Дайджест № 231

Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 231
отмечаем интересные дела:
1)
Неисполнение налоговым органом определения суда о принятии обеспечительных мер является основанием для наложения штрафа на руководителя налогового органа
2)
Срок на возврат НДФЛ с невостребованных дивидендов начинает исчисляться не ранее истечения срока на обращение акционера за такими дивидендами, а не с даты удержания налога
3)
Окончание интересного спора СК Русвьетпетро о периоде применения региональной льготы по налогу на прибыль: если иное не предусмотрено законом, факты, являющиеся основанием для применения льготы (ввод в эксплуатацию имущества), могут иметь место и до вступления закона в силу
4)
Любопытный спор по «антикоронавирусным льготам» для арендодателей в 2020 году: если требование закона о государственной регистрации договора аренды не распространяется на конкретный договор в силу срока его действия, это не является основанием для лишения налогоплательщика права на льготу
И многое другое...
Международное налогообложение
Суд признал, что доход от передачи права на результат интеллектуальной деятельности в полном объеме не подлежит налогообложению у источника выплаты

Между налогоплательщиком (заказчик) и иностранной компанией из Болгарии был заключен договор, по которому исполнитель обязуется по заданию заказчика выполнить, а заказчик принять и оплатить дизайнерские работы в отношении различных брендов (торговых знаков, средств индивидуализации) и упаковки заказчика. При этом исполнитель передает заказчику в полном объеме исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, созданные в процессе выполнения работ. В общую стоимость работ входит вознаграждение за передачу исключительных прав на результаты выполненных работ, размер которого составляет 1% от общей стоимости работ.

В ходе проверки налоговый орган пришел к выводу, что спорный договор является смешанным, включает элементы договора подряда и договора об отчуждении исключительных прав, и налогоплательщик в нарушение п. 1 ст. 310 НК РФ не исполнил обязанность налогового агента по удержанию и перечислению налога с доходов от использования в РФ прав на объекты интеллектуальной собственности (дизайн, бренд), полученных иностранной компанией от источников в РФ. Поскольку налогоплательщик на момент выплаты дохода иностранной компании не располагал документами, подтверждающими местонахождение организации в Республике Болгария (ст. 312 НК РФ), налоговый орган исчислил налог по ставке 20%.

Суды признали доначисление налога неправомерным и рассмотрели спор в пользу налогоплательщика. Право на результат интеллектуальной деятельности (дизайн упаковки для специй и пряностей) передано в полном объеме, а не на определенное время (иных условий договор не содержит), в связи с чем на данные правоотношения сторон распространяются положения п. 2 ст. 309 НК РФ, согласно которому доходы, полученные иностранной организацией от продажи товаров, иного имущества, кроме указанного в подп. 5 и 6 п. 1 этой статьи, а также имущественных прав, осуществления работ, оказания услуг на территории РФ, не приводящие к образованию постоянного представительства в РФ в соответствии со ст. 306 НК, обложению налогом у источника выплаты не подлежат.

Суды отклонили довод налогового органа о неправомерности применения в данном случае п. 2 ст. 309 НК РФ, указав, что в рассматриваемом деле по договору передано имущественное право (исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности), которое обложению налогом у источника выплаты не подлежит, а налоговый орган признал доходом стоимость переданного права, а не стоимость оказанных услуг по договору. При этом суды также отклонили ссылку налогового органа на то, что согласно подп. 10 п. 1 ст. 309 НК РФ перечень доходов, приведенный в п. 1 ст. 309 НК РФ, не является исчерпывающим, поскольку из решения налогового органа следует, что налогоплательщику вменено именно необложение налогом дохода, указанного в подп. 4 п. 1 ст. 309 НК РФ.

(постановление АС Северо-Западного округа от 01.08.2022 по делу № А66-9749/2021 АО "Галерея вкусов")
Общие положения налогового законодательства
Суд признал, что срок для возврата переплаты по НДФЛ, возникшей из-за последующего отпадения основания для его уплаты, должен исчисляться с момента такой уплаты

В 2014 году между налогоплательщиком (арендатор) и контрагентом был заключен договор аренды нежилого помещения, на основании которого арендатор в 2015 году перечислил арендодателю (физлицу) сумму страхового депозита (обеспечительный платеж), удержав с нее в качестве налогового агента НДФЛ и отразив это в справке о доходах арендодателя за 2015 год.

В 2019 году арендодатель продал это помещение третьему лицу, соответственно, основания для удержания страхового депозита отпали, и в 2020 году он был возвращен налогоплательщику.

Налогоплательщик посчитал, что в связи с этим в 2020 году у него отпала и исполненная в 2015 году обязанность по удержанию НДФЛ со страхового депозита, и, соответственно, возникло право на возврат этой суммы НДФЛ.
Поэтому в 2020 году он представил заявление о возврате НФДЛ и корректировочную справку о доходах арендодателя за 2015 год, в которой уменьшил размер доходов арендодателя на сумму страхового депозита.

Налоговый орган отказал в возврате НДФЛ. Сначала он указал, что определить правомерность и обоснованность образовавшейся переплаты в КРСБ налогоплательщика не предоставляется возможным, поскольку не представлены корректировочные расчеты по форме 6-НДФЛ за 2020 год. Затем он сообщил, что дата образования указанной переплаты — это именно 2015 год, что подтверждается протоколом приема представленных налогоплательщиком корректировочных сведений по форме 2-НДФЛ за 2015 год.

Суды согласились с налоговым органом, рассмотрев спор в его пользу и указав, что инспекция правомерно исчислила трехлетний срок на возврат излишне уплаченного налогоплательщиком налога со дня уплаты соответствующей суммы в бюджет и отказала ему в возврате суммы НДФЛ.

(постановление АС Московского округа от 01.08.2022 по делу № А40-212090/2021
ООО "Табер Трейд")


Срок давности возврата переплаты по НДФЛ, возникшей в связи с неистребованием дивидендов, исчисляется не ранее истечения срока на такое истребование

Налогоплательщик в 2015 году принял решение о выплате дивидендов своим акционерам. Двум акционерам сумма дивидендов (после удержания и уплаты НДФЛ в качестве налогового агента) была направлена в этом же году почтовым переводом, но оказалась не востребованной этими акционерами.

В связи с этим налогоплательщик счел, что сумма уплаченного с этих дивидендов НДФЛ является излишне уплаченной и в 2021 году обратился в суд с требованием о ее возврате.

Налоговый орган в свою очередь ссылался на то, что в 2021 году налогоплательщиком уже пропущен срок исковой давности по требованию о возврате переплаты по НДФЛ. Срок исковой давности для обращения с таким требованием следует исчислять со следующего дня после того, как денежные средства (дивиденды) возвращены налогоплательщику как невостребованные (т. е. с 2015 года).

По мнению же налогоплательщика, он знал о нарушении своего права (наличии переплаты по НДФЛ) лишь в 2018 году в день прекращения обязанности выплатить невостребованные дивиденды.

Суды согласились с позицией налогоплательщика и рассмотрели спор в его пользу исходя из следующего.

В соответствии с Законом об акционерных обществах лицо, не получившее объявленных дивидендов в связи с тем, что у общества или регистратора отсутствуют точные и необходимые адресные данные или банковские реквизиты, либо в связи с иной просрочкой кредитора, вправе обратиться с требованием о выплате таких дивидендов (невостребованные дивиденды) в течение трех лет с даты принятия решения об их выплате, если больший срок для обращения с указанным требованием не установлен уставом общества. По истечении такого срока объявленные и невостребованные дивиденды восстанавливаются в составе нераспределенной прибыли общества, а обязанность по их выплате прекращается.

В данном случае невыплаченные дивиденды утратили статус доходов физических лиц в связи с истечением срока для обращения акционеров за их получением в 2018 году. Следовательно, они подлежали восстановлению в составе нераспределенной прибыли общества, поскольку с их суммы налогоплательщиком как налоговым агентом удержан и перечислен в бюджет НДФЛ.

Налогоплательщик не ранее указанной даты должен был и мог узнать о наличии оснований для квалификации данных сумм налога как излишне уплаченных и, как следствие, о начале течения срока исковой давности для защиты своего права. Таким образом, по состоянию на 09.06.2021 (дату подачи заявления в суд) срок исковой давности, предусмотренный п. 1 ст. 196 ГК РФ, по требованию о возврате излишне уплаченных сумм НДФЛ не истек.

(постановление АС Северо-Кавказского округа от 07.08.2022 по делу № А32-28160/2021 ОАО "Флот НМТП")


Основанием для приостановления блокировки счетов налогоплательщика является в т.ч. и судебное определение о принятии обеспечительных мер

Налогоплательщик обратился в суд с заявлением к налоговому органу о признании незаконными решений о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке, о взыскании налога за счет денежных средств на счетах налогоплательщика в банках. По ходатайству налогоплательщика суд принял обеспечительные меры в виде приостановления исполнения указанных решений.

Между тем, налоговый орган не стал исполнять определение суда о принятии этих обеспечительных мер. В связи с этим налогоплательщик обратился в суд о наложении на начальника налоговой инспекции судебного штрафа, что и было сделано.

Начальник инспекции обжаловал этот штраф, ссылаясь на то, что в п. 7 ст. 76 НК РФ, содержащем исчерпывающий перечень оснований для отмены, не указано вынесение судом определения о принятии обеспечительных мер.

Суды признали наложение судебного штрафа законным, отметив следующее. Форма решения об отмене приостановления операций по счетам налогоплательщика в банке, а также переводов электронных денежных средств утвержденная приказом ФНС России от 14.08.2020 № ЕД-7-8/583@ (приложение № 15), содержит открытый перечень оснований для принятия указанного решения.

Учитывая, что судом избрана специальная мера, предусмотренная ч. 3 ст. 199 АПК РФ (п. 4 информационного письма ВАС РФ от 13.08.2004 № 83 «О некоторых вопросах, связанных с применением ч. 3 ст. 199 АПК РФ»), которая по существу заключается в запрете исполнения тех мероприятий, которые предусматриваются данным актом, а инспекция, как следует из перечисленных выше установленных судами фактов, является лицом, инициировавшим во исполнение оспариваемого акта принудительное списание денежных средств со счета налогоплательщика и приостановившим операции по счетам, ее обязанностью по исполнению определения суда об обеспечительных мерах является совершение действий и принятие актов, которые приостановят ранее предпринятые действия (пункт 29 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер»).

В силу своего должностного регламента начальник налогового органа несет персональную ответственность и может быть привлечен к ответственности в соответствии с законодательством РФ за некачественное и несвоевременное выполнение задач, возложенных на инспекцию, за действие или бездействие, приведшее к нарушению прав и законных интересов граждан.

(постановление АС Уральского округа от 05.08.2022 по делу № А34-20871/2021
гр. Петров)
Налог на прибыль
Суд признал, что ввод имущества в эксплуатацию, до начала периода, на который распространяется действие закона о налоговой льготе, не препятствует применению последней

Региональным налоговым законом была предусмотрена пониженная налоговая ставка по налогу на прибыль для налогоплательщиков, осуществляющих некоторые виды деятельности, которые ввели в эксплуатацию в течение текущего налогового периода основные средства на определенную сумму.

Этим же налоговым законом установлено, что право воспользоваться пониженной ставкой налога на прибыль организаций «распространяется на правоотношения, возникшие с 1 января 2015 года по 31 декабря 2021 года»
Налогоплательщик в 2014 году ввел в эксплуатацию основные средства на необходимую сумму и при исчислении налога на прибыль за 2015 год применил вышеназванную пониженную налоговую ставку.

Налоговый орган пришел к выводу, что пониженная ставка применена налогоплательщиком неправомерно, поскольку в силу прямого указания регионального закона он распространяется на правоотношения, возникшие с 1 января 2015 года, в то время как налогоплательщик ввел спорные основные средства в предшествующем налоговом периоде.

По мнению налогового органа, положения регионального закона распространяются не только на правоотношения по применению пониженной ставки по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в бюджет субъекта РФ, но и на правоотношения по введению в эксплуатацию вновь созданных объектов основных средств. Поскольку закон распространяется на правоотношения с 2015 года, соответственно, стоимость введенного в эксплуатацию имущества в целях применения льготной ставки по налогу на прибыль организаций может быть учтена налогоплательщиком, начиная лишь с 2015 года. Как следствие, пониженная ставка налога не может быть применена ранее следующего налогового периода - 2016 года.

Суды не согласились с позицией налогового органа и рассмотрели спор в пользу налогоплательщика, отметив следующее. Ст. 2 НК РФ устанавливает закрытый перечень отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, который включает в себя, в частности, властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов. Отношения по вводу имущества в эксплуатацию в данном перечне отсутствуют и не входят в предмет регулирования законодательства о налогах и сборах.

Ввод имущества в эксплуатацию представляет собой юридический факт, то есть событие или действие (жизненное обстоятельство), с которым норма права связывает возникновение, изменение и прекращение правовых отношений. Региональным законом установлено, что определенный юридический факт (ввод имущества в эксплуатацию), имевший место в текущем году, является одним из условий для возникновения правоотношений по применению льготы в следующем налоговом периоде. При этом в данном законе отсутствует указание на конкретный год, в котором должен быть произведен ввод в эксплуатацию имущества - следовательно, для целей этого конкретного закона юридическое значение имеет лишь то, является ли соответствующий период предшествующим тому, в котором применена льготная ставка, вне зависимости от того, имел ли место соответствующий факт до вступления регионального закона в силу. Таким образом, закон не содержит ограничений в применении его норм для объектов, введенных в эксплуатацию до вступления данного закона в силу.

(постановление АС Московского округа от 26.07.2022 по делу № А40-176960/2020
ООО "Совместная компания "Русвьетпетро")
Налог на имущество организаций
Суд признал, что отсутствие государственной регистрации договоров аренды не нарушает условий предоставления налоговой льготы

Региональным налоговым законом была предусмотрена налоговая льгота по налогу на имущество для арендодателей, заключивших дополнительные соглашения к договору аренды, предусматривающих снижение арендной платы в 2020 году. Сумма налога в 2020 году уменьшается на сумму совокупного снижения арендных платежей при одновременном соблюдении, в частности, следующих условий: 1) договор аренды заключен до 1 марта 2020 года и был зарегистрирован в установленном порядке; 2) дополнительное соглашение к договору аренды заключено после 1 марта 2020 года.

Налогоплательщик применил указанную льготу, но при этом договоры аренды он не регистрировал, поскольку заключал их на 11 месяцев с последующей пролонгацией на такой же срок либо на неопределенный срок, что не требовало государственной регистрации.

Налоговый орган пришел к выводу о том, что при отсутствии государственной регистрации договоров аренды применение налоговой льготы является неправомерным.

Суды не согласились с позицией налогового органа и рассмотрели спор в пользу налогоплательщика исходя из следующего.

Условие регионального закона о необходимости регистрации договора аренды в установленном порядке налогоплательщиком не нарушено, поскольку действующим законодательством не предусмотрена регистрация договора при сроке аренды менее одного года или при неопределенном сроке.

Суды обоснованно, в том числе приняв во внимание законодательную цель введения налоговой льготы, исходили из того, что применительно к спорным договорам аренды как раз действующим законодательством и установлено, что необходимость регистрации таких договоров отсутствует. То есть, отсутствие государственной регистрации представленных налогоплательщиком договоров аренды в данном случае не нарушает условия предоставления налоговой льготы (уменьшения подлежащего уплате налога).

Таким образом, в рассматриваемом случае налоговый орган, отказывая в праве на льготу, фактически устанавливает дополнительное условие для ее получения, а именно то, что договор должен быть заключен на год и более, что недопустимо, поскольку из положений регионального закона такое условие непосредственно не следует. С учетом изложенного, на 2020 год срок действия договора аренды не предусмотрен в качестве критерия для отбора объекта налогообложения, в отношении которого подлежит установлению налоговая льгота.

(постановление АС Западно-Сибирского округа от 05.08.2022 по делу № А27-18917/2021 ООО "Инвест-КО")



ОЦЕНКА TAXOLOGY

Дело является показательным примером того, как, во-первых, при применении норм налогового законодательства необходимо учитывать и положения гражданского законодательства, а, во-вторых, исходить из приоритета экономического содержания и цели регулирования отдельных отношений над соблюдением тех или иных формальных требований, в т.ч. для того, чтобы обеспечить реализацию принципа равенства налогообложения.

И не случайно, например, в апелляционном постановлении по данному делу суд особо остановился на том, что из преамбулы данного регионального закона следует, что его целью является именно поддержка налогоплательщиков в условиях действия ограничительных антикоронавирусных мер. Из этого уже можно делать вывод о том, что налогоплательщикам-арендодателям, снизившим арендную плату, должны быть предоставлены равные условия для получения налоговой льготы, учитывая среди прочего, что наличие или отсутствие государственной регистрации договоров аренды не влияет на сам факт наличия арендных отношений.

TaxDigest для Вас представили:
Сергей Семёнов
Управляющий партнер
semenov@taxology.ru
Алексей Артюх
Партнер
artyukh@taxology.ru
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.