Дайджест № 53
Уважаемые коллеги!
В нашем дайджесте № 53 интересные споры:
Смотрим и завидуем, насколько проще требования к документальному подтверждению затрат в Германии – и хорошо, что эти требования наш суд применяет к передаваемым постоянному представительству расходам
Окончание дела Нижнекамскнефтехима (если кто пропустил – большое дело про необоснованную налоговую выгоду у завода-продавца своей продукции через недобросовестных покупателей)
«Таможенный» и «внутренний» НДС похожи только названием, а так – это разные карманы, потому переплата в одном кармане не влияет на пени для другого, вот так
Дело о сроке давности для возврата переплаты по налогу на прибыль, если «расходный» налог был доначислен по итогам налоговой проверки, посвященной только этому налогу (спойлер: для налогоплательщика все хорошо)
И многое другое...
Международное налогообложение
Документальным обоснованием передачи расходов головного офиса иностранной организации своему постоянному представительству в РФ может быть как сам акт приема-передачи расходов (авизо), так и иные документы, оформленные в соответствии с иностранными обычаями делового оборота

В отношении московского представительства иностранной организации (Германия) проведена выездная проверка, по результатам которой ему доначислена недоимка по налогу на прибыль. Причиной доначисления недоимки стало ненадлежащее, по мнению налогового органа, документальное оформление затрат головного офиса иностранной организации («неясность расходов»), передаваемых постоянному представительству этой организации в РФ для целей исчисления налога на прибыль, полученной в связи с осуществлением деятельности через такое постоянное представительство. Между тем при рассмотрении спора в суде первой инстанции было установлено, что все расходы передавались в филиал по утвержденной Методике распределения расходов, понесенных в целях деятельности через головной офис в суммах соответствующих затрат по актам и счетам, в которых подробно указаны суммы передаваемых затрат, основания их возникновения, а также содержится ссылка на оправдательные документы. При этом представленные для подтверждения факта несения расходов и цели расходов документы оформлены в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в Германии. Рассматривая спор в пользу иностранного налогоплательщика, суд исходил из того, что поскольку спор возник по поводу расходов, понесенных на территории Германии, налоговый орган должен был исследовать представленные филиалом для подтверждения факта несения затрат документы и сделать вывод о том, между какими лицами и о чем они составлены; оформлены ли эти документы в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве. В акте проверки и решении отсутствуют указанные сведения, необходимые для правильного вывода о том, подтвержден ли факт расходов, понесенных на территории иностранного государства. В решении налогового органа не приведены мотивы, почему указанные документы не могут подтверждать факт несения расходов на территории Германии, что привело к принятию незаконного и неправильного решения. Суд кассационной инстанции согласился с позицией нижестоящих судов, поддержав вывод о том, что документальным обоснованием передачи расходов головного предприятия может быть как сам акт приема-передачи расходов (Авизо), так и иные документы. Документальным подтверждением таких расходов будут являться документы, оформленные головным офисом в установленном им порядке, с описанием операций и сумм, которые возможно отнести к конкретному виду расходов.

(постановление АС Московского округа от 11.07.2017 по делу № А40-121559/2016)
Трансфертное ценообразование / ННВ
Реализация продукции с использованием фиктивных посреднических организаций признана направленной на получение необоснованной налоговой выгоды

По итогам проверки налоговый орган пришел к выводу о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды при реализации нефтехимической продукции собственного производства по заниженным ценам через ряд посреднических компаний. При этом отгрузки осуществлялись напрямую непосредственным потребителям продукции, а денежные средства, получаемые за указанную продукцию, проходили через фиктивные компании. На этом основании налогополательщику доначислены НДС и налог на прибыль. При рассмотрении спора о правомерности доначислений судом первой инстанции установлено, что поскольку конечными покупателями продукции являлось значительное количество независимых организаций, находящихся в различных регионах РФ, предположить, что именно они являлись организаторами и бенефициарами установленной схемы незаконной минимизации налогов не представляется возможным. В то же время налогоплательщиком реализовывалась продукция через цепочку посредников, не исполняющих в полном объеме свои налоговые обязательства, по заниженным ценам с последующим выводом части полученной от фактических покупателей «реальной» выручки на счета подставных организаций. Налоговым органом в порядке ст. 96 НК РФ был привлечен специалист для определения рыночных цен на реализованную налогоплательщиком продукцию. При этом его заключение не имеет самостоятельного правового значения, так как размер полученной налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды определен налоговым органом самостоятельно. Налогоплательщиком заявлено, что суд незаконно применяет понятие «необоснованной налоговой выгоды» к продавцу в этом споре. Этот довод отклонен со ссылкой на то, что Постановление Пленума ВАС РФ No 53 не ставит возможность его применения в зависимость от того покупателем или продавцом выступает налогоплательщик, незаконно уменьшающий размер своих налоговых обязательств, в частности путем уменьшения налоговой базы, что имело место в рассматриваемом случае. Отклонен и довод налогоплательщика (со ссылкой на Определение ВС РФ от 16.04.2015 № 308-КГ14-8699) о том, что в данном случае налоговый орган произвел изменение юридической квалификации сделки. Судом отмечено, что налоговый орган в оспариваемом решении не указывал на изменение вида совершенной налогоплательщиком сделки по реализации продукции, в связи с чем ссылка налогоплательщика на приведенную практику необоснованна. Суд кассационной инстанции согласился с выводом нижестоящих судов о том, что спорные операции носят недобросовестный характер и направлены на получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в виде занижения налоговой базы. Объем прав и обязанностей налогоплательщика необходимо определять исходя из подлинного экономического содержания соответствующих операций, поэтому разница в стоимости продукции, выведенная на счета «фирм-однодневок», является заниженной выручкой от реализации налогоплательщиком этой продукции.

(постановление АС Московского округа от 05.07.2017 по делу № А40-196261/2016)

ОЦЕНКА TAXOLOGY:

Вероятно, окончание довольно знакового дела ПАО «Нижнекамскнефтехим», из которого можно подробно узнать, как работает классическая схема реализации товаров через недобросовестных контрагентов именно со стороны продавца (в отличие от привычной многим ситуации, когда налоговые претензии адресуются покупателю). Один из примечательных выводов судов в данном деле о том, что Постановление Пленума ВАС № 53 о необоснованной налоговой выгоде в равной степени применимо как к покупателям, так и к продавцам, нашел свое отражение (со ссылкой на данное дело) в недавней публикации на РБК под заголовком «Правомерность продажи продукции фирмам-однодневкам проверит суд». Определенный интерес представляет и то, что в судебных актах по данному делу акцентировано внимание на поиске «организаторов и бенефициаров схемы минимизации налогов» с помощью включения фиктивного промежуточного звена в цепочку отношений между фактическим продавцом и фактическим покупателем (поскольку в данном случае невозможно установить, что ими являлись покупатели, то, соответственно, им должен являться продавец). К сказанному в данной публикации можно лишь добавить, что практика выявления сделок с фиктивным промежуточным звеном и расчет размера налоговой выгоды в таких ситуациях без привязки к данным оценщика (или вообще без его привлечения) все больше вытесняет другие (ставшие некогда классическими) споры по трансфертному ценообразованию, да и в целом среди общей массы дел о необоснованной налоговой выгоде эти споры приобретают всё больший удельный вес. Есть все основания полагать, что такая тенденция продолжится и дальше.
Общие положения налогового законодательства
Налогоплательщик не мог знать о переплате по налогу на прибыль до момента доначисления ему налога на имущество, являвшегося предметом выездной проверки

Налогоплательщик 13.09.2016 представил в налоговый орган уточненную декларацию по налогу на прибыль организаций за 2012 год с суммой налога к уменьшению. Позже он представил также заявление о возврате образовавшейся переплаты по этому налогу. Налоговый орган решением от 20.12.2016 отказал в возврате в виду пропуска установленного ст. 78 НК РФ трехлетнего срока со дня уплаты указанной суммы налога (уплата была произведена 28.03.2013). При рассмотрении в суде требования о возврате спорной переплаты установлено, что она образовалась в результате проведения выездной проверки по налогу на имущество организаций за период с 01.01.2012 по 31.12.2013, в ходе которой налоговый орган установил неуплату налогоплательщиком налога на имущество организаций в результате занижения налоговой базы за 2012 год. Факт неуплаты зафиксирован в акте проверки от 24.02.2016, соответствующая недоимка доначислена решением от 04.07.2016, уплачена в октябре 2016 года. По мнению налогоплательщика, трехлетний срок на возврат начинается с даты, когда он узнал или должен был узнать о возникновении переплаты, и считает, что узнал о переплате только в момент составления акта проверки от 24.02.2016, в котором было зафиксировано нарушение, связанное с неуплатой налога на имущество организаций за 2012 год. Суд согласился с позицией налогоплательщика, указав следуюущее. Налогоплательщик до проведения в отношении него выездной налоговой проверки по налогу на имущество организаций считал правомерным размер исчисленного налога к уплате в декларации за 2012 год и соответственно учитывал именно эту сумму налога в составе расходов по налогу на прибыль организаций в соответствии со ст. 264 НК РФ в первичной и последующих уточненных декларациях за 2012 год. До составления акта проверки (24.02.2016) налогоплательщик не знал и не мог знать о неправильности исчисления им налога на имущество организаций за 2012 год и как следствие не имел никаких правовых оснований для внесения изменения в декларацию по налогу на прибыль организаций за 2012 год в части увеличения расходов на суммы начисленного только в ходе выездной проверки налога на имущество организаций. При этом, поскольку выездная проверка проводилась только по налогу на имущество организаций, то в данном случае определение реальных налоговых обязательств по иным налогам, в том числе налогу на прибыль организаций, с учетом выявленных в ходе проверки нарушений и произведенных начислений, возможно было только после окончания проверки и фиксации ее результатов в итоговом решении, путем подачи уточненной декларации по налогу на прибыль.

(решение АС г. Москвы от 12.07.2017 по делу № А40-49341/2017)
НДС
Пени на «таможенный» НДС начисляются вне зависимости от наличия переплаты по НДС, администрируемому налоговыми органами

Общество обратилось в суд с заявлением о признании недействительными требований таможни об уплате таможенных платежей (в том числе НДС), ссылаясь, в частности, на наличие в спорном периоде переплаты по НДС, учитываемому налоговыми органами. То есть на момент выставления оспариваемых требований у общества имелась существенная переплата по внутреннему НДС, которая полностью перекрывала доначисленную таможней сумму таможенного НДС, на которую начислены пени, поэтому начисление пеней безосновательно. По мнению таможенного органа, начисление пеней по таможенному НДС не зависит от наличия переплаты по внутреннему НДС, поскольку имеются различные основания исчисления и уплаты данных налогов, а так же их возмещения. Суды согласились с позицией таможенного органа, исходя из следующего. Уплата, взыскание и возврат пеней осуществляются по правилам, установленным таможенным законодательством Таможенного союза и (или) законодательством Российской Федерации о таможенном деле в отношении уплаты, взыскания и возврата таможенных пошлин, налогов (п. 12 ст. 151 Закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации»). При этом в п. 28 постановления Пленума ВС РФ от 12.05.2016 № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» разъяснено, что согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 70 ТК ТС к таможенным платежам относится в том числе НДС, взимаемый при ввозе товаров, возврат которого производится по правилам статьи 147 Закона No 311-ФЗ вне зависимости от состояния расчетов по НДС, учитываемым налоговыми органами. Поскольку возврат налога таможенным органом является основанием корректировки (восстановления) предоставленного ранее налогового вычета применительно к п. 3 ст. 170 НК РФ, о факте возврата таможенный орган вправе уведомить соответствующую налоговую инспекцию. На основании этого суды сделали вывод о том, что основания и порядок начисления пеней на сумму недоимки по НДС, взимаемому при ввозе товаров на таможенную территорию Таможенного союза, не связаны с наличием переплаты по НДС, учитываемого налоговыми органами. Судья ВС согласилась с выводами нижестоящих судов и отказала Обществу в передаче его жалобы на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам.

(отказное определение ВС РФ от 03.07.2017 по делу № А05-12548/2015)
Налог на прибыль
Несогласие контрагента с объемом реализованного ему товара и неподписание им накладной не являются основанием для непризнания дохода от реализации у продавца в периоде поставки

Между налогоплательщиком (поставщик) и контрагентом заключен договор на поставку природного песка. При этом промежуточное количество песка определялось по объему кузова автомобиля, окончательное количество – по данным маркшейдерской съемки. Налогоплательщик в 2013 году выставил покупателю накладную и счет-фактуру на промежуточное количество отгруженного песка. Впоследствии, обнаружив превышение окончательного количества над промежуточным, выставил также в 2013 году еще одну накладную и счетфактуру, но для целей налогообложения их не учел, основываясь на том, что контрагент не подписал дополнительную накладную. При этом он обратился в суд с иском к контрагенту об оплате песка в части разницы между промежуточным и окончательным его количеством. В дальнейшем налогоплательщик оспорил доначисление ему налогов (включая налог на прибыль) в связи с указанной реализацией. По его мнению, налоговая база по НДС и налогу на прибыль исчисляется налогоплательщиком на основании данных, содержащихся в первичных учетных документах, составленных обеими сторонами сделки (продавцом и покупателем) и подписанных лицами, ответственными за их оформление. В данном случае товарная накладная, в которой отражен дополнительный (окончательный) объем песка, выявленный по результатам маркшейдерской съемки, покупателем подписана не была. Соответственно, по утверждению налогоплательщика, факт отгрузки товара в спорном объеме не подтвержден надлежащим образом оформленными первичными документами, поэтому ни у Общества, ни у его контрагента не имелось оснований учитывать содержащиеся в товарной накладной сведения в целях исчисления НДС, налога на прибыль и НДПИ. Поскольку контрагент отказался от подписания товарной накладной, право собственности на товар к нему не перешло, следовательно, не наступила и дата получения дохода (выручки) от реализации товара. Суды не согласились с позицией налогоплательщика, исходя из следующего. Обязанность по уплате налогов возникла у Общества в 2013 году, поскольку по договору, заключенному с названным контрагентом, и оформленным в момент совершения спорных операций документам реализация совершена и доход получен в 2013 году. При этом то, что покупатель оспаривал фактический объем добытого и отгруженного в его адрес песка и не подписал товарную накладную, данное обстоятельство изменить не может. Суды отклонили довод Общества о том, что налоговая база для исчисления налога на прибыль, НДС и НДПИ возникла у него только после вступления в законную силу решения арбитражного суда по спору с покупателем песка, указав, что в целях исчисления и уплаты налогов моментом реализации товара является его фактическая передача. Передача (отгрузка) песка Обществом в адрес покупателя произведена в 2013 году, поэтому выручка от реализации подлежала включению в доходы 2013 года.

(постановление АС Северо-Западного округа от 22.06.2017 по делу № А05-9340/2016)
НДФЛ
НК РФ не предусматривает освобождение налогового агента от обязанности по представлению сведений о доходах физических лиц в соответствии с п. 2 ст. 230 НК РФ при наличии направленного сообщения о невозможности удержания налога с аналогичными сведениями

Налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 126 НК РФ, за непредставление в установленный законодательством РФ срок в налоговый орган сведений по форме 2-НДФЛ (справки по форме 2- НДФЛ с признаком «1») в количестве 5 226 справок). Он оспорил это решение о привлечении к ответственности со ссылкой на то, что им выполнена обязанность налогового агента, установленная п. 2 ст. 230 НК РФ, поскольку ранее он представил сведения о невозможности удержать у налогоплательщика налог на доходы физических лиц по форме 2-НДФЛ с признаком «2» за 2015 г. в количестве 5226 справок. Суд отказал в удовлетворении требований налогоплательщика, исходя из следующего. Разделом 2 приложения No 2 (Порядок заполнения формы сведений о доходах физического лица «справка о доходах физического лица» (форма 2-ндфл)) к приказу ФНС России от 30.10.2015 № ММВ-7-11/485@) предусмотрено, что в поле «признак» - проставляется цифра 1 - если Справка представляется в соответствии с п. 2 ст. 230 НК РФ, и цифра 2 - если Справка представляется в соответствии с п. 5 ст. 226 НК РФ. Обязанности налогового агента, предусмотренные ст. 230 НК РФ, возлагаются на организацию независимо от обязанностей, установленных ст. 226 НК РФ. Исполнение организацией обязанности по сообщению о невозможности удержать налог и сумме налога в соответствии с п. 5 ст. 226 НК РФ не освобождает организацию от обязанности представлять сведения о доходах физических лиц истекшего налогового периода и суммах начисленных, удержанных и перечисленных в бюджетную систему Российской Федерации налогов в соответствии с п. 2 ст. 230 НК РФ. Справки с признаком «1» и с признаком «2» содержат разные сведения, а установленный порядок представления сведений не подразумевает, что справка подаётся повторно. Налоговый кодекс РФ в свою очередь не содержит положений, позволяющих не подавать справку с признаком «1», внеся все данные, которые должны быть представлены двумя разными формами в справку с признаком «2». Требование налогового органа о предоставлении справок с признаком «1» по тем лицам, по которым ранее были представлены справки с признаком «2», является обоснованным и соответствующим НК РФ.

(решение АС г. Москвы от 03.07.2017 по делу № А40-63378/2017)
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!