на прибыль на основании подп. 20 п. 1 ст. 265 НК РФ.

Суды апелляционной и кассационной инстанций, напротив, рассмотрели спор в пользу налогового органа, отметив следующие моменты.

НК РФ не предусмотрена переквалификация расходов, связанных с амортизацией объектов основных средств, во внереализационные расходы, учитываемые при исчислении налога на прибыль. Приобретенные результаты проектно-изыскательских работ сами по себе не являются объектами незавершенного строительства, в связи с чем соответствующий пункт учетной политики налогоплательщика не подлежал применению, кроме того, расходы на такие работы понесены налогоплательщиком до 2014 года (в период с 2007 по 2013 годы) и не могли относиться к спорному налоговому периоду (2014 год).
Кроме того, объекты «Реконструкция АЗС», «Реконструкция Нефтебазы» в эксплуатацию не введены, доход от их деятельности налогоплательщик не получал, поэтому расходы на разработку проектной документации по реконструкции существующих объектов нельзя признать экономически обоснованными, направленными на получение дохода.

(постановление АС Северо-Западного округа от 15.06.2022 по делу № А42-10325/2018 АО "НК "Роснефть" - Мурманскнефтепродукт")



ПРИМЕЧАНИЕ:

О данном деле после его рассмотрения в первой инстанции мы уже рассказывали на страницах дайджеста (TaxDigest № 205), но сейчас вернулись к нему вновь, поскольку позиция вышестоящих судов по нему достаточно существенно изменилась по сравнению с позицией суда первой инстанции, в связи с чем дело может представлять дополнительный интерес при анализе судебной практики по аналогичным спорам.
Налог на имущество организаций
Норма НК РФ о возможности уменьшения облагаемой базы по налогу на имущество на сумму капитальных вложений не противоречит Конституции РФ

Налогоплательщик обратился в Конституционный Суд РФ с просьбой признать противоречащим Конституции РФ п. 6 ст. 376 НК РФ, предусматривающий возможность уменьшения налоговой базы по налогу на имущество организаций на сумму законченных капитальных вложений на строительство, реконструкцию и (или) модернизацию в том числе сооружений инфраструктуры воздушного транспорта (за рядом исключений) при условии, что такие капитальные вложения учтены в балансовой стоимости указанных объектов не ранее 1 января 2010 года.

Поводом для обращения в КС РФ стало то, что налоговый орган и поддержавшие его суды признали необоснованным применение данной нормы в ситуации, когда налогоплательщик приобрел уже готовые объекты основных средств (инфраструктура аэропорта), которые были построены и не использовались предыдущим собственником, будучи переданными налогоплательщику сразу после их создания. Они исходили из того, что налогоплательщик не имел права на уменьшение налоговой базы, поскольку он сам не инвестировал в строительство указанной инфраструктуры аэропорта.

В своей жалобе в КС РФ налогоплательщик указал, что оспариваемое законоположение с учетом толкования, данного ему судами в конкретном деле с его участием, не позволяет уменьшить налоговую базу по налогу на имущество хозяйственному обществу, которое приобрело сооружения инфраструктуры воздушного транспорта по возмездной сделке, поставив их на учет в качестве основных средств. Указанный подход – при том что в отношении унитарных предприятий такое ограничение правоприменительной практикой не предъявляется – свидетельствует, по мнению заявителя, о нарушении принципа равенства налогоплательщиков.

КС РФ отказал в принятии жалобы налогоплательщика к рассмотрению, отметив, в частности, следующее.

Льготы всегда носят адресный характер, и их установление относится к исключительной прерогативе законодателя; именно законодатель вправе определять (сужать или расширять) круг лиц, на которых распространяются налоговые льготы.

Законодатель в оспариваемой норме со всей определенностью связал возможность льготного налогообложения с осуществлением инвестиций именно в форме капитальных вложений в строительство, реконструкцию и (или) модернизацию объектов аэропортовой инфраструктуры, исключив из числа оснований для применения льготы осуществление инвестиций в иных формах, в частности путем приобретения таких объектов по возмездным сделкам. Указанная дифференциация, вопреки доводам жалобы, не лишена экономических оснований, поскольку именно инвестиционная деятельность, направленная на создание новых объектов инфраструктуры или обновление уже существующих, – ведущая, в конечном счете, к увеличению общественного благосостояния – сопряжена со значительными затратами и существенными рисками ввиду отсутствия на начальном этапе инвестиционного проекта гарантий его финансовой успешности.

(отказное определение Конституционного Суда РФ от 09.06.2022 № 1450-О
ООО "Международный аэропорт Сабетта")
TaxDigest для Вас представили:
Сергей Семёнов
Управляющий партнер
semenov@taxology.ru
Алексей Артюх
Партнер
artyukh@taxology.ru
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.