Дайджест № 97
Уважаемые коллеги, добрый день!
Сегодня в очередном дайджесте обращаем внимание на следующие споры:
Попытка налогоплательщика применить к процентным выплатам в Гонконг 2013 года СоИДН от 2016 года – неудачно, разумеется, ибо статья 5 НК РФ тут неприменима;
Судебная практика продолжает расставлять флажки на минном поле «прочих доходов», облагаемых в России при выплате в адрес иностранной организации: на этот раз подход подтвержден в отношении тела прощенного займа, выданного ранее «иностранцу»;
Если купить в России автомобиль и перепродать взаимозависимому лицу на экспорт по той же цене, получив выгоду от возмещения НДС, – налоговая придет к вам и объяснит, что эта выгода не обоснована (суды согласны);
Постановка транспортного средства на регистрационный учет лизингополучателем, если тот не является еще и балансодержателем, вовсе не означает, что транспортный налог должен платить лизингополучатель, а не собственник;
И многое другое...
Международное налогообложение
Соглашение об избежании двойного налогообложения между РФ и Гонконгом не применяется к периодам, предшествовавшим его вступлению в силу

Российская организация в 2013 году выплатила иностранной компании (Гонконг) проценты по договору займа. Налог с этих процентов в 2013 году удержан не был, в налоговом расчете эти проценты также не отражены. Расчет был представлен лишь в 2016 году по требованию налогового органа, но налог с процентов всё так же уплачен не был. В связи с этим налог был доначислен налоговым органом.

Возражая против доначисления налога с процентов, налоговый агент ссылался на ст. 11 СИДН от 18.01.2016 между РФ и Гонконгом, согласно которой налогообложение дохода иностранной компании в виде выплаченных на территории РФ процентов осуществляется в государстве резидентства получателя процентов.

В свою очередь, налоговый орган указал на то, что Соглашение с САР Гонконг КНР вступило в силу с 29.06.2016 (СИДН с Гонконгом) и применяется в РФ в отношении российских налогов за любые налоговые периоды, начиная с 1 января года, следующего за годом его вступления в силу, то есть за периоды с 1 января 2017 года и не распространяется на периоды получения дохода, предшествующие 01.01.2017, в том числе не распространяется на 2013 год.

Суд согласился с позицией налогового органа, отклонив ссылку на п. 4 ст. 5 НК РФ об обратной силе нормативных актов, улучшающих права налогоплательщика, поскольку данная норма не применима к международным актам, имеющим специальный порядок вступления в силу и применения, а также в силу того, что Соглашение не улучшает положения налогоплательщиков (налоговых агентов), в связи с чем может распространять свое действие на правоотношения до вступления его в силу только если это прямо предусмотрено данным Соглашением.

Суд также отклонил ссылку налогового агента на то, что акт камеральной проверки в отношении налогового расчета был составлен уже после вступления в силу СИДН с Гонконгом, отметив, что выявление в акте камеральной проверки правонарушения, связанного с неудержанием и неуплатой налога с дохода, выплаченного иностранной компании, зарегистрированной в Гонконге в 2013 году, в 2017 году не дает оснований для распространения положений данного СИДН на правоотношения, возникшие до его принятия и вступления в силу.

Наконец, суд отклонил и довод о возможном применении к спорным правоотношениям положений СИДН между РФ и КНР от 27.05.1994, действовавшего в 2013 году, указав, что Гонконг в соответствии со своей Конституцией осуществляет собственную налоговую политику, устанавливает собственные налоги, и на территорию этого региона не распространяются налоговые законы КНР, в том числе и СИДН с КНР

(решение АС г. Москвы от 27.09.2018 по делу № А40-62634/2018, ООО "Подмосковье")

Доход (выгода) иностранной организации при прощении ей долга по займу подлежит обложению у источника в РФ по п. 1 ст. 309 НК РФ как «иной аналогичный доход»

По итогам выездной проверки налоговый орган установил, что налоговый агент в нарушение п. 1 ст. 309 НК РФ не удержал и не перечислил в бюджет налог с доходов иностранных организаций (Украина), полученного им от источника в РФ в связи с частичным прощением долга перед налогоплательщиком по займу.

Налогоплательщик в качестве возражений указал на то, что ст. 309 НК РФ не содержит такого вида дохода подлежащего налогообложению, как «прощение долга», при том, что под «иными аналогичными доходами» понимаются доходы, аналогичные какому-либо конкретному из видов доходов, перечисленных в пп. 1-9 п. 1 ст. 309 НК РФ. Кроме того, при прощении долга выплата дохода фактически не производится, в связи с чем основания для уплаты налога с невыплаченного дохода не возникает.

Суды не согласились с позицией налогоплательщика, исходя из того, что прощение долга российской организации по договорам займа иностранным компаниям в силу пп. 3, 10 п. 1 ст. 309 НК РФ признается иным доходом, полученным иностранными компаниями от источников в РФ.

В ст. 309 НК РФ под «иными аналогичными доходами» понимаются любые доходы от источников в РФ, не связанные с деятельностью иностранной организации через постоянное представительство, за исключением доходов, перечисленных в п. 2 ст. 309 НК РФ, поскольку законодатель оставил открытым перечень подлежащих налогообложению в РФ доходов иностранных организаций, прямо указав только закрытый перечень исключений.

Никаких оснований для узкого толкования данной нормы не имеется, поскольку с учетом положений статей 309 и 310 НК РФ воля законодателя состояла именно в налогообложении любых доходов иностранных организаций, не имеющих представительств, в отношении которых отсутствуют ограничения, предусмотренные Соглашениями об избежании двойного налогообложения.

(постановление АС Московского округа от 02.10.2018 по делу № А40-151147/2017, ООО "Разек Восток")


ОЦЕНКА TAXOLOGY

Дело достаточно быстро (менее чем за полгода) прошло три инстанции, констатировав в итоге наличие существенного налогового риска в случае прощения российской компанией иностранной организации долга не только по заемным процентам, но и по телу займа. При этом представляется, что сама характеристика дохода (очевидная пассивность) в данном случае такова, что не имел особого значения вопрос о том, что понимать под «иными аналогичными доходами»: доходы, не связанные с предпринимательской деятельностью РФ или же любые доходы, не поименованные в п. 2 ст. 309 НК РФ (подробнее о подходах к этому вопросу см., например, публикацию юриста Taxology Дмитрия Анищенко в журнале «Налоговед» (№ 3, 2018): «Доходы от источников в РФ: в чем логика статьи 309 НК РФ?»).

Тем не менее, учитывая, что налогоплательщик предложил свою версию «аналогичности» (с максимально узкой трактовкой этого понятия, фактически перечеркивающей открытый перечень доходов п. 1 ст. 309 НК РФ), суды дополнительно подчеркнули необходимость максимально широкого подхода.

НДС
Отсутствие разумной деловой цели в сделке по перепродаже товара взаимозависимому лицу по цене ниже его приобретения стало основанием для отказа в вычете НДС по приобретению этого товара

Налогоплательщик в июне 2016 приобрел у российских дилеров три автомобиля, уплатив НДС, и сразу же перепродал их взаимозависимому иностранному покупателю (Украина) по стоимости ниже стоимости приобретения, а именно уменьшенной на сумму НДС.

Уплаченный входной НДС был принят налогоплательщиком к вычету, но налоговый орган признал вычет необоснованным в связи с направленностью деятельности налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения НДС и отсутствия в деятельности налогоплательщика разумной деловой цели. Также налоговый орган указывал на то, что у налогоплательщика отсутствуют условия, необходимые для осуществления реальной экономической деятельности.

Налогоплательщик, в свою очередь, ссылался на то, что им соблюдены все необходимые условия, предусмотренные налоговым законодательством для вычета НДС.

Суды согласились с выводом налогового органа о необоснованности вычета НДС, указав, что основной целью вовлечения налогоплательщика как посредника в указанные хозяйственные операции являлось получение налоговой выгоды иностранным налогоплательщиком вследствие возможности реализации ему автомобилей по цене ниже цены приобретения у организаций–дилеров на территории РФ.

Деятельность налогоплательщика при данных обстоятельствах была направлена исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения НДС из бюджета РФ и создание между взаимозависимыми контрагентами таких условий, которые способствовали бы получению налоговой выгоды в отрыве от разумной деловой цели.

Судья ВС РФ согласилась с выводами нижестоящих судов и отказала налогоплательщику в передаче его жалобы для рассмотрения в СКЭС ВС.

(отказное определение ВС РФ от 08.10.2018 по делу № А09-11445/2017, ООО "Маштехпром")
Налог на прибыль
Суд признал экономически обоснованными расходы на услуги по предоставлению информации о продаже товаров держателям топливных карт

Налогоплательщик (продавец) заключил с контрагентом договоры на отпуск нефтепродуктов через АЗС с использованием топливных карт и на оказание налогоплательщику на возмездной основе информационных услуг по сбору, обработке и предоставлению информации о продаже товаров держателям дисконтных карт покупателя, а также карт участников программ лояльности. Стоимость информационных услуг рассчитывалась от количества реализованных товаров либо списанных баллов. Информация предоставлялась с использованием оборудования контрагента, установленного на АЗС.

Налоговый орган пришел к выводу о неправомерном включении в состав расходов затрат в виде стоимости вышеуказанных информационных услуг по причине их экономической необоснованности. Налогоплательщик самостоятельно выгружал из установленного контрагентом на АЗС оборудования информацию о количестве и сумме реализованных нефтепродуктов и самостоятельно ее обрабатывал. Следовательно, сбор, обработку и предоставление информации об отпуске товаров с использованием карт фактически осуществляли работники налогоплательщика.

Между тем, при рассмотрении дела было установлено, что после обработки карты с помощью оборудования контрагента, из его процессинговой системы считывается информация, позволяющая идентифицировать клиента, определить количество и вид товара, отпуск которого разрешен.

Само по себе оборудование контрагента без его подключения к процессинговой системе не позволяло определить количество возможных для реализации литров топлива и вид топлива по конкретной топливной карте, а также наличие у клиента права на скидку. Доказательств наличия у налогоплательщика самостоятельного доступа к информации, содержащейся в процессинговой системе, налоговым органом не представлено.

Суды также приняли во внимание, что доходы от реализации нефтепродуктов по топливным картам через АЗС значительно увеличились. Участие в программе лояльности, созданной контрагентом, позволило налогоплательщику присоединиться к всероссийской программе скидок и бонусов при продаже нефтепродуктов, что существенно экономит затраты на разработку схожей системы, на рекламу и маркетинговые разработки, а также получить в проверяемом периоде дополнительную выручку более 856 млн. руб., что свидетельствует об экономической обоснованности спорных затрат.

(постановление АС Северо-Западного округа от 27.09.2018 по делу № А13-484/2016, ООО "Энтиком-инвест")

Доход застройщика от реализации квартир по договору долевого участия возникает в момент их передачи дольщикам, а не в момент регистрации дольщиками права собственности на квартиры

Налогоплательщик выполнял функции заказчика-застройщика жилого комплекса и реализовывал квартиры в нем по договорам долевого участия в строительстве. Передача квартир оформлялась актами приема-передачи.

В ходе проверки налоговый орган установил, что налогоплательщик в 2015 году не отразил в доходах выручку от реализации квартир, переданных дольщикам в этом году.

При рассмотрении дела установлено, что акты приема-передачи спорных квартир подписаны в 2015 году, а право собственности дольщиков на эти квартиры зарегистрировано в 2016 году.

По мнению налогоплательщика, доход от реализации квартир возникает у него с даты государственной регистрации права собственности физических лиц на квартиры (получения Свидетельства о праве собственности на квартиру). Факт подписания налогоплательщиком с физическими лицами передаточных актов в 2015 году не свидетельствует о получении выручки от реализации объектов строительства, поскольку при этом не происходит передача права собственности на квартиры.

Суды не согласились с позицией налогоплательщика, указав, что право собственности на построенные объекты налогоплательщиком не регистрировалось, объекты на счете 01 в составе основных средств не учитывались, поэтому отсутствуют основания полагать, что им в 2016 году произведена реализация объектов недвижимого имущества.

Таким образом, для определения налогооблагаемой прибыли выручка возникает у застройщика в момент передачи объекта долевого строительства дольщику, то есть на дату подписания документа о передаче объекта.

(постановление 9 ААС от 10.10.2018 по делу № А40-14529/18, ООО СТК "Евро-Старт")

Транспортный налог
Передача транспортного средства лизингополучателю не освобождает лизингодателя от уплаты транспортного налога если и поскольку в свидетельстве о регистрации он значится как его собственник

Налогоплательщик передал принадлежащие ему транспортные средства лизингополучателю по договору лизинга. Лизингополучатель уплатил по ним транспортный налог. По итогам проверки налоговый орган пришел к выводу о занижении налоговой базы по транспортному налогу за 2016 год.

Налогоплательщик посчитал неправомерным доначисление транспортного налога по спорным транспортным средствам в связи с тем, что указанные транспортные средства зарегистрированы в органах ГИБДД за лизингополучателем. К тому же лизингополучатель уже уплатил спорную сумму транспортного налога.

При рассмотрении дела установлено, что по договорам лизинга балансодержателем предмета лизинга является Лизингодатель, предмет лизинга регистрируется в органах ГИБДД, Ростехнадзоре за Лизингополучателем. В то же время из анализа представленных налогоплательщиком в рамках камеральной проверки копий свидетельств о регистрации спорных транспортных средств, в графе «собственник» указан Лизингодатель, в графе «особые отметки» сделана запись: «временно на срок лизинга».

Следовательно, указал суд, в соответствии со ст. 357 НК РФ лизингополучатель признается плательщиком транспортного налога по спорным транспортным средствам, что подтверждается свидетельствами о регистрации спорных транспортных средств.

Суд также указал, что если по договору лизинга транспортные средства, в отношении которых осуществлена государственная регистрация за лизингодателем, временно передаются по месту нахождения лизингополучателя и временно ставятся на учет в органах Госавтоинспекции МВД России по месту нахождения лизингополучателя, то плательщиком транспортного налога является лизингодатель (основание: пункт 4 Раздела III Методических рекомендаций по применению главы 28 «Транспортный налог» части второй Налогового кодекса Российской Федерации, утвержденных Приказом МНС России от 09.04.2003 № БГ-3-21/177, письмо Минфина России от 17.08.2015 № 03-05-06-04/47422, письмо ФНС России от 11.12.2013 № БС-4-11/22368).

У лизингополучателя отсутствовала обязанность по уплате транспортного налога в отношении спорных транспортных средств, в связи с чем он может обратиться в налоговый орган за возвратом ошибочно уплаченного налога.

(решение АС г. Москвы от 08.10.2018 по делу № А40-58493/18, ООО "Нефтепромлизинг")

Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
TaxDigest для Вас представили:
Сергей Семёнов
Управляющий партнер
+7 985 761 15 49
semenov@taxology.ru
Алексей Артюх
Партнер
+7 962 365 98 49
artyukh@taxology.ru
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!