Дайджест № 64
Уважаемые коллеги!
В нашем дайджесте № 64 интересные споры:
Наличие Соглашения об избежании двойного налогообложения и механизма зачета уплаченного в обеих юрисдикциях налога не мешает взимать этот налог по полной программе при исчислении авансовых платежей – зачет возможен только по окончании года
Практика по соотношению ценового контроля и ННВ набирает обороты: в схожих ситуациях закупок через посредника суды противоположным образом толкуют правила этого соотношения; нюансы – в обстоятельствах, разбираемся вместе
Откладывая период списания в доход просроченной кредиторской задолженности на основании акта сверки и признания долга, убедитесь, что должник осведомлен о своем признании, а документы подписаны уполномоченным лицом
Актуальная для многих тема с переводом основных средств или лизингового имущества в разряд товаров для перепродажи с целью избежания налога на имущество не прошла судебную проверку – будьте внимательны
И многое другое...
Международное налогообложение
Налогоплательщик не вправе исключать доходы, полученные от его деятельности, использования имущества или капитала в Республике Казахстан, при исчислении авансовых платежей по налогу на прибыль в РФ с учетом положений статьи 311 НК РФ

По итогам камеральной проверки налоговый орган установил, что налогоплательщик при исчислении авансовых платежей по налогу на прибыль неправомерно исключил доходы от операций, совершенных на территории Казахстана. По мнению налогоплательщика, начисление налоговым органом авансовых платежей по налогу на прибыль организаций с учетом доходов, полученных на территории Казахстана, не соответствует положениям Конвенции между Правительством РФ и Правительством Республики Казахстан «Об устранении двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов на доход и капитал» от 18.10.1996 (далее – Конвенция). Включение дохода от деятельности в Республике Казахстан в облагаемые операции при исчислении авансовых платежей по налогу на прибыль на территории РФ исключает для него возможность зачесть начисленные таким образом авансовые платежи на территории Республики Казахстан. Рассматривая спор в пользу налогового органа, суд исходил из следующего. Положениями Конвенции предусмотрена только возможность вычета уплаченного резидентом РФ в Казахстане налога на доход или капитал из суммы налога, взимаемого с этого резидента в России. Такой вычет может быть произведен по завершении налогового периода, формирования налоговой базы и определения подлежащих уплате сумм налога на прибыль по законодательству обеих стран. При этом формирование налоговой базы, а также исчисление суммы налогов (налога на прибыль - в России и налога на капитал (доход) в Казахстане) осуществляется по нормам национального права. Положения Конвенции на данные отношения не распространяются. Таким образом, положения Конвенции не предоставляют налогоплательщику права исключать доходы, полученные от его деятельности, использования имущества или капитала в Республике Казахстан, при исчислении авансовых платежей по налогу на прибыль в РФ с учетом положений статьи 311 НК РФ. В данном случае налогоплательщик обязан исчислить авансовые платежи и налог на прибыль по нормам национального законодательства, но после завершения налогового периода и исчисления полной суммы налога у него возникают основания для вычета уплаченного в Казахстане налога на доход (капитал) из начисленного по итогам налогового периода (года) налога на прибыль.

(постановление АС Уральского округа от 28.09.2017 по делу № А47-5983/2016 ООО «Флагман»)

Трансфертное ценообразование
Приобретение оборудования не напрямую у производителей, а у перепродавца, не свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды

Между налогоплательщиком (покупатель) и контрагентом был заключен договор поставки товаров (импортное оборудование). По результатам выездной проверки налоговым органом был сделан вывод о завышении цен приобретения отдельных товаров, количество товарных позиций которых (99 штук) составляет 0,3% от общего количества товарных позиций, закупленных налогоплательщиком в проверяемом периоде у данного контрагента по единственному договору поставки. Цена приобретения остальных товаров, как и обоснованность расходов на их приобретение налоговым органом не оспаривались. По мнению налогового органа, вовлечение посредников в сделки по приобретению оборудования преследовало только цель завышения цены поставляемого оборудования (расходов и вычетов по НДС). Отклоняя этот довод, суд указал, что решение о приобретении товаров в проверяемом периоде у контрагента, действующего на территории РФ, а не у иностранных поставщиков было обусловлено рядом объективных факторов, в т.ч.: возможностью закупки широкого ассортимента оборудования и запасных частей к оборудованию различных иностранных производителей у одного российского поставщика; положительным опытом сотрудничества с контрагентом в 2010 году; наличием у последнего сертификатов дистрибьютора иностранных производителей оборудования на территории России и стран СНГ; предложенными им условиями расчетов за приобретаемые товары; отсутствием в штате налогоплательщика сотрудников, которые могли бы осуществлять функции по исполнению внешнеторговых контрактов, или необходимостью несения дополнительных затрат на найм таких сотрудников и администрирование таких контрактов в случае их заключения налогоплательщиком; снятием с последнего потенциальных материальных и временных рисков, связанных с таможенным оформлением товаров, нарушением иностранными поставщиками сроков поставки товаров и т.п. Суд отметил, что покупка товаров налогоплательщиком у посредника, а не напрямую от производителя, имела деловую цель и не свидетельствует о направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды. Кроме того, он указал, что рыночные цены на приобретенные у контрагента товары налоговым органом не устанавливались. Использование инспекцией таможенной стоимости товаров, ввезенных по таможенным декларациям на товары (ДТ) с соответствующими номерами, не свидетельствует об определении рыночной цены товаров, как и не заменяет такую рыночную цену. Суд подчеркнул, что для осуществления ценового контроля требуется сначала доказать признаки необоснованной налоговой выгоды, установленные Постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, и только затем определить размер такой необоснованной выгоды с применением специальных правил НК РФ. Здесь эти признаки отсутствуют, инспекцией не оспаривается реальность поставки спорных товаров, как и реальный характер хозяйственной деятельности поставщика. Инспекция предъявляет претензии исключительно к цене отдельных товаров, закупленных у контрагента (по 99 товарным позициям за три года (2011 - 2013 гг.) из закупленных у данного поставщика 32 451 товарных позиций), таким образом, проведение ценового контроля со стороны инспекции было необоснованным.

(постановление 9 ААС от 26.10.2017 по делу № А40-183123/2016 ООО, «Мелитэк»)

ОЦЕНКА TAXOLOGY

Данное дело стало одним из немногочисленных многоаспектных дел, связанных с применением положений как о трансфертном ценообразовании, так и о необоснованной налоговой выгоде, рассмотренных в последнее время 9-ым ААС в пользу налогоплательщика. Учитывая дополнительный риск претензий со стороны налоговых органов при приобретении с использованием различного рода промежуточных звеньев (посредников), данное дело, напротив, демонстрирует те аргументы, которые успешно использованы налогоплательщиком в качестве мотивировки приобретения им товаров не у иностранных поставщиков напрямую, а у российского контрагента. Еще одним примечательным моментом стало применение судом в пользу налогоплательщика новой статьи 54.1 НК РФ (со ссылкой на нее установлено, что основной целью совершения сделки не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога; обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора). Хотя буквально за несколько дней до принятия данного судебного акта эта же самая тройка судей в постановлении по другому делу (№ А40-76346/17) указала, что статья 54.1 НК применяется только к новым проверкам (решения о назначении которых вынесены налоговыми органами после дня вступления в силу Федерального закона № 163-ФЗ).

Наличие финансовой возможности приобретения товара непосредственно у третьего лица расценено как необоснованное создание дополнительного звена в цепочке его приобретения с целью снижения налоговых обязательств

В ходе проверки налоговый орган установил, что налогоплательщик по сделкам с взаимозависимым лицом (ИП, поставщик) занизил налогооблагаемую базу по налогу на прибыль путем увеличения затрат по приобретению товара (металлопрокат), что привело к неуплате налога на прибыль за 2013-2014 гг. При этом выявлена согласованность действий налогоплательщика и поставщика, направленных на создание дополнительного звена в цепочке приобретения материала и реализации товаров с целью снижения налоговых обязательств. В проверяемый период ИП поставил в адрес налогоплательщика металлопродукцию от общего количества поставленного товара: 97% - 2013 год, 93% - 2014 год. При этом сам ИП закупал продукцию на металлургических предприятиях, в том числе ПАО «НЛМК». Затем эта продукция реализовывалась налогоплательщику с наценкой. В качестве рыночных цен для расчетов принят уровень цен по сделкам, заключенным между ИП и ПАО «НЛМК». В ходе проверки сумма отклонений между стоимостью товаров по документам (товарным накладным), полученным от ИП и стоимостью по рыночной цене, установленной проверкой, составила за 2013 г. - 32 819 564,34 руб., за 2014 г. - 34 077 148,64 руб. По мнению налогоплательщика, налоговым органом при доначислении налога нормы статей 105.5, 105.7 НК РФ применены неверно, поскольку подлежала использованию информация по сделкам заключенным самим налогоплательщиком, а не его контрагентом. Кроме того, сделки между ПАО «НЛМК» и ИП и между ИП и налогоплательщиком несопоставимы, поскольку первые совершаются на первичном рынке, вторые на вторичном, по первым сделкам товар доставляется на железнодорожную станцию, по второй на склад, по первой сделке была необходима 100% предоплата, по второй предоставлялась отсрочка платежа на 30 дней, первая сделка совершается на рынке Липецкой области, вторая на рынке Ульяновской области. Суд отклонил доводы налогоплательщика, указав, что положения пункта 3 статьи 105.7 НК РФ не содержит прямой запрет на использования информации о сделках, совершенных между другими хозяйствующими субъектами. Приобретенная продукция ИП у ПАО «НЛМК» находится в коммерческих и финансовых условиях сопоставимости с продукцией, приобретенной налогоплательщиком. ИП не изменял технических характеристик продукции, приобретенной у ПАО «НЛМК», увеличена только ее цена при реализации. Оплата покупателями продукции, произведенной налогоплательщиком происходила до момента ее отгрузки, поступившие денежные средства сразу направлялись на оплату ИП за поставленный металлопрокат, следовательно, 100% оплата за партию, которая будет изготовлена налогоплательщиком, позволяла бы ему оплачивать металлопрокат, поставленный ПАО «НЛМК», минуя ИП.

(постановление 11 ААС от 30.10.2017 по делу № А72-1056/2017 ООО «Завод кровельных и стеновых профилей»,)
Налог на прибыль
Для перерыва исковой давности путем признания долга перед кредитором соответствующий акт сверки должен быть подписан уполномоченным лицом кредитора

В ходе проверки налоговый орган выявил занижение налоговой базы по налогу на прибыль вследствие невключения в состав внереализационных доходов сумм кредиторской задолженности перед контрагентами. По мнению налогоплательщика, эти суммы не должны были включаться в доходы, поскольку срок исковой давности по кредиторской задолженности прерывался путем признания им долга (ст. 203 ГК РФ). Это подтверждается актами сверок задолженности, подписанными контрагентами. При рассмотрении дела установлено, что подписи в актах сверок выполнены неустановленными лицами. При этом в одном из актов не указана дата его подписания сторонами, а содержится лишь ссылка на то, что документ составлен по состоянию на 31.07.2012. На основании изложенного налоговый орган и суды пришли к выводу о том, что проверяемым лицом в нарушение пункта 18 статьи 250 НК РФ не включена в состав внереализационных доходов сумма кредиторской задолженности с истекшим сроком давности. Представленные акт сверки содержат недостоверные сведения о лицах, подписавших их, что исключает возможность принятия их в качестве допустимых и достоверных доказательств прерывания течения срока давности. Суд кассационной инстанции отклонил довод налогоплательщика о том, что подтверждение, либо принятие такого признания долга со стороны кредитора неуполномоченным лицом не влечет утраты правового значения признания долга для цели применения статьи 203 ГК РФ. Он указал, что признание долга как юридически значимый факт должно быть не только должным образом оформлено, но и доведено до сведения кредитора. Если признание долга до сведения кредитора не доведено, то последний не имеет возможности ссылаться на такое обстоятельство и, следовательно, нормы статьи 203 ГК РФ не могут быть применены, в связи с чем при выявлении налоговым органом документа, свидетельствующего о признании налогоплательщиком долга перед контрагентом, доказательств направления/вручения которого не имеется, а равно если такое уведомление принято неуполномоченным лицом, оснований для продления срока исковой давности для целей налогового учета не имеется.

(постановление АС Московского округа от 30.10.2017 по делу № А40-227862/2016 ООО «Авиаремонтное предприятие «МОТОР»,)
Налог на имущество организаций
Объекты, приобретенные для последующего сноса, не являются основными средствами, в т.ч. при наличии краткосрочных арендных отношений, возникших в силу закона

В ходе выездной проверки налоговый орган установил занижение налогоплательщиком налоговой базы по налогу на имущество путем исключения из числа облагаемых следующих объектов: здание-склад генеральных грузов; здание-холодильник импортный и др. По мнению налогоплательщика, доводы налогового органа сделаны без учета фактических обстоятельств, которыми подтверждается, что указанные объекты не соответствуют обязательным признакам, характерным для основных средств. Рассматривая спор в пользу налогоплательщика, суд установил, что налогоплательщиком запланирован снос приобретенных объектов с целью строительства на их месте Комплекса по перегрузке навалочных грузов с железнодорожного транспорта на морской транспорт. Таким образом, указанные объекты (склад генеральных грузов и холодильник импортный) не предназначены для использования в течение длительного времени, не использовались налогоплательщиком в хозяйственной деятельности по своему прямому назначению, а также были неспособны приносить ему экономическую выгоду в будущем. Учитывая изложенное, спорные объекты не подлежали отражению в составе основных средств, так как одновременно не соответствовали обязательным признакам, характерным для основных средств в силу нормы п. 4 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01». Между тем налоговый орган обратил внимание на то, что названные объекты (холодильник) сдавались налогоплательщиком в аренду. Но суд указал, что данный довод налогового органа сам по себе не является основанием для отражения указанных объектов в составе основных средств. Здание-холодильник импортный сдавалось в аренду в течение 4-х месяцев не по причине того, что налогоплательщик изначально намеревался использовать данный объект для сдачи в аренду. Спорные объекты приобретены для последующего сноса. Кроме того, указанный объект приобретен налогоплательщиком по договору купли-продажи с обременением - на момент приобретения данный объект уже сдавался в аренду. В силу пункта 1 статьи 617 ГК РФ переход права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды. Таким образом, арендатор пользовался спорным объектом не по волеизъявлению налогоплательщика, а в силу прямого указания закона. Действие договора аренды составило всего лишь 4 месяца с даты приобретения налогоплательщиком спорного объекта, и в последующем ни разу не продлевалось. При изложенных обстоятельствах аренда холодильника импортного не свидетельствует, что налогоплательщиком данный объект приобретался с целью его использования в хозяйственной деятельности, в частности для сдачи в аренду. Это исключает квалификацию спорного объекта в качестве основного средства.

(постановление 9 ААС от 30.10.2017 по делу № А40-6242/17 ООО «Портовые услуги»)

Расторжение договора лизинга само по себе не предоставляет право учесть лизинговое имущество в качестве товара, поскольку изначально оно приобреталось не для продажи

На основании приказов руководителя налогоплательщика (лизинговая компания) имущество, по которому прерваны (расторгнуты) договоры лизинга, и имущество, находящиеся на консервации в связи с расторжением договоров лизинга, то есть имущество, выведенное из лизинга, списывалось со счета 03 «Доходные вложения в материальные ценности» и учитывалось на счете 41 "Имущество на продажу" и счете 76 субсчет «Невозвращенное имущество после расторжения договора лизинга». Налог на имущество по данному имуществу не уплачивался и был доначислен налоговым органом по итогам выездной проверки. Произведенный налогоплательщиком перевод основных средств со счета 03 на счет 41 является неправомерным, поскольку счет 41 «Товары для перепродажи» согласно Плана счетов, предназначен для обобщения информации о наличии и движении товарно-материальных ценностей, приобретенных специально в качестве товаров для продажи. В настоящем случае имущество, переведенное на счет 41, в качестве товара специально не приобреталось, все имущество было переведено со счета 03 после прекращения договоров лизинга и оформления актов приема-передачи имущества, продажей автотранспорта налогоплательщик в качестве вида деятельности не занимался. Суд согласился с налоговыми доначислениями. При этом он отклонил довод налогоплательщика о том, что спорное имущество не использовалось им в производстве, имущество предназначалось исключительно для продажи. В данном случае, имущество приобретено для сдачи в аренду (лизинг), а не иных целей, не для перепродажи и могло, и использовалось в предпринимательской деятельности налогоплательщика. Таким образом, налогоплательщик неправомерно учитывал возвращенное имущество на 41 счете, не уплачивая с него налог.

(решение АС г. Москвы от 25.10.2017 по делу № А40-105858/2017 ООО «РЕСО-Лизинг»)



Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!