Дайджест № 77
Уважаемые коллеги!
В нашем дайджесте № 77 интересные споры:
В отсутствие строго установленных требований к документам, подтверждающим налоговое резидентство иностранной организации, таковое может быть подтверждено совокупностью доказательств
Методологический подход, высказанный инспекцией в акте по результатам ВНП, может рассматриваться в будущем как разъяснение налогового органа, освобождающее от ответственности
Для целей статьи 148 НК РФ рекламными услугами может быть призвано в том числе производство рекламы, а не только ее распространение
Расходы на содержание спортзала для работников и членов их семей для занятий вне места работы и во внерабочее время - учесть нельзя
И многое другое...
Международное налогообложение
Налоговое резидентство иностранной компании может быть установлено судом на основании оценки совокупности доказательств

По итогам камеральной проверки налоговый орган пришел к выводу о неправомерном неудержани и неперечислении в 2014 году налогоплательщиком в качестве налогового агента налога на прибыль с дохода (процентов), полученного иностранной организацией. По мнению налогового органа, налогоплательщиком не были представлены доказательства, подтверждающие, что иностранная компания (ФРГ) имела статус компании-резидента ФРГ в целях избежания двойного налогообложения. Представленные налогоплательщиком свидетельства и справка не могут быть признаны надлежащими документами, подтверждающими налоговое резидентство этой компании. При рассмотрении дела установлено, что налогоплательщик в качестве документов, подтверждающих резидентство ФРГ, представил: 1) свидетельство о регистрации компании в качестве налогоплательщика в городе Итцехо (Германия) от 21.08.2013, выданное товариществом налоговых консультантов; 2) свидетельство о постановке на налоговый учет от 16.04.2015, выданное и заверенное финансовым управлением города Итцехо; 3) справку о постановке на налоговый учет организации (предпринимателя) от 23.09.2015, заверенную этим финансовым управлением; 4) справку от 05.12.2016, выданную этим финансовым управлением. Суд первой инстанции согласился с налоговым органом в том, что эти документы не являются надлежащими доказательствами. Свидетельство от 16.04.2015 и справка от 23.09.2015 не подтверждают, что компания в 2014 году (на дату выплаты дохода) имела статус компаниирезидента ФРГ. Справка от 05.12.2016 является неотносимым доказательством, поскольку на дату выплаты дохода отсутствовала у налогоплательщика и была представлена налоговому органу позднее (позже принятия решения по итогам спорной камеральной проверки – 25.10.2016). Суд апелляционной инстанции, оценив эти же доказательства, отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил жалобу налогоплательщика, отметив, что в представленной справке от 05.12.2016, выданной Финансовым управлением, указано, что иностранная компания в налоговые периоды 2013, 2014, 2015 годов являлась / является резидентом ФРГ в понимании статьи 4 СИДН между РФ м ФРГ. Само по себе нарушение срока представления документов, подтверждающих постоянное местонахождение иностранного лица на территории другого государства, не препятствует освобождению от налогообложения дохода, выплачиваемого этому лицу налоговым агентом. Кроме того, справка от 23.09.2015 также подтверждала, что иностранная компания является резидентом ФРГ и поставлена в ФРГ на налоговый учет. Указанная справка не принята налоговым органом в качестве надлежащего доказательства лишь потому, что содержит оговорку о том, что выдана для возмещения НДС. Свидетельство от 16.04.2015 также подтверждает факт постановки на налоговый учет в 2014 году с указанием на то, что компанией уплачиваются следующие налоги: НДС, налог на прибыль, промысловый налог. Суд отклонил доводы налогового органа о том, что в свидетельстве от 16.04.2015 апостиль подписан нотариусом, а не налоговым органом, в справке от 23.09.2015 апостиль не подтверждает подписание справки уполномоченным лицом, а подтверждает лишь подпись нотариуса. Суд отметил, что Германия является государством, с которыми достигнуты взаимные договоренности о принятии документов, подтверждающих налоговое резидентство, без апостиля или консульской легализации, что также указано в письмах Минфина России от 12.08.2015 № 03-08-05/46404, от 20.01.2014 № 03-08-05/1412.

(постановление 2 ААС от 16.03.2018 по делу № А28-15930/2016, ООО "УК Лесхоз")

ОЦЕНКА TAXOLOGY

Продолжаются споры о документальном подтверждении налогового резидентства иностранной организации», которые связаны с оценкой налоговыми органами и судами представленных налоговым агентом документов. Причем даже при наличии совокупности документов велик риск возникновения к ним претензий сугубо формального характера при том, что сам факт резидентства иностранной компании не подвергается сомнению. Как показывает настоящий спор, при более детальной оценке этих документов суды могут разойтись в своих позициях. И даже если какой-то один документ является недостаточным или неотносимым доказательством для налогового органа или суда какойлибо инстанции из-за каких-то формальностей, то их совокупность может оказаться вполне достаточной для подтверждения резидентства в другой судебной инстанции.
Общие положения налогового законодательства
Позиция налогового органа, изложенная в решении по итогам выездной проверки, может рассматриваться как данное налогоплательщику разъяснение, на основании которого он освобождается от налоговой ответственности

По итогам камеральной проверки уточненной декларации по НДС налогоплательщик был привлечен к ответственности по ст. 122 НК РФ в виде штрафа. При оспаривании этого штрафа в суде одним из аргументов налогоплательщика в пользу незаконности штрафа стало то, что корректировка налоговых обязанностей была обусловлена исключительно выполнением письменных разъяснений налогового органа, содержащихся в решении по ранее проведенной выездной проверке, что в силу подп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ должно исключать вину налогоплательщика и привлечение его к ответственности. По мнению налогового органа, в рассматриваемом случае отсутствуют основания для применения подп. З п.1 ст.111 НК РФ, так как из содержания указанной нормы следует, что «разъяснение должно содержать ответ на конкретный вопрос налогоплательщика», в то время как в рассматриваемом деле налогоплательщик не запрашивал, а налоговый орган не давал ему каких-либо разъяснений. Кроме того, НК РФ не содержит положений, согласно которым решение налогового органа по итогам проверки может быть расценено как разъяснение. Суд не согласился с позицией налогового органа, указав, что налоговый орган не учитывает, что норма подп. З п.1 ст.111 НК РФ в принципе не говорит о необходимости наличия какоголибо «конкретного вопроса налогоплательщика», и в данной норме не указан какой-либо конкретный документ, который должен расцениваться как разъяснение. В соответствии с подп. З п.1 ст.111 НК РФ письменное разъяснение должно быть выдано налоговым органом (его уполномоченным должностным лицом) в пределах своей компетенции и касаться порядка исчисления, уплаты налога или иных вопросов применения законодательства о налогах и сборах. При этом в компетенцию налоговых органов входит не только обязанность отвечать на конкретные вопросы налогоплательщиков путем их бесплатного информирования о порядке исчисления и уплаты налогов (подп.4 п.1 ст. 32 НК РФ), но и обязанность по осуществлению в установленном порядке контроля за соблюдением налогового законодательства, правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты налогов (подп.2 п.1 ст.32 НК РФ). Решением налогового органа по ранее проведенной выездной проверке выявлено налоговое правонарушение и ясно высказана позиция налогового органа по конкретному вопросу исчисления и уплаты НДС, на основании которой налогоплательщик скорректировал свои налоговые обязанности. Суд также отметил, что правоприменительной практикой установлено всего три ограничения для применения вынесенных по результатам налоговых проверок решений налоговых органов в качестве письменных разъяснений для целей подп. З п.1 ст.111 НК РФ: (1) когда решением не выявлено налоговое правонарушение, т.е. когда нет ясно высказанной позиции налогового органа по конкретному вопросу (постановление Президиума ВАС РФ от 21.03.2006 № 13815/05); (2) когда решение вынесено по результатам камеральной проверки, результаты которой могут быть пересмотрены по результатам выездной проверки (п. 15 письма ФНС России от 17.04.2017 № СА-4-7/7288 и определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2016 № 2672- 0); (3) когда решение не предшествует представлению налоговой отчетности либо проведению налоговой проверки за соответствующий период (постановление Президиума ВАС РФ от 21.03.2006 № 13815/05). К рассматриваемому случаю указанные ограничения не относятся.

(решение АС г. Москвы от 12.03.2018 по делу № А40-204100/2017, ПАО "Транснефть")

Банк может быть привлечен к ответственности за совершение расходной операции в период блокировки счета и в тех случаях, когда в целом формально законная операция является подозрительной

Банк был привлечен к налоговой ответственности по ст. 134 НК РФ за совершение в период приостановления налоговым органом операций по счетам налогоплательщика расходной операции по выдаче заработной платы работникам налогоплательщика. Возражая против привлечения к ответственности, Банк (на различных стадиях судебного разбирательства) указывал на то, что в его действиях отсутствует состав налогового правонарушения, предусмотренного ст. 134 НК РФ; режим приостановления операций по счету не распространяется на платежи по перечислению заработной платы по платежным документам, поступившим в банк ранее платежного документа на перечисление налогового платежа, либо при отсутствии такового. Налоговый орган, в свою очередь указывал на то, что списанные с расчетного счета денежные средства фактически не связаны с заработной платой и выплатами социального характера, о чем Банк должен был знать. Ранее (до приостановления операций по расчетному счету) платежных документов с назначением платежа «пополнение лицевого счета зарплата» в адрес Банка от налогоплательщика не поступало. Спорные платежные документы, несмотря на ссылку о перечислении зарплаты, представлены без платежных документов на перечисление удержанного НДФЛ. По сути, Банком допущено виновное бездействие, выразившееся в неосуществлении необходимых в силу Закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» дополнительных проверочных мероприятий, повлекшем исполнение запрещенных расчетных операций. В ответ на эти доводы налогового органа Банк указал на невозможность привлечения его к налоговой ответственности за осуществление банковских операций с нарушением требований Закона № 115-ФЗ, поскольку у налогового органа отсутствуют надзорные полномочия за исполнением данного закона. Кроме того, ст. 76 НК РФ не предусматривает обязанности банка в период действия решения налогового органа о приостановлении операций по счету, осуществлять дополнительные формы контроля фактического использования денежных средств клиента. Несмотря на это, суд кассационной инстанции указал, что особый режим исполнения расчетных операций, связанный с ограничениями, устанавливаемыми решением налогового органа, налагает на банк дополнительные обязанности по контролю за назначением платежей, дабы не допустить списания денежных средств налогоплательщика в не предусмотренных законом целях. Судья ВС РФ (А.Г. Першутов) согласился с доводами нижестоящих судов и отказал Банку в передаче его жалобы на рассмотрение СКЭС ВС РФ.

(отказное определение ВС РФ от 23.03.2018 по делу № А60-60968/2016, ПАО "Сбербанк России")
НДС
Под рекламными услугами понимаются не только услуги по распространению рекламы, но и по ее созданию

Между налогоплательщиком и иностранной компанией в 2014 году было заключено рамочное соглашение на предоставление рекламных и маркетинговых услуг, в соответствии с приложением к которому компания обязуется оказать для налогоплательщика услугу по производству рекламной кампании, состоящей из двух этапов: 1) творческие работы – разработка оригинальной творческой идеи рекламной кампании и ее иллюстрация в визуальные материалы (черновики, эскизы, фото и др.); 2) производственные работы – изготовление и поставка файлов, рекламных материалов по креативной идее, включая производство и демонстрация медиа-материалов с участием третьих лиц. Результатом рекламной кампании явилась созданная компанией имиджевая компания «#ХОЧУТУДАГДЕ» в виде рекламных роликов. По итогам проверки налоговый орган пришел к выводу о том, что налогоплательщик в нарушение ст.ст. 148, 161 НК РФ не исполнил обязанность налогового агента по удержанию и перечислению в бюджет НДС с доходов за рекламные услуги, выплаченные в рамках рамочного соглашения в адрес иностранной компании. Налогоплательщик считал, что услуги по созданию видеоролика не относятся к рекламным услугам и поэтому в силу п. 1 ст. 148 НК РФ не подлежат налогообложению на территории РФ. Налоговый орган полагал, что услуги, которые были оказаны компанией относятся в силу Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» к рекламным услугам, в связи с чем подлежат налогообложению в общем порядке. Рассматривая спор в пользу налогового органа, суд исходил из следующего. Налоговое законодательство не содержит понятия «рекламных услуг», в связи с чем, в силу ст. 11 НК РФ в данном случае подлежит применению законодательство в сфере рекламы, то есть положения Закона о рекламе. Согласно пунктам 5-7 статьи 3 Закона о рекламе услуги, которые можно отнести к услугам по рекламе, оказывают не только рекламодатели и рекламораспространители, но и рекламопроизводители (лица, осуществляющие полностью или частично приведение информации в готовую для распространения в виде рекламы форму). В соответствии с ОКВЭД деятельность рекламных агентств (код 73-11) включает предоставление всех видов услуг в области рекламы, включая, консультирование, творческое обслуживание, изготовление рекламных материалов и закупки. Следовательно, рекламные услуги включают в себя не только распространение, но и услуги по созданию рекламы.

(решение АС г. Москвы от 22.03.2018 по делу № А40-193578/2017, ПАО "Авиакомпания "Сибирь")
Налог на имущество организаций
Несоблюдение налогоплательщиком условий предоставления инвестиционной льготы, приведшее к расторжению инвестиционного соглашения, обязывает его уплатить пени за период, предшествующий указанному расторжению

На основании заключенного с администрацией региона инвестиционного соглашения от 15.12.2010, налогоплательщику, как участнику инвестиционного проекта, была предоставлена государственная поддержка в форме льготного режима налогообложения – освобождения в период 2010–2012г. от уплаты налога на имущество в отношении имущества, создаваемого или приобретаемого для реализации инвестиционного проекта. Впоследствии инвестиционный проект 30.12.2015 лишен статуса, одобренного администрацией региона из-за невыполнения налогоплательщиком существенных условий инвестиционного проекта. В связи с этим налогоплательщик представил в 2016 году уточненную налоговую декларацию по налогу на имущество за 2015 год, в которой отразил начисленный за период с 2010–2012 гг. налог на имущество, уплаченный в 2016 году перед подачей указанной уточненной декларации. По итогам камеральной проверки этой декларации налогоплательщику начислены пени за несвоевременную уплату налога на имущество за периоды 2010–2012 гг. Налогоплательщик возражал против доначисления пени, указывая, что лишение инвестиционного проекта статуса одобренного не влечет возникновение недоимки по налогу на имущество в период до лишения проекта статуса одобренного. Суды признали доначисление пени правомерным, исходя из того, что в случае получения налогоплательщиком льготы соответствующие денежные средства не попадают в казну, нарушение условий инвестиционного соглашения, лишает права на налоговую льготу, взимаемая с налогоплательщика сумма пени выступает в качестве компенсации нанесенного бюджету ущерба от необоснованного применения льготы. Основанием для начисления пени в данном случае является не наличие недоимки, а неуплата налога в установленные сроки. Поскольку налогоплательщиком налог не был уплачен в установленные сроки, у него возникла обязанность уплатить пени в связи с использованием денежных средств, не поступивших в срок в бюджет. Поскольку предоставленная государством поддержка была выражена в виде налоговых льгот, то к рассматриваемым правоотношениям следует применять нормы налогового законодательства, предусматривающие начисление пени при неуплате налога в установленные законом сроки. Судья ВС РФ (А.Г. Першутов) согласился с доводами нижестоящих судов и отказал в передаче дела на рассмотрение СКЭС ВС РФ

(отказное определение ВС РФ от 20.03.2018 по делу № А32-4570/2017, АО "Новорослесэкспорт")

Ошибочное неснятие налогоплательщиком с учета помещений общего пользования (в доле, приходящейся на реализованные офисные помещения) не означает сохранением за ним обязанности по уплате налога на имущество по общим помещениям

Налогоплательщик с 2007 года владел на праве собственности помещениями, включающими в себя как помещения под офисы для продажи, так и помещениями общего пользования (коридоры, лестницы, лифтовые шахты и т.д.). В период с 2007 по 2013 год он продавал офисные помещения в зданиях физическим и юридическим лицам, прописывая в договорах купли-продажи передачу помещений общего пользования в долевую собственность каждого собственника помещений в зданиях. При этом он ошибочно не исключал из состава основных средств после продажи офисных помещений в зданиях помещения и места общего пользования, уплачивал с них налог исходя из полной площади, без определения доли, приходящейся на оставшиеся в собственности офисные помещения. И только после обнаружения данной ошибки спорные помещения были исключены из состава основных средств с момента продажи офисных помещений новым собственникам, что повлекло подачу уточненной декларации с уменьшением суммы налога, приходящегося на указанные помещения в доле, не относящейся к собственным помещениям налогоплательщика. По итогам камеральной проверки налоговый орган доначислил налог в сумме уменьшения, исходя из того, что в спорном периоде (2014 год) налогоплательщик являлся собственником спорных объектов, они сняты с учета только в 2015 году. Кроме того, отсутствовала фактическая передача спорных объектов на праве долевой собственности покупателям офисных помещений в зданиях. Суд не согласился с позицией налогового органа, исходя из того, что в силу Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания» право общей долевой собственности на общее имущество принадлежит собственникам помещений в здании в силу закона вне зависимости от его регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Наличие у налогоплательщика в 2014 году зарегистрированного по ЕГРП права 100% собственности на спорные помещения, также как и ошибочное неснятие их с учета в качестве объектов основных средств, не дает оснований для изменения режима собственности с долевой на личную (индивидуальную). Кроме того, спорные помещения в доле, не принадлежащей обществу, не могли быть использованы им в своей хозяйственной деятельности, в связи с чем в этой части не могли являться основным средством и не подлежали учету в полном объеме в составе основных средств.
(решение АС г. Москвы от 13.03.2018 по делу № А40-171836/2017, ООО "Фаворит")
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!