Дайджест № 219

Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 219
отмечаем интересные дела:
1)
Выхолащивание судом позиции ВС РФ относительно последствий пропусков инспекцией предельных сроков на взыскание – любой такой пропуск можно оправдать совершением действий «в интересах налогоплательщика»
2)
Добровольная уплата по акту проверки (до решения) доначислений, признанных впоследствии необоснованными, признается излишним взысканием для целей ст. 79 НК РФ
3)
Возврат имущества после реституции с произведенными за время владения улучшениями признается безвозмездной реализацией последних
4)
Раздача пробных образцов пищевой продукции в магазинах и консультирование покупателей о свойствах продукта – нормируемый рекламный расход
И многое другое...
Общие положения налогового законодательства
Длительное нарушение налоговым органом процедурных сроков не приводит к утрате им возможности взыскания налога после проведения проверки, если нарушение вызвано действиями в интересах налогоплательщика

В отношении налогоплательщика проводилась выездная проверка. При этом акт проверки составлен 30.09.2015, далее 27.11.2015 налоговый орган продлил срок рассмотрения материалов проверки, но в итоге это рассмотрение состоялось лишь 21.12.2018, а решение по итогам проверки вынесено 12.07.2019, поскольку в течение 2016, 2017 гг. налоговый орган неоднократно знакомил налогоплательщика с материалами проверки (сам налогоплательщик в этот период также представлял дополнительные документы). Далее налоговый орган начал процедуру принудительного взыскания налоговой задолженности, доначисленной по итогам проверки.

Налогоплательщик оспорил в суде требование об уплате налога и решение о взыскании налога за счет денежных средств на счетах в банках.

Суд первой инстанции, принимая во внимание наличие позиции ВС РФ, изложенной в Определении от 05.07.2021 № 307-ЭС21-2135 о предельном двухлетнем сроке взыскания налога (дело ООО «Неринга») удовлетворил требования налогоплательщика. Учтено, что с момента вынесения налоговым органом решения о проведении проверки до момента принятия решения о взыскании денежных средств прошло более 5 лет.

Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с этой позицией и приняли судебные акты в пользу налогового органа.

При этом в кассационном постановлении среди прочего указано, что в данном случае действия налогового органа, связанные с продлением срока вынесения решения, направлены на соблюдение прав налогоплательщика, связанных с ознакомлением его с материалами, поступившими в налоговый орган после окончания дополнительных мероприятий налогового контроля и имеющими значение для определения налоговых обязательств налогоплательщика, а также на вынесение законного и обоснованного решения по результатам налоговой проверки.

(постановление АС Московского округа от 04.04.2022 по делу № А40-36310/2021
АО "АИСА ИТ-СЕРВИС")



ОЦЕНКА TAXOLOGY

Об этом деле после рассмотрения его судом первой инстанции мы уже рассказывали на страницах нашего дайджеста (TaxDigest № 198), но сейчас вынуждены вернуться к нему снова, поскольку суд кассационной инстанции не просто занял противоположную по отношению к первой инстанции позицию, но и акцентировал внимание на таком моменте как причины превышения налоговым органом процедурных сроков при проведении налогового контроля. При этом в судебной практике по другим категориям дел уже не раз звучали как раз именно выводы о том, что все превышения сроков допущены в итоге во имя интересов налогоплательщика и для его же блага (даже если сам налогоплательщик считает по-другому).

Так или иначе, в практике может укрепиться тенденция, при которой какой-либо положительный для налогоплательщиков эффект от позиции ВС РФ по делу ООО «Неринга» может быть нивелирован вышеприведенной оценкой поведенческого элемента со стороны налогового органа, когда в действиях последнего при желании всегда будет находиться та или иная уважительная причина нарушения им процедурных сроков. Впрочем, в данном деле у налогоплательщика остается еще одна инстанция — Верховный Суд.



Добровольная уплата налогоплательщиком сумм, доначисленных по итогам проверки, решение по которой признано впоследствии недействительным, влечет признание этих сумм излишне взысканными, а не излишне уплаченными

На основании акта, а затем и решения по итогам налоговой проверки налогоплательщику доначислены налоги. Налогоплательщик на основании акта уплатил доначисленные суммы, а после того, как было вынесено решение по итогам проверки, он успешно оспорил это решение в суде.

В связи с этим налогоплательщик посчитал, что добровольно уплаченная им на основании акта доначисленная сумма является излишне взысканной и потребовал начислить проценты на нее (ст. 79 НК РФ).

Налоговый орган в качестве возражений указывал на то, что рассматриваемом случае уплата недоимки, пеней и штрафов произведена налогоплательщиком по акту налоговой проверки, в связи с чем носит добровольный характер и не является принудительным взысканием. И поскольку оплата доначисленных сумм по результатам проверки произведена налогоплательщиком самостоятельно, вне рамок процедур взыскания, основания для возврата процентов по ст. 79 НК РФ отсутствуют.

Суды не согласились с налоговым органом, признав правомерным взыскание с него процентов на сумму, доначисление которой было признано в рамках другого дела недействительным.

При этом суды исходили из следующего. Оплаченные налогоплательщиком суммы доначисленных налогов, пени на основании акта налоговой проверки в рассматриваемом случае не могут квалифицироваться как излишне уплаченные, поскольку они не были ошибочно уплачены на основании налоговой декларации.

Доводы налогового органа отклоняются с учетом правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 24.04.2012 № 16551/11, согласно которой оценка сумм налогов как излишне уплаченных или излишне взысканных в целях применения положений статей 78 и 79 НК РФ должна производиться в зависимости от основания, по которому было произведено исполнение налоговой обязанности, признанной в последующем отсутствующей, а именно, было ли оно произведено на основании налоговой декларации, в которой спорная сумма налога была исчислена налогоплательщиком самостоятельно, либо на основании решения, принятого налоговым органом по результатам налоговой проверки. Способ исполнения указанной обязанности: самостоятельно налогоплательщиком либо путем осуществления налоговым органом мер по принудительному взысканию - правового значения не имеет.

(постановление АС Поволжского округа от 29.03.2022 по делу № А12-12810/2021 ООО "Балкан Плаза")



Налоговый орган не обязан предоставлять налогоплательщику-взыскателю информацию об остатках и движении денежных средств по счетам его должников

Налогоплательщик являлся взыскателем по судебным приказам в отношении своих двух должников. Он обратился в налоговый орган с заявлением о предоставлении в отношении этих должников сведений, указанных в п.п. 1-3 ч. 9 ст. 69 Закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». В ответ на это налоговый орган предоставил сведения о банковских счетах должников.

Налогоплательщик посчитал эти сведениями недостаточными, поскольку ему не была предоставлена информация о количестве и движении денежных средств на счетах должников. В связи с этим налоговый орган рекомендовал налогоплательщику получить недостающую информацию в самих банках должников.

Налогоплательщика такой ответ не устроил, и он обратился в суд с требованием о признании незаконным отказа налогового орган в предоставлении ему сведений о количестве и движении денежных средств на счетах должников. По его мнению, взыскатель вправе по своему усмотрению запросить спорные сведения у любого лица, указанного в ч. 9 ст. 69 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ.

Суды отказали в удовлетворении требований налогоплательщика исходя из следующего.

Согласно п. 2 ст. 86 НК РФ банки обязаны выдавать налоговым органам справки об остатках денежных средств на счетах, выписки по операциям на счетах не во всех, а лишь в некоторых случаях. Запрос взыскателя по исполнительному производству в указанный перечень случаев не входит. Следовательно, у налогового органа отсутствовали основания для представления налогоплательщику сведений о количестве (остатках) и движении денежных средств по банковским счетам, о наличии на счетах ценностей должников как по причине отсутствия у нее таких сведений, так и в силу наличия исчерпывающего перечня оснований для истребования налоговым органом данной информации у банков (кредитных организаций).

В ч. 9 ст. 69 Закона № 229-ФЗ помимо налоговых органов поименованы банки и иные кредитные организации, которые должны располагать сведениями о количестве и движении денежных средств в рублях и иностранной валюте. Соответственно, отказ налогового органа от предоставления сведений о количестве и движении денежных средств в рублях и иностранной валюте (а также об иных ценностях должника, находящихся на хранении в банках и иных кредитных организациях) не нарушает права и интересы заявителя, не препятствуют получению таких сведений от банков и иных кредитных организаций.

(постановление 13 ААС от 01.04.2022 по делу № А26-9745/2021
АО "ТНС энерго Карелия")
НДС
Безвозмездная передача неотделимых улучшений вместе с имуществом в порядке реституции облагается НДС на общих основаниях

Учредитель налогоплательщика получил от третьего лица по сделке об отступном различное имущество и внес его в уставный капитал налогоплательщика. Впоследствии сделка об отступном была признана недействительной, и налогоплательщик был вынужден возвратить этому третьему лицу указанное имущество.

При этом к моменту возврата налогоплательщик уже произвел некоторые неотделимые улучшения спорного имущества. Однако при возврате он не увеличил стоимость имущества на сумму произведенных расходов по улучшению. В связи с этим налоговый орган пришел к выводу о безвозмездной реализации произведенных налогоплательщиком неотделимых улучшений имущества, подлежащих налогообложению НДС.

Возражая против позиции налогового органа, налогоплательщик указывал на то, что передача неотделимых улучшений недвижимого имущества при реституции носит компенсационный характер и не признается реализацией в целях исчисления НДС, а также, что право собственности на неотделимые улучшения вышеназванному третьему лицу не передавалось.

Суды не согласились с позицией налогоплательщика и рассмотрели спор в пользу налогового органа, отметив следующее.

Вне зависимости от того, кто производит неотделимые улучшения, собственником становится законный владелец недвижимого имущества, в связи с этим отдельной передачи неотделимых улучшений не требуется, они считаются переданными в момент возврата имущества собственнику. Таким образом, при передаче имущества осуществлен переход права собственности на объекты недвижимости от налогоплательщика к третьему лицу со всеми произведенными в них неотделимыми улучшениями. При этом в рассматриваемом случае не имеет правового значения, возмещена налогоплательщику стоимость вложений в неотделимые улучшения или улучшения переданы безвозмездно.

Налоговым органом установлено, что передача имущества вместе с неотделимыми улучшениями произведена налогоплательщиком собственнику по акту приема-передачи имущества по той же оценочной стоимости, что и при получении в качестве вклада в уставный капитал. Таким образом, в рассматриваемой ситуации вывод налогового органа о безвозмездной передаче неотделимых улучшений имущества правомерен и неотделимые улучшения, произведенные обществом в момент передачи имущества собственнику, образуют самостоятельный объект обложения НДС.

(постановление 14 ААС от 22.03.2022 по делу № А66-9980/2021
ООО "Гуд Флэйк")
НДФЛ
Суд признал, что премии, выплачиваемые сотрудникам в связи с выходом на пенсию, подлежат обложению НДФЛ

Налогоплательщик в соответствии с Коллективным договором на основании приказов перечислил работникам единовременные выплаты (премии) в размере 2-3-кратного заработка, в связи с выходом на пенсию при достижении пенсионного возраста с учетом стажа работы на предприятии.

Налоговый орган установил, что налогоплательщик в качестве налогового агента неправомерно не исчислил и не перечислил НДФЛ с этих премий.
Налоговый агент исходил из того, что спорные выплаты сотрудникам являются социальной гарантией, а не поощрительной премией за многолетний труд. Это социальные гарантии и компенсационные выплаты, связанные с расторжением договора в соответствии со ст. 178 Трудового кодекса РФ. Выходное пособие, выплачиваемое на основании ст. 178 ТК РФ, является компенсационной выплатой, выполняет социальную функцию защиты работника и освобождена от налогообложения.

Суды не согласились с позицией налогового агента и рассмотрели спор в пользу налогового органа исходя из следующего.

Единовременная выплата у налогового агента рассчитывается с учетом трудового стажа работника на предприятии и составляет: - 2-кратный месячный заработок - при стаже от 10 до 15 лет; - 2,5-кратный месячный заработок - при стаже свыше 15 лет; - 3-кратный месячный заработок - при наличии звания «Ветеран труда». Выплаты осуществляют работникам, не имеющим дисциплинарных взысканий.

Учитывая, что единовременное денежное вознаграждение, выплачиваемое работникам при прекращении трудовых отношений (увольнении) в связи с выходом на пенсию по инвалидности или по возрасту, рассчитывается в зависимости от стажа работы, а также наличия/отсутствия дисциплинарных взысканий, то такая выплата де факто является материальным поощрением и не может признаваться выходным пособием, по смыслу ст. 178 ТК РФ.

Это же подтверждает и содержание приказов (распоряжений) о поощрении работников, согласно которым основанием поощрения работников является многолетний добросовестный труд, в связи с выходом на пенсию работнику объявлялась благодарность в виде поощрения денежной премией. При этом, вышеуказанные приказы составлены по унифицированной форме Т-11 «Приказ (распоряжение) о поощрении работника», являющейся приложением к Постановлению Госкомстата РФ от 05.01.2004 №1 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету труда и его оплаты», что является лишним подтверждением, что выплаченные денежные средства работодателем квалифицировались как материальное поощрение.

(постановление 9 ААС от 28.03.2022 по делу № А40-104079/2021
АО "Ленгазспецстрой")
Налог на прибыль
Суд признал, что оказываемые налогоплательщику услуги являлись рекламными, а не консультационными

По итогам проверки налоговый орган пришел к выводу, что налогоплательщик неправомерно включил в состав расходов затраты на рекламу, превышающие предельную величину нормируемых расходов на рекламу.

Контрагент оказывал налогоплательщику услуги по организации и проведению консультаций покупателей в торговых точках о качественных характеристиках продукции налогоплательщика с целью стимулирования спроса и увеличения объемов его продаж. Указанные расходы, по мнению налогового органа, являются нормируемыми рекламными расходами, так как информация адресовалась неопределенному кругу лиц и была предназначена для стимулирования спроса и увеличения объемов продаж продукции заявителя. Поскольку указанные услуги не относятся к видам рекламы, указанным в абз. 2 - 4 п. 4 ст. 264 НК РФ, расходы на эти услуги для целей налогообложения в соответствии с п. 4 ст. 264 НК РФ признаются в размере, не превышающем 1 процента выручки от реализации, определяемой в соответствии со ст. 249 НК РФ.

Налогоплательщик в качестве возражений указывал на то, что в действительности контрагент оказывал услуги по организации и проведению консультации покупателей в торговых точках о качественных характеристиках продукции налогоплательщика, что подтверждается актами об оказанных услуг, а также указывает, что консультации представляли собой передачу индивидуализированной информации в ответ на конкретный запрос конкретного потребителя, в то время как при распространении рекламы объект рекламирования преподносится таким образом, чтобы он мог универсально восприниматься любыми получателями рекламы.

Суд первой инстанции согласился с позицией налогоплательщика и рассмотрел спор в его пользу исходя из того, что контрагент оказывал не рекламные, а консультационные услуги, принимая во внимание, что консультация являлась индивидуализированной, на основании конкретного запроса и в соответствии с представленными потребителями требованиями, в то время как реклама направлена неопределенному кругу лиц. При этом отождествление консультаций с рекламой товара не соответствует целям и сущности рекламной деятельности.

Суды апелляционной и кассационной инстанции, напротив, рассмотрели спор в пользу налогового органа, отметив следующее. Налоговым органом установлено, что фактически консультации покупателей в торговых точках были направлены на привлечение внимания покупателей к продукции налогоплательщика: на столах, установленных в торговых залах, выкладывалась нарезанная продукция, которая предлагалась покупателям консультантами контрагента. Таким образом, указанные действия были направлены на привлечение внимания к объекту рекламирования (колбасы и пельмени), формирование и поддержание интереса к продукции и продвижение ее на рынке.

Воспользоваться услугами консультантов мог любой потенциальный покупатель торговой сети, что свидетельствует о направленности услуг консультантов на неопределенный круг лиц. Консультации, направленные на стимулирование спроса, адресованы их получателям в равной степени, не носят персонализированного характера, несмотря на личное обращение покупателей с вопросом к консультантам, представляют интерес для неопределенного круга лиц (потенциальных покупателей продукции) и являются рекламой. При этом лицо (покупатель), которому оказаны консультации, входит в неопределенный круг лиц, о которых заранее неизвестно, вступят ли они в конкретные правоотношения с рекламодателем по поводу предлагаемой продукции.

(постановление АС Московского округа от 05.04.2022 по делу № А40-197816/2020 ООО "Дымовское колбасное производство")
TaxDigest для Вас представили:
Сергей Семёнов
Управляющий партнер
semenov@taxology.ru
Алексей Артюх
Партнер
artyukh@taxology.ru
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.