Дайджест № 233

Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 233
отмечаем интересные дела:
1)
Просрочка в предоставлении документов, вызванная нахождением должностных лиц компании на больничном из-за коронавируса, ненаказуема, а ненадлежащее заверение копий не образует состава статьи 126 НК РФ
2)
Корректировка поставщиком суммы компенсации коммунальных расходов за прошлые периоды с выставлением новых документов является новым обстоятельством, учитываемым как расход текущего периода, а не убыток прошлого
3)
Расходы на выплату вознаграждения поручителям-участникам налогоплательщика по кредитному договору признаны необоснованными в силу отношений взаимозависимости должника и поручителей
4)
Ловушка «бездекларационного» исчисления налога на имущество в 2022 году: до окончания налогового периода налоговый орган не может подтвердить и право на применение налоговой льготы и уменьшить авансовые платежи по налогу
И многое другое...
Общие положения налогового законодательства
Суд признал, что добровольная уплата доначисленных налогов не являлась возмещением бюджету ущерба, причиненного преступлением

По итогам выездной проверки налогоплательщику были доначислены налоги, а информация о выявленных налоговых правонарушениях передана в следственные органы (п. 3 ст. 82 НК РФ). В связи с этим в отношении руководителя налогоплательщика было возбуждено уголовное дело о налоговом преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 199 УК РФ.

После этого налогоплательщик оплатил доначисленные недоимки, а соответствующие копии платежных поручений просил приобщить к материалам уголовного дела. В итоге уголовное дело было прекращено, но с указанием на то, что истек срок уголовного преследования.

Немногим позже суды признали недействительным решение налогового органа о налоговых доначислениях, в связи с чем налогоплательщик обратился с заявлением о возврате ранее уплаченных им сумм недоимок.

Налоговый орган отказал в возврате этих денежных средств. По его мнению, при наличии на момент уплаты недоимок уголовного дела такая уплата фактически является добровольным возмещением ущерба, причиненного бюджету налоговым преступлением. И поскольку спорные суммы являются возмещением ущерба, то в соответствии с п. 13.1 ст. 78 НК РФ они не подлежат зачету или возврату налогоплательщику.

Суды не согласились с позицией налогового органа и рассмотрели спор в пользу налогоплательщика, обратив внимание на следующие обстоятельства.

В представленных платежных поручениях, на основании которых перечислены спорные суммы, в назначении платежа указано «уплата налога (НДС, транспортный налог, налог на прибыль, налог на имущество организаций)», указанные денежные средства уплачены налогоплательщиком непосредственно в налоговый орган и по конкретным налогам, а не на счета следственного комитета, либо в счет возмещения ущерба бюджету.

Статьи 198-199.2 УК РФ применены к физическому лицу – руководителю налогоплательщика, а не к самому налогоплательщику, оплата за данное физическое лицо налогоплательщиком не производилась.

Каких-либо самостоятельных следственных действий по установлению размера ущерба бюджету в результате совершения преступления, в рамках уголовного дела не производилось.

Основанием для прекращения уголовного дела явилось ходатайство руководителя налогоплательщика, в котором последний просил прекратить уголовное преследование на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

(постановление АС Уральского округа от 18.08.2022 по делу № А47-5117/2021
ПСК "Приуральский")



Ошибочное включение в решение о проведении выездной проверки одного из уже проверенных периодов не является основанием для признания этого решения незаконным в полном объеме

Налоговый орган (ИФНС) принял в отношении налогоплательщика решение о проведении выездной проверки по всем налогам за период 01.01.2018 -31.12.2020. При этом охватив в том числе налоговый период по НДС - 1 квартал 2018 года, который ранее уже являлся предметом проведенной выездной налоговой проверки.

В связи с этим вышестоящий налоговый орган по жалобе налогоплательщика на основании п. 3 ст. 140 НК РФ отменил принятое ИФНС решение в части проверяемого периода 1 квартала 2018 года по НДС.

Тем не менее, налогоплательщик счел, что решение о проведении в отношении него выездной проверки является незаконным в полном объеме (в отношении всех периодов) и оспорил его в суде. По его мнению, НК РФ не предусматривает возможность применения вышестоящим налоговым органом нормы п. 3 ст. 140 НК РФ по отношению к решению «О проведении выездной налоговой проверки».

Кроме того, налоговый орган истребует у него и его непосредственных контрагентов проверяемого периода счета-фактуры, датированные 1 кварталом 2018 года, что указывает на имеющиеся у налогового органа намерения проверить полноту и правомерность расчета исчисленного налогоплательщиком к уплате НДС за указанный налоговый период.

Суд отказал в удовлетворении требования налогоплательщика, отметив следующее.

Полномочия вышестоящего налогового органа по рассмотрению жалоб налогоплательщиков и принятие по ним соответствующего решения не ограничиваются проверкой законности исключительно решений, принимаемых нижестоящими налоговыми органами по результатам рассмотрения материалов налоговых проверок. Пункт 3 ст. 140 НК РФ предусматривает наличие у органов налогового контроля на стадии досудебного урегулирования налогового спора предоставленной федеральным законодателем дискреции на полную либо частичную отмену любых решений, предусмотренных законодательством о налогах и сборах.

Суд согласился с доводами налогового органа о том, что полная отмена принятого ИФНС в 2021 году обжалуемого решения и последующее принятие налоговым органом нового решения «О проведении выездной налоговой проверки» уже в 2022 году будет свидетельствовать об утрате возможности проведения ИФНС проверки полноты и достоверности всех налоговых обязательств налогоплательщика за период с 01.01.2018 по 31.12.2018 не только в части НДС, но и по другим налогам, сборам, страховым взносам.

Истребование же в рамках выездной налоговой проверки у налогоплательщика и его контрагентов документов, относящихся к 1 кварталу 2018 года, в условиях частичной отмены Управлением ФНС решения ИФНС не говорит о нарушении законных прав налогоплательщика, не возлагает на него дополнительные незаконные налоговые обязанности и в целом не свидетельствует о незаконности обжалуемого решения.

(решение АС г. Москвы от 16.08.2022 по делу № А40-67621/2022 ООО "Биокам")



Суд признал, что просрочка в представлении истребованных документов из-за ряда обстоятельств не являлась основанием для привлечения налогоплательщика к ответственности

Налоговый орган направил налогоплательщику требование о представлении документов, которые в итоге частично были представлены с нарушением установленного срока (несмотря на его продление налоговым органом). Некоторые документы не были заверены надлежащим образом.

В связи с этим налогоплательщик был привлечен к ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ в виде штрафа.

При оспаривании этого штрафа суд установил следующие обстоятельства, на основании которых пришел к выводу о неправомерности привлечения налогоплательщика к ответственности.

На момент получения требования о представлении документов главный бухгалтер после перенесенного заболевания осуществляла удаленную работу без пребывания в офисе компании, а генеральный директор находился на больничном в связи с заболеванием новой коронавирусной инфекцией COVID-19. Сведения о нетрудоспособности генерального директора и удаленной работе главного бухгалтера заблаговременно были представлены в налоговый орган совместно с частичным комплектом стребованных документов.

Данные документы были заверены неуполномоченным лицом (начальником строительного участка). Однако доверенности с соответствующими полномочиями у него не имелось, ввиду нахождения единоличного исполнительного органа налогоплательщика на карантине и его невозможностью вследствие этого осуществления каких-либо физических контактов с иными лицами.

По выходу с больничного генеральным директором налогоплательщика сразу были представлены дополнительные документы. И в итоге все запрошенные документы по требованию были предоставлены в налоговый орган в полном объеме (хотя и с просрочкой в 9 дней).

В ответ на довод налогового органа о заверении документов неуполномоченным лицом суды отметили также, что при отсутствии доказательств фальсификации представление документов в ненадлежащей форме, незаверенных документов, не образует состава правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 126 НК РФ.

(постановление АС Московского округа от 16.08.2022 по делу № А40-148652/2021, ООО "Строй Век Сити")



ОЦЕНКА TAXOLOGY

Не столь частый случай, когда суд, давая оценку тем или иным обстоятельствам ненадлежащего исполнения налогоплательщиком обязанности по представлению истребованных документов, не квалифицирует их как «смягчающие ответственность обстоятельства», а полностью освобождает налогоплательщика от ответственности (учитывая как форс-мажорные обстоятельства, так и добросовестное поведение самого налогоплательщика). Нередко бывает так, что ненадлежащее исполнение той или иной обязанности по причине временного отсутствия тех или иных сотрудников рассматривается как внутренняя организационная проблема самого налогоплательщика, риски наступления которой должен нести он сам. С этой позиции данное дело является позитивным примером в развитии судебной практики по данной теме.
Налог на прибыль
Суд признал, что предъявленная налогоплательщику контрагентом сумма расходов за потребленные в прошлых периодах ресурсы не является переносимым убытком прошлых лет

По итогам камеральной проверки налоговый орган установил, что налогоплательщик в 2019 году в состав убытков, приравниваемых к внереализационным расходам, неправомерно включил сумму убытков прошлых налоговых периодов, выявленных в текущем отчетном (налоговом) периоде. В указанную сумму включены, в частности, суммы корректировки расходов по полученным в 2019 году корректировочным счетам-фактурам за 2017 и 2018 гг.

По мнению налогового органа, при получении корректировочных счетов-фактур на оплату потребленных ресурсов за 2017-2018 годы налогоплательщик должен корректировать на сумму указанных расходов налоговую базу прошлых периодов (2017-2018 годов), а не 2019 года. Кроме того, налоговый орган ссылался на установленный п. 2.1 ст. 283 НК РФ запрет на уменьшение налоговой базы текущего периода на сумму убытков прошлых периодов более, чем на 50%.

Суды не согласились с позицией налогового органа и рассмотрели спор в пользу налогоплательщика, признав наличие у последнего законных оснований для учета при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль за 2019 год расходов на оплату коммунальных ресурсов, отпущенных в 2017, 2018 годах, в связи с последующим перерасчетом объема потребленных ресурсов и выставлением ему в текущем налоговом периоде (2019 году) корректировочных счетов – фактур на их оплату ресурсоснабжающей организацией.

Суды отметили, что налогоплательщик исчислял налогооблагаемую базу по налогу на прибыль в 2017, 2018 годах в соответствии с имеющимися в тех периодах первичными документами. При этом расходы по корректировочным счетам – фактурам, выставленным в 2019 году, в предыдущих периодах (2017, 2018 годах) в затраты не включались и не могли быть включены, так как первичные документы поступили лишь в 2019 году. Данное обстоятельство не является ошибкой или искажением налогового учета прошлых периодов по смыслу, придаваемому указанным понятиям п. 1 ст. 54 НК РФ, так как расходы предъявлены контрагентом налогоплательщику впервые в 2019 году, в связи с чем не могли быть учтены в 2017 – 2018 годах из-за отсутствия подтверждающих их несение первичных документов, необходимых для признания расходов по методу начисления в силу ст.ст. 252, 272, 313 НК РФ.

Ссылка налогового органа на п. 2.1 ст. 283 НК РФ, ограничивающий в период с 01.01.2017 по 31.12.2024 предельный размер переносимого убытка прошлых лет, на который можно уменьшить налоговую базу текущего периода (не более, чем на 50% ), основана на неверном толковании данной нормы материального права, поскольку предъявленная налогоплательщику в 2019 году контрагентом сумма расходов за потребленные в прошлых периодах ресурсы не является переносимым убытком прошлых лет (то есть отрицательным финансовым результатом, сформированным и учтенным в налоговом учете прошлых налоговых периодов, переносимым на текущий период в соответствии со статьей 283 НК РФ), а образует впервые учтенные в 2019 году внереализационные расходы налогоплательщика по самостоятельному основанию (подп. 1 п. 2 ст. 265 НК РФ)

(постановление АС Западно-Сибирского округа от 18.08.2022 по делу № А27-4910/2021 ООО "УК "Жилищник")




Суд признал, что расходы на выплату вознаграждений поручителям по кредитным обязательствам являются необоснованными

Налогоплательщик заключил кредитные договоры с несколькими банками. В качестве обеспечения по ним он передал в залог недвижимое имущество, а также заключил с этими банками договоры поручительства, где поручителями являлись учредители и руководители налогоплательщика.

При этом с самими поручителями налогоплательщик также заключил договоры (на оказание услуг по предоставлению поручительства), по которым поручителям выплачивалось вознаграждение. Расходы на его выплату налогоплательщик учел в расходах по налогу на прибыль.

Налоговый орган признал расходы на выплату вознаграждения поручителям необоснованными и суды с ним согласились исходя из следующего.

Оплата по заключенным соглашениям о поручительстве не являлась требованием банков, а предусмотрена исключительно по инициативе самого налогоплательщика.

Выступившие в качестве поручителей лица являются работниками налогоплательщика, в частности его руководителями.

Отсутствует документальное подтверждение о материальных рисках для поручителей, поскольку кредитными договорами не предусмотрено обеспечение имуществом физических лиц; отсутствует указание на номера счетов поручителей-физических лиц, с которых банки могут в безакцептном порядке списывать деньги в счет погашения задолженности; платежеспособность указанных физических лиц не проверялась.

Суды отметили, что поручаясь по обязательствам собственного предприятия, учредители действуют в собственном интересе, поскольку как учредители общества заинтересованы в получении им кредитов. Одновременно, являясь бенефициарными собственниками налогоплательщика и поручаясь по обязательствам собственного предприятия, учредители выплачивают вознаграждение фактически сами себе, то есть, путем выплаты вознаграждения по соглашениям об оказании услуг поручительства уменьшают прибыль налогоплательщика на экономически необоснованные расходы на сумму, равную полученному ими вознаграждению.

На основании изложенного суды сочли, что дополнительное несение налогоплательщиком расходов на оплату вознаграждения поручителям, которое не является обязательным, а установлено самим налогоплательщиком и его учредителями, не отвечает целям деятельности общества – получению прибыли, а направлено исключительно на уменьшение налогооблагаемой прибыли.

(постановление АС Уральского округа от 19.08.2022 по делу № А76-37391/2021
ООО "ЗКС")



ОЦЕНКА TAXOLOGY

Неочевидный вывод судей со спорной мотивировкой. Фактически суд отказал в учете расходов на привлечение поручителей лишь по мотиву взаимозависимости поручителей и должника. Однако пресловутый «принцип вытянутой руки» требует как раз следовать модели поведения независимых лиц в таких ситуациях. И поскольку задолженность не была искусственной, а наличие поручительства при выдаче кредита выступало требованием банка, последнее вполне могло быть привлечено на платной основе от любого согласившегося лица. Сама по себе взаимозависимость и отсутствие дополнительного обеспечения обязательств поручителей имуществом физических лиц не говорит о недействительности договора поручительства или отсутствии у них экономических рисков в случае дефолта должника. В результате налицо различный подход к одинаково обоснованным расходам в зависимости от аффилированности сторон сделки, что явно противоречит практике высших судов по налоговым спорам.

Налог на имущество организаций
Суд признал правомерным отказ в предоставлении налоговой льготы по налогу на имущество за еще не истекшую часть налогового периода

Налогоплательщик 15.03.2022 представил в налоговый орган заявление о предоставлении налоговой льготы по налогу на имущество организаций за период с 01.01.2022 по 31.12.2022 года, предусмотренной региональным налоговым законом в отношении объекта недвижимого имущества - нежилого помещения.

В ответ на заявление налоговым органом направлено сообщение об отказе в предоставлении налоговой льготы по налогу на имущество организаций за налоговый период 2022 год, в обоснование которого налоговый орган указал, что отсутствует возможность подтверждения права на применение налоговой льготы за неистекший налоговый период.

Вышестоящий налоговый орган признал действия должностных лиц налогового органа в части отказа в предоставлении льготы по налогу на имущество организаций за истекший период 2022 года с 01.01.2022 по 15.03.2022 неправомерными, при этом указав, что в заявлении налогоплательщика для предоставления налоговой льготы указан налоговый период с 01.01.2022 по 31.12.2022, который полностью не завершен, поэтому подтвердить применение налоговой льготы в отношении имущества, используемого в предпринимательской деятельности за периоды времени, не прошедшие на момент рассмотрения заявления, не представляется возможным (с 16.03.2022 по 31.12.2022).

Налогоплательщик оспорил в суде отказ в предоставлении налоговой льготы, но суд рассмотрел спор в пользу налогового органа, отметив следующее.

Документальное подтверждение налоговым органом правомерности применения налоговой льготы за периоды времени, не прошедшие на момент рассмотрения заявления, не представляется возможным, в виду возможного наступления события, имеющего признаки, препятствующие предоставлению налоговой льготы за не истекший налоговый период (сообщения от налогоплательщика об отказе от применения заявленной налоговой льготы, заявления на применение иной налоговой льготы (либо вместо ранее заявленной), ликвидация налогоплательщика в течение налогового периода, исключение объекта из Перечня объектов, по которым налоговая база определяется как кадастровая стоимость, изменение в региональном законодательстве в отношении условий и периода действия налоговой льготы или иные изменения).

Однако уведомление налогового органа об отказе в предоставлении налоговой льготы, заявленной за неистекший период, не исключает предоставление налогоплательщику права на применение льготного налогообложения за полный (заявленный) налоговый период в случае если по окончанию налогового периода налоговый орган располагает сведениями, подтверждающими право налогоплательщика на налоговую льготу за указанный в заявлении период, при одновременном отсутствии факторов, препятствующих предоставлению налоговой льготы

(решение АС г. Москвы от 18.08.2022 по делу № А40-112136/2022 ООО "СИТИ-БОКС")
TaxDigest для Вас представили:
Сергей Семёнов
Управляющий партнер
semenov@taxology.ru
Алексей Артюх
Партнер
artyukh@taxology.ru
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.