Дайджест № 63
Уважаемые коллеги!
В нашем дайджесте № 63 интересные споры:
Неожиданное продолжение давней, но забавной истории про «канадскую помойку» в Кирово-Чепецке: от инспекции неожиданно-революционный заход про необходимость обложения вознаграждения по нереальной сделке с иностранной «однодневкой» у налогового агента по ставке 20% (суды решили дело по-разному, компания после апелляции выигрывает)
«Заграница нам поможет», как она уже не раз помогала также и делу революции: сразу два непривычных дела о налогообложении иностранных организаций в России: определение «единого технологического процесса» при уплате налога структурами «Сухого», а еще вопрос образования постоянного представительства при подготовке участка под застройку и продажу совместно с другими инвесторами
Развитие практики по делам об уплате налогов через «проблемные банки»: после революции в банковском секторе, продразверстки и военного коммунизма от ЦБ РФ налогоплательщики, судя по всему, могут выдохнуть на фоне сентябрьской смягчающей позиции СКЭС ВС РФ, которая уже вовсю с позитивом применяется «на местах»
Завершение в кассации дела НЛМК, которое свидетельствует о революции в понимании инфраструктурной льготы по линиям электропередачи: оказывается, ЛЭП должна быть не просто ЛЭП – она должна идти именно между объектами разных организаций в разных энергорайонах (об этом деле мы раньше подробно писали в майском TaxAlert № 71)
И многое другое...
Международное налогообложение
Непринятие налоговым органом расходов, понесенных в пользу иностранной компании, само по себе не является основанием для признания перечисленных ей денег безвозмездно полученным доходом этой компании, с которого налоговым агентом должен быть удержан налог

Между налогоплательщиком (Заказчик, Общество) и иностранным (канадским) контрагентом в 2011 году были заключены договоры на оказание услуг и выполнение работ по развитию проекта создания, детерминации и продажи углеродных активов. В течение 2012 года общество со своего валютного счета перечислило иностранной компании денежные средства в общей сумме 130 086 260,69 руб.

Результатами камеральной проверки налогоплательщика за 2012г. и последующим судебным актом в рамках другого дела установлено, что иностранная компания не оказала Обществу услуги, предусмотренные вышеназванными договорами, в связи с чем заявленные последним расходы (в сумме 129 784 477, 61 руб.) не отвечают критериям обоснованности и документальной подтвержденности.

В последующем в отношении налогоплательщика были проведены выездная и повторная выездная проверки, по итогам последней налоговый орган доначислил Обществу как налоговому агенту налог в сумме 26 017 252,14 руб. (130 086 260,69 руб. * 20%). При этом налоговый орган исходил из безвозмездного получения иностранной компанией денежных средств от Общества, что является объектом обложения налогом на прибыль в силу п. 8 ст. 250 НК РФ.

Суд первой инстанции согласился с позицией налогового органа, при этом отклонив ссылку налогоплательщика на СИДН между РФ и Канадой от 05.10.1995, исходя из того, что в данном случае иностранной организацией получены «другие доходы», которые в соответствии со ст. 21 Соглашения могут быть обложены в государстве, в котором возникает такой доход.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, удовлетворив жалобу налогоплательщика с учетом следующего.

Налоговым органом не учтено, что признание сделки мнимой или притворной само по себе не означает, что имело место безвозмездное перечисление денежных средств. Договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

При этом отклоняются доводы налогового органа о том, что работы и услуги, предусмотренные договорами между обществом и канадской компанией, фактически выполнены не этой компанией, а иными организациями. В ином случае следует сделать вывод, что плательщик налога на прибыль вообще не установлен, в связи с чем оснований для его начисления (обществу или иному лицу) не имеется.

Какая именно сделка имела место между обществом и канадской компанией, была ли она безвозмездной, должен был установить налоговый орган в рамках спорной проверки, если собирался вменить иностранной компании обязанность по уплате налога на прибыль от источника в РФ. Само по себе поступление денежных средств, в отсутствие установленного основания (сделки), НК РФ не признает доходом для целей исчисления налога на прибыль

Поскольку налоговый орган факт безвозмездного получения иностранной компанией, являющейся резидентом Канады, денежных средств не доказал, как и иное основание получения ею дохода от источника в РФ, его решение в части начисления соответствующих сумм налога и пени подлежит признанию недействительным.

(постановление 17 ААС от 16.10.2017 по делу № А50-16961/2017
ООО «ГалоПолимер Кирово-Чепецк»)



ОЦЕНКА TAXOLOGY

По сути, дело представляет собой продолжение довольно комичной истории, которую мы освещали в своих материалах пару лет назад (дело № А28-957/2014): в рамках спора об обоснованности расходов по тому же самому контракту из ответа канадских налоговых органов было установлено, что канадская CLEAN DEVELOPMENT INVESTMENT S.A. не только не исполнила договор, но и «не имеет активов и доходов, представила за период 2011 года нулевые декларации», а «налоговые органы Канады связались с руководителем компании CDI Julio Pires, который отрицает какую-либо связь с указанной компанией и заявил об использовании его имени в подобной ситуации и ранее». Иными словами, в результате международного обмена информацией установлена нереальная сделка с типичной «однодневкой», только с канадским колоритом.

Тем удивительнее, что в следующем деле претензии налогового органа к безналоговому выводу дохода в иностранную юрисдикцию столкнулись с противодействием со стороны суда. Причем доводы судей выглядят необычно в контексте текущей практики: с аргументом об «отсутствии установленного налогоплательщика» можно смело уничтожать всю судебную практику по теме фактического права на доход, где такое «фактически налогообязанное лицо» и не устанавливается. Тем более, механизм уплаты налога налоговым агентом с точки зрения НК РФ и не требует установления налогоплательщика.

Вывод о том, что доход по мнимой сделке был получен именно от предпринимательской деятельности, представляется сомнительным. Кроме того, в данном случае апелляционный суд непропорционально распределил бремя доказывания: инспекцией в рамках другого дела было доказано, что основание перечисления денег порочно (нереальная сделка), следовательно, дальше налогоплательщик должен доказывать, что эта транзакция все же была не безвозмездной, а имела под собой некий substance. Однако в данном случае суд переложил обязанность доказывания безвозмездности именно на инспекцию (что она, к слову, фактически и сделала). Вероятно, у этого дела есть все шансы быть пересмотренным вышестоящими судами.



Намерение иностранной организации получить доход от своей деятельности в будущем не отвечает признакам регулярной предпринимательской деятельности, образующей постоянное представительство

По итогам камеральной проверки налоговый орган установил завышение убытка при исчислении иностранной организацией налоговой базы по налогу на прибыль за полугодие 2016 года в размере 25 266 009 руб. Организация в течение спорного периода коммерческой деятельности не вела. В это время осуществлялись расходы на оплату аренды, банковского обслуживания, уплату земельного налога. В связи с этим расходы не связаны с деятельностью иностранной организации на территории РФ, направленной на получение дохода.

Суд согласился с налоговым органом, исходя из следующих обстоятельств.

Целью открытия филиала иностранной организации является осуществление мероприятий по организации продажи земельного участка, находящегося в собственности организации, т.е. деятельности, которая может являться предпринимательской в будущем. Основным направлением деятельности через филиал в проверяемом периоде являлось проведение переговоров с потенциальным контрагентом с целью обсуждения условий сотрудничества в рамках совместного проекта по комплексному освоению земельного участка и последующей реализации возведенного на нем жилищного фонда.

Заявителем предпринимательская деятельность на регулярной основе в проверяемом периоде не осуществлялась. Отраженные заявителем в налоговой декларации данные касаются исключительно внереализационных доходов и расходов, что тоже свидетельствует о том, что предпринимательская деятельность им не велась. Приведенные в декларации по налогу на прибыль данные касаются отдельных разовых операций и не могут свидетельствовать об ведении им предпринимательской деятельности. Таким образом, в проверяемом периоде он фактически осуществлял деятельность подготовительного и вспомогательного характера, которая не предполагала получение дохода.

(решение АС г. Москвы от 17.10.2017 по делу № А40-123638/17
Частная компания с ограниченной ответственностью «Пятовское Б.В.»)


Трансфертное ценообразование
Приобретение имущества по цене, завышенной без каких-либо объективных причин более чем в два раза по сравнению с ценой его приобретения самим продавцом, может рассматриваться как получение необоснованной налоговой выгоды

Между налогоплательщиком и контрагентом (продавцом) был заключен договор купли-продажи от 15.06.2015 объектов недвижимости и земельных участков на общую сумму 90 000 000 рублей, в том числе НДС, заявленный затем к вычету.

При этом сам продавец приобрел данное имущество у третьего лица по договору купли-продажи от 22.05.2014. Сумма, подлежащая уплате по договору, составила 40 000 000 руб.

Налоговый орган на основании результатов экспертизы (согласно которой рыночная стоимость приобретенной недвижимости составляет 32 891 711 рублей) в акте камеральной налоговой проверки сделал вывод об отклонении более чем в два раза от рыночных цен стоимости объектов недвижимости, приобретенных налогоплательщиком. На этом основании налогоплательщику частично отказано в возмещении НДС.

Суд признал решение налогового органа правомерным, исходя из следующих обстоятельств.

Участники анализируемых действий по приобретению и перепродаже недвижимости в разные периоды времени находились в отношениях, предполагающих экономическую зависимость, а также являлись близкими родственниками.

На момент вынесения оспариваемого решения денежные средства в уплату приобретенного имущества в полном объеме перечислены не были. Частичная оплата в размере 30 000 000 рублей была произведена за счет поступивших от одного из взаимозависимых лиц заемных средств. При этом указанная сумма ниже цены, определенной по итогам проведенной в рамках мероприятий налогового контроля экспертизы, что, согласно позиции налогового органа, также подтверждает, что действительная стоимость приобретенного налогоплательщиком имущества существенно ниже заявленной в уточненной налоговой декларации по НДС.

Представленный налогоплательщиком отчет оценщика отклонен, поскольку оценщиком проанализированы не аналогичные объекты недвижимого имущества, находящиеся в сопоставимой местности, а объекты, очевидно располагающиеся на более дорогих земельных участках, в том числе в черте крупного города, что не позволяет сделать вывод о достоверности представленного отчета.

Приобретение самим продавцом анализируемого объекта недвижимости с использованием в расчетах собственного векселя, учитывая описанные выше отношения между соответствующими физическими лицами, свидетельствует о том, что указанная организация являлась промежуточным звеном, используемым для завышения налогоплательщиком суммы налоговых вычетов по НДС, необходимых денежных средств для приобретения анализируемого имущества не имела.

(постановление 10 ААС от 09.10.2017 по делу № А41-417/2017
ООО «Престиж»)


Общие вопросы налогового законодательства
Уплата налога через проблемный банк может быть признана надлежащим исполнением налоговой обязанности на основании оценки всех обстоятельств, связанных с такой уплатой, а также с учетом позиции ВС РФ по аналогичному делу

Налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением о признании исполненной обязанности по уплате налога на прибыль за 4-ый квартал 2015 года. Уплата была осуществлена через банк «Интеркоммерц» (далее – Банк) 27.01.2016. Приказом Центробанка от 29.01.2016 в КБ «ИНТЕРКОММЕРЦ» была назначена временная администрация по управлению кредитной организацией сроком на 6 (шесть) месяцев. Приказом Центробанка от 08.02.2016 у КБ «ИНТЕРКОММЕРЦ» была отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности.

Налоговый орган в качестве возражений указал, что платежи произведены налогоплательщиком намеренно незадолго до отзыва лицензии у Банка, у общества имелся счет в ином действующем банке, однако платеж произведен через проблемный банк; имеются признаки недобросовестности налогоплательщика при исполнения возложенных на него обязательств.

Суд последовательно отклонил все доводы налогового органа. Во-первых, налоговый орган не доказал, что налогоплательщик знал о проблемах банка. При этом ссылка налогового органа на статью в сети Интернет на сайте Банки.ру с заголовком «Интеркоммерц Банк выдает вклады граждан с задержкой», опубликованную 27.01.2016 в 22:50 мск, отклонена, поскольку данная информация появилась после направления в банк спорных платежных поручений. При этом суд со ссылкой на Определении ВС РФ от 26.09.2017 N 305-КГ17-6981 по делу N А41-12803/2016 отметил, что высказывание в узкоспециализированных СМИ, не направленных на массового потребителя, предположений о техническом сбое в работе банка, не может служить основанием для вывода о недобросовестности налогоплательщика.

Иные счета не могли быть использованы налогоплательщиком, исходя из их специального целевого назначения и законодательства о государственном оборонном заказе. Кроме того, счет в банке Интеркоммерц постоянно ранее использовался налогоплательщиком для уплаты обязательных платежей, причем являлся главным счетом для уплаты налогов.

К моменту спорных платежей сроки исполнения налоговых обязательств наступили. Возникновение обязанности по уплате налога определяется наличием объекта налогообложения и налоговой базы, а не наступлением последней даты срока, в течение которого соответствующий налог должен быть исчислен.

ИФНС, подавая соответствующее требование на сумму рассматриваемых в данном споре налоговых обязательств налогоплательщика о включении в реестр требований кредиторов КБ Интеркоммерц, фактически признала наличие данного требования за собой, тем самым подтвердила факт исполнения налоговых обязательств налогоплательщиком.

(решение АС г. Москвы от 06.10.2017 по делу № А40-202389/2016
ЗАО «НПЦ ИРС»)



ОЦЕНКА
TAXOLOGY

Дела о надлежащем исполнении налоговой обязанности через «проблемные банки» продолжают оставаться одной из весьма распространенных категорий налоговых споров. Но сейчас их рассмотрение все чаще происходит с оглядкой на недавнее позитивное определение СК ЭС ВС РФ от 26.09.2017 № 305-КГ17-6981 по делу № А41-12803/2016 (ИП Грязнов), в котором ВС РФ изложил некоторые критерии/моменты, которые должны приниматься во внимание при рассмотрении аналогичных дел. Нижестоящие суды, в свою очередь, стали более скрупулезно исследовать и оценивать их.

Принятие этого определения ВС уже приносит свои первые плоды: по состоянию на конец октября 2017 года ссылка на него содержится как минимум в восьми судебных актах. Шесть из них приняты в пользу налогоплательщика, при этом в одном случае кассация отправила дело на новое рассмотрение с рекомендацией учесть новую правовую позицию ВС РФ (постановление АС ПО от 02.10.2017 по делу № А65-24344/2016). Еще в двух случаях ссылка налогоплательщика на вышеназванное определение ВС РФ была отклонена из-за «иных фактических обстоятельств». Примечательно, что в одном из этих двух случаев участвовал этот же самый налогоплательщик (ЗАО «НПЦ ИРС»), уплативший налог через тот же самый «проблемный» банк «ИНТЕРКОММЕРЦ».

Тем не менее, суд отметил, что по делу № А41-12803/2016 имели место иные фактические обстоятельства, а именно - наличие у предпринимателя единственного расчетного счета, исполнение предпринимателем налоговой обязанности не излишне, а досрочно - в пределах размера налоговой обязанности, сформированного по итогам налогового периода (решение АС Московской области от 18.10.2017 по делу № А41-11502/2017)

Налог на прибыль
Иностранная организация вправе рассчитывать прибыль в целом по группе подразделений только если ее деятельность осуществляется в рамках единого технологического процесса

В ходе камеральной проверки налоговый орган пришел к выводам об отсутствии у иностранной организации оснований для применения положений п. 4 ст. 307 НК РФ, по смыслу которых консолидация расчетов налоговой базы и суммы налога по разным отделениям иностранной организации не допускается (за исключением случаев, предусмотренных абз. 2 п. 4 ст. 307 НК РФ).

В качестве возражений иностранная организация указала, что наличие деятельности в рамках единого технологического процесса по обслуживанию клиентов и их воздушных судов подтверждается договорами (соглашениями, контрактом). В материалы дела представлено Соглашение на послепродажное обслуживание, заключенное между ней и российской авиакомпанией, трудовые договоры, Соглашение на оказание услуг. Кроме того, она указала, что в обособленном подразделении в г. Химки располагается склад запасных частей для послепродажного обслуживания клиентов, а в обособленном подразделении в г. Жуковском - учетный центр с летными тренажерами.

Суд отклонил указанные доводы и доказательства налогоплательщика, исходя из того, что 1) трудовые договоры, соглашение на послепродажное обслуживание, Соглашение по оказанию услуг не носят технологический характер; 2) обособленные подразделения в г. Химки и г. Жуковский не осуществляют деятельности как таковой, являющейся составной (необходимой) частью единого технологического процесса, который следует рассматривать, прежде всего, как процесс промышленного производства, строительства и т.п. в рамках единого договора (контракта).

Таким образом, вывод иностранной организации о том, что деятельность Головного офиса, Филиала и обособленных подразделений представляет собой единый технологический процесс по обслуживанию клиентов и их воздушных судов в рамках соглашений с конкретными клиентами, не может быть признан правомерным.

Для того чтобы деятельность иностранной организации в Российской Федерации через группу отделений могла быть признана единым технологическим процессом, деятельность каждого отделения должна носить непосредственно производственный характер и являться составной и необходимой частью всего процесса промышленного производства, осуществляемого в рамках одного контракта.

В качестве единого технологического процесса может, например, рассматриваться осуществление несколькими отделениями строительства дороги, трубопровода, разведочного бурения с разным местонахождением, но в рамках единого договора (контракта).

Также суд отметил, что консолидация может применяться исключительно по согласованию с ФНС России. Довод Иностранной организации о том, что из буквального и грамматического толкования абз. 2 п. 4 ст.307 НК РФ следует, что Компания не обязана согласовывать с ФНС России применение данной нормы, является необоснованным и противоречит поожениям действующего законодательства и судебной практике (дело №А40-27483/09).

(решение АС г. Москвы от 09.10.2017 по делу № А40-122008/17
Компания СуперДжет Интернэшнл С.П.А.)


Налог на имущество организаций
Передача электроэнергии для нужд самой организации не может рассматриваться в качестве процесса энергопередачи для целей применения льготы по налогу на имущество

Налогоплательщик, осуществляющий производственную деятельность (металлургический комбинат), в 2012 году применил льготу по налогу на имущество в отношении производственных основных фондов - объектов, связанных с передачей электрической энергии, ссылаясь на Постановление Правительства РФ от 30.09.2004 № 504. В 2013 году по объектам и вновь введенным основным средствам, в соответствии с положениями п. 3 ст. 380 НК РФ он применил пониженную ставку налогообложения в размере 0,4%.

Налоговый орган признал применение льготы неправомерным. Суды согласились с налоговым органом, исходя из следующего.

При определении возможности применения льготы по налогу на имущество организаций необходимо определить основное функциональное назначение оборудования, а именно направленность на передачу электроэнергии. Питание электроэнергией внутри района одной энергосистемы не может рассматриваться в качестве процесса энергопередачи.

Следовательно, подача электроэнергии между объектами заявителя от спорных объектов основных средств к производственным мощностям (станов, насосов, электродвигателей и т.д.), при условии, что вся инфраструктура комбината находится на одной территории, не может рассматриваться в качестве процесса энергопередачи, поскольку функциональное предназначение спорных объектов основных средств заключается в обеспечении деятельности основных производственных объектов.

Налоговая льгота в отношении линий энергопередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью объектов основных средств, может быть предоставлена только организациям, которые осуществляют экономическую деятельность в сфере электроэнергетики и на балансе, которых учитываются электрические сети и иные объекты электросетевого хозяйства, входящие в единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть и чье функциональное предназначение соответствует смыслу Постановления Правительства РФ от 30.09.2004 № 504.

(постановление АС Московского округа от 20.10.2017 по делу № А40-223089/2016
ПАО «НЛМК»)


Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!