Дайджест № 237

Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 237
отмечаем интересные дела:
1)
Вызов налогоплательщика на заседание рабочей группы в налоговый орган с дачей пояснений и составлением протокола заседания группы не нарушает его прав
2)
Очередное дело, где суд вопреки позиции ВС РФ не признал совокупную просрочку налогового органа на 2,5 года при проведении контрольных мероприятий основанием для признания недействительным требования об уплате налога
3)
Пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет с учетом условий его установления признано скрытой выплатой заработной платы, облагаемой НДФЛ
4)
Сама по себе принадлежность земельного участка коммерческой организации еще не означает использование его в предпринимательской деятельности для целей исчисления земельного налога
И многое другое...
Вопросы процессуального права
Суд признал, что ссылка налогоплательщика на другие обстоятельства при повторном обжаловании им решения о проведении выездной проверки не имеет значения при прекращении производства по делу

Налогоплательщик оспорил в суде решение налогового органа о проведении в отношении него выездной проверки по мотиву вынесения этого решения неуполномоченным налоговым органом. В удовлетворении требований налогоплательщика было отказано.

Тогда налогоплательщик повторно обжаловал это решение, но уже со ссылкой на подписание его неустановленным лицом со стороны налогового органа.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требования налогоплательщика, отметив, в частности, что ссылка налогоплательщика на то, что решение оспаривается по «новым» (иным) обстоятельствам, не соответствует действительности, поскольку отраженные в заявлении налогоплательщика основания для признания незаконным и отмене ненормативного правового акта налогового органа касаются позиции налогоплательщика о нарушении формы и содержания документа требованиям закона, вместе с тем, форма и содержание решения о проведении выездной проверки стали известны налогоплательщику в момент его получения по ТКС, соответственно, заявленные им основания не являются новыми.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции исходя из того, что в такой ситуации необходимо было не отказывать налогоплательщику в удовлетворении его требования, а прекратить производство по делу.

При этом суд отметил, что наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), входит в предмет доказывания по рассматриваемой категории дел независимо от доводов налогоплательщика. Иное фактически бы предоставляло заинтересованной стороне оспаривать в судебном порядке решения (действия) органов, осуществляющих публичные полномочия, неограниченное количество раз, приводя каждый раз иные основания, что противоречит принципу правовой определённости.

АПК РФ предусмотрена возможность прекращения производства по делу в случаях, когда право на судебную защиту (право на судебное рассмотрение спора) было осуществлено в состоявшемся ранее судебном процессе при рассмотрении судом тождественного иска (между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям).

Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляционной инстанции и отказал в удовлетворении жалобы налогоплательщика.

(постановление АС Восточно-Сибирского округа от 19.09.2022 по делу № А19-16397/2021 ООО "Дороги Сибири")
Общие положения налогового законодательства
Направление налогоплательщику уведомления о вызове его в налоговый орган для дачи пояснений само по себе не нарушает его прав

При проведении камеральной проверки декларации по НДС налоговым органом установлено, что контрагент налогоплательщика не имел реальной возможности исполнить обязательства по заключенным с ним договорам, в связи с чем налогоплательщику направлено уведомление о вызове в налоговый орган для дачи пояснений.

В этом уведомлении налоговый орган указал на наличие рисков по указанному контрагенту (основная целью совершения обществом сделки с данным контрагентом являлось не получение результатов предпринимательской деятельности, а уменьшение своих налоговых обязательств (получение налоговой экономии), а также предложил провести оценку налоговых рисков и исключить контрагента из состава поставщиков, имея при этом возможность произвести замену на реальные вычеты по счетам-фактурам контрагентов, с которыми у выгодоприобретателя связаны реальные факты финансово-хозяйственной деятельности.

Впоследствии в налоговом органе прошло заседание комиссии по устранению расхождений, выявленных «АСК НДС-2», в котором приняли участие представители налогового органа и налогоплательщика. Налогоплательщику рекомендовано представить дополнительные документы, подтверждающие сделку со спорным контрагентом.

Налогоплательщик обратился в суд с требованием о признании незаконными действий налогового органа по направлению уведомления о вызове в налоговый орган налогоплательщика для дачи пояснений. Со ссылкой на п. 3 ст. 88 НК РФ он указал на отсутствие у налогового органа права истребовать сведения и документы, если проверкой не выявлены ошибки декларации (расчете). Он также полагал незаконным проведение комиссии, поскольку письмом ФНС России от 02.12.2021 № ЕА-4-15/16838 организация работы комиссий по вопросам правильности формирования налоговой базы отменена.

Суды не согласились с позицией налогоплательщика и рассмотрели спор в пользу налогового органа. При этом отмечено, что спорное уведомление носит информационный характер и направлено налогоплательщику с целью самостоятельной оценки им своих налоговых рисков. Протокол заседания комиссии налогового органа так же как и уведомление носит информационный характер (фиксирует ход заседания) и сам по себе не возлагает на налогоплательщика каких-либо налоговых обязательств и не устанавливает обстоятельств, которые могут иметь значение для дальнейших мероприятий налогового контроля.

(постановление АС Дальневосточного округа от 04.10.2022 по делу № А51-1979/2022 ООО "ДальМорБункер")



Суд признал, что существенное нарушение срока направления акта налоговой проверки не является основанием для признания недействительным требования об уплате доначисленных налогов

По итогам выездной проверки налогоплательщика за 2013-2015 гг. налоговым органом составлен акт от 21.02.2018 и принято решение от 30.12.2020, которым налогоплательщику доначислены налоги.

На основании этого решения, вступившего в законную силу 24.05.2021, налогоплательщику направлено требование об уплате налога от 01.06.2021.

Налогоплательщик обратился в суд с заявлением о признании данного требования недействительным. По его мнению, в данном случае нарушение налоговым органом длительности проведения налоговой проверки составило более 2 лет. Налоговый орган предоставил налогоплательщику Акт выездной проверки с существенным нарушением установленного п. 5 ст. 100 НК РФ срока - по истечении более 2-х лет с даты, когда такой Акт подлежал передаче налогоплательщику, если бы налоговый орган соблюдал установленные НК РФ сроки. В данном случае такое нарушение норм процессуального права привело к нарушению предельного двухлетнего срока применения мер внесудебного взыскания.

Такое существенное нарушение срока направления Акта ВНП налогоплательщику
повлекло, по его мнению, нарушение налинспекцией сроков для совершения всех последующих действий по взысканию налога и пени (в частности, установленный НК РФ срок выставления налоговым органом требования об уплате налогов, штрафов, пеней истек 04.12.2018).

Суд первой инстанции рассмотрел спор в пользу налогового органа, указав, что решение по результатам налоговой проверки вступило в законную силу 24.05.2021, и именно с этой даты следует исчислять сроки, установленные НК РФ для принудительного взыскания задолженности, в связи с чем пришел к выводу о том, что процедура принудительного взыскания задолженности налоговым органом не нарушена.

Суд апелляционной инстанции, напротив, рассмотрел спор в пользу налогоплательщика исходя из того, что выставление оспариваемого требования совершено на 2 года и 6 месяцев позже срока выставления требования, определенного исходя из установленных НК РФ сроков действий в рамках осуществления мероприятий налогового контроля. Превышение длительности производства по делу о нарушении законодательства о налогах (совершение определенных действий в рамках осуществления мероприятий налогового контроля с нарушением сроков) само по себе не лишает налоговый орган права на принятие мер внесудебного взыскания, предусмотренных ст.ст. 46, 47 НК РФ, но, во всяком случае, ограничивает возможность взыскания пределами двух лет.

Суд кассационной инстанции, отменил апелляционное постановление и в итоге рассмотрел спор в пользу налогового органа, отметив, что делая вывод о пропуске двухлетнего срока, суд апелляционной инстанции не учел, что согласно абз. 3 п. 1 ст. 47 НК РФ двухлетний срок подлежит исчислению со дня истечения срока исполнения требования об уплате налога.

(постановление АС Московского округа от 03.10.2022 по делу № А40-252195/2021
ООО "АвтоМонолит")



ОЦЕНКА TAXOLOGY

Судебные акты по данному делу показывают, что между судами различных инстанций продолжают сохраняться разногласия по вопросу о толковании и применении ряда позиций (выводов) Верховного Суда РФ, изложенных в известном резонансном Определении от 05.07.2021 № 307-ЭС21-2135 по делу № А21-10479/2019 (ООО «Неринга»), среди которых есть выводы как в пользу налогоплательщиков, так и налоговых органов. В итоге возникает ситуация, когда каждая судебная инстанция так или иначе ссылается на выводы из этого Определения, но судебный акт в итоге может быть принят как в пользу той, так и другой стороны спора. В данном деле суд первой инстанции помимо всего прочего проанализировал причины затягивания сроков принятия решения по итогам налоговой проверки и фактически признал их уважительными, что, вероятно, и предопределило исход именно данного дела. Однако кассационная инстанция, как представляется из формулировок ее постановления, распространяет свой вывод об исчислении спорного двухлетнего срока на все без исключения аналогичные спорные ситуации.
НДФЛ
Суд признал, что пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет, выплачиваемое в связи с сокращением рабочего времени, не является компенсацией утраченного заработка и подлежит обложению НДФЛ

Налогоплательщик установил сокращенное рабочее время для работников, осуществляющих уход за ребенком в возрасте до 1,5 лет. Продолжительность рабочего дня сокращалась на 15-30 минут. При этом он одновременно осуществлял выплату этим работникам ежемесячных пособий по уходу за ребенком с целью компенсации заработка, утраченного из-за такого сокращения рабочего дня.

По итогам проверки налоговый орган установил, что с учетом сокращения рабочего времени на 15-30 минут в смену (день), заработок работников составлял 95-97% от их основного заработка, при этом выплаченное пособие по уходу за ребенком в размере 40% от среднего заработка не равнозначно потере заработка с учетом неполного рабочего времени, сокращенного на 15-30 минут. При этом подобное уменьшение рабочего времени работников налогоплательщика (на 15-30 минут) носило формальный характер и не позволяло им осуществлять такой уход.

В связи с этим налоговый орган пришел к выводу о том, что денежные средства, выплаченные работникам в качестве пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет при минимальном сокращении продолжительности рабочего времени, не являются законодательно установленным пособием, освобождаемым от налогообложения НДФЛ, а потому налоговый агент обязан исчислить с указанных сумм НДФЛ, удержать его и перечислить в бюджет.

Суды согласились с позицией налогового органа, отметив, что пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет при сокращении рабочего времени на указанный период не является компенсацией утраченного заработка, а приобретает характер дополнительного материального стимулирования работника, что противоречит самой компенсационной природе страховой выплаты.

(постановление АС Уральского округа от 27.09.2022 по делу № А76-41952/2021
ООО "ОСК")
Транспортный налог
Отсутствие регистрации транспортных средств у правопреемника преобразованной организации не освобождает его от уплаты транспортного налога

Налогоплательщик был зарегистрирован как юридическое лицо в 2013 году в результате реорганизации его правопредшественника в форме преобразования. В этом же году он составил акт о списании некоторых транспортных средств, числившихся за этим правопредшественником.

Впоследствии он представил уточненные нулевые декларации по транспортному налогу за 2016-2018 гг., ссылаясь на то, что спорные транспортные средства не были за ним зарегистрированы после реорганизации, и кроме того, они были списаны как непригодные для использования и разобранные на запчасти. Соответственно, он не обязан исчислять и уплачивать транспортный налог по ним в спорных периодах.

Налоговый орган, в свою очередь, исходил из того, что налогоплательщик обязан исчислять транспортный налог в отношении автомобилей и иной самоходной техники, зарегистрированной за правопредшественником, как правопреемник данной организации, до момента снятия указанного имущества с регистрационного учета.

Суды согласились с позицией налогового органа и рассмотрели спор в его пользу.

Ими отмечено, что налогоплательщик является универсальным правопреемником своего правопредшественника по всем его правам и обязательствам.

Государственная регистрация автомототранспортных средств и снятие их с регистрационного учета носят заявительный характер. Следовательно, налогоплательщик обязан был как правопреемник исчислять и уплачивать транспортный налог за 2016-2018 годы в отношении спорных автомобилей и самоходной техники до момента снятия данного имущества с регистрационного учета.

При этом списание транспортных средств с баланса организации без снятия их с учета в регистрирующем государственном органе не освобождает налогоплательщика от обязанности по исчислению и уплате транспортного налога, поскольку в силу императивных положений ст.ст. 357, 358, 362 НК РФ признание лиц налогоплательщиками, определение объекта налогообложения и возникновение обязанности по исчислению и уплате транспортного налога основано на сведениях о транспортных средствах и лицах, на которых они зарегистрированы, начисление налога не зависит от фактической эксплуатации транспортных средств.

(постановление АС Восточно-Сибирского округа от 05.10.2022 по делу № А33-5545/2021 ООО "Сибстроймонтажремонт")

Земельный налог
Сама по себе принадлежность коммерческой организации земельного участка, приобретенного для индивидуального жилищного строительства, не означает его использование в предпринимательской деятельности

Налогоплательщику (строительная организация) в 2020 году принадлежал ряд земельных участков с разрешенным использованием для индивидуального жилищного строительства, в отношении которых он исчислял земельный налог по льготной ставке 0,3%.

Налоговый орган изначально согласился с применением этой ставки, направив налогоплательщику в 2021 году соответствующее уведомление об исчислении налога. Однако уже через 3 месяца он произвел перерасчет налога с применением ставки 1,5% с учетом изменений в НК РФ, ограничивавших льготное налогообложение в отношении земельных участков, используемых в предпринимательской деятельности.

Налогоплательщик обратился в суд с требованием о признании незаконным произведенного налоговым органа перерасчета земельного налога, но суды первой и апелляционной инстанций рассмотрели спор в пользу налогового органа, исходя из следующего.

Местная администрация подтвердила обоснованность применения в данном случае налоговой ставки 1,5%, поскольку организация, является юридическим лицом, осуществляющим коммерческую деятельность, а не физическим лицом, осуществляющим индивидуальное жилищное строительство.

Согласно письму ФНС России от 15.09.2021 № БС-4-21/13121@, принадлежность земельного участка на праве собственности коммерческой организации, созданной для осуществления предпринимательской деятельности, обусловливает его налогообложение по налоговой ставке, установленной для соответствующих земельных участков, используемых в предпринимательской деятельности.

Спорные земельные участки не использовались по назначению, не предназначались для личных (бытовых) нужд. Это свидетельствует об использовании земельных участков в предпринимательской деятельности, направленной на систематическое извлечение прибыли, что не отвечает условиям применения пониженной ставки земельного налога.

Суд кассационной инстанции не согласился с выводами нижестоящих судов и отменил их судебные акты, удовлетворив жалобу налогоплательщика.

Он отметил, в частности, что на налоговом органе лежала обязанность доказать, что налогоплательщик использовал земельные участки в предпринимательской деятельности. В качестве обоснования такого утверждения инспекция отметила, что сама принадлежность земельного участка на праве собственности коммерческой организации влечет его налогообложение по налоговой ставке, установленной для земельных участков, используемых в предпринимательской деятельности. Между тем, в Налоговом кодексе не содержится нормы о том, что сама по себе принадлежность коммерческой организации земельного участка, приобретенного для индивидуального жилищного строительства, означает его использование в предпринимательской деятельности.

(постановление АС Московского округа от 05.10.2022 по делу № А41-94065/2021
ООО "Тишина")

TaxDigest для Вас представили:
Сергей Семёнов
Управляющий партнер
semenov@taxology.ru
Алексей Артюх
Партнер
artyukh@taxology.ru
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.