EN
RU

Дайджест № 226

Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 226
отмечаем интересные дела:
1)
Если налоговый орган в результате непредъявления повторно исполнительного листа на взыскание задолженности пропустил предельные сроки на взыскание, задолженность следует признать безнадежной
2)
Истребование документов у службы судебных приставов по ст. 93.1 НК РФ оказалось неправомерным, поскольку финансово-хозяйственных отношений с налогоплательщиком у службы не было
3)
Само по себе наличие товара в перечне облагаемых НДС по ставке10% не дает право на применение этой ставки, если товар не используется в качестве продовольственного
4)
Частично субсидируемая оплата товаров с использованием в том числе собственных средств налогоплательщика, если расчет субсидии прямо не включал в себя НДС, не обязывает восстанавливать принятый к вычету по таким товарам налог
И многое другое...
Вопросы процессуального права
Неснятый арест с денежных средств налогоплательщика, наложенный в качестве обеспечительной меры, не является основанием для неисполнения банком последующего постановления о взыскании этих средств

Налоговый орган обратился в суд с требованием о взыскании с налогоплательщика налоговой задолженности. Суд сначала удовлетворил ходатайство налогового органа о принятии обеспечительных мер в отношении налогоплательщика в виде ареста его денежных средств на счете в банке, а затем взыскал спорную налоговую задолженность.

На основании судебного решения о взыскании этой задолженности был выдан исполнительный лист и вынесено постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании. Однако банк отказался исполнять это постановление, ссылаясь на то, что не отменено ранее вынесенное постановление судебного пристава-исполнителя об аресте денежных средств в качестве обеспечительной меры.

В связи с этим отказом налоговый орган обратился в суд с требованием наложить на банк судебный штраф, и суды согласились с требованием налогового органа.

При обжаловании штрафа банк указывал на то, что его действия по отказу осуществить обращение взыскания на денежные средства при наличии ранее наложенного и не снятого ареста, являются правомерными. Кроме того, учитывая обязанность банка по строгому соблюдению правил и ограничений, установленных ст. 858 ГК РФ, ст. 27 ФЗ «О банках и банковской деятельности», а также учитывая правило ч. 4 ст. 70 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», у банка отсутствовали правовые основания и реальная возможность для обращения взыскания на денежные средства должника.

Тем не менее, суды рассмотрели спор в пользу налогового органа, отметив следующее.

Материалами дела подтверждено, что арест, наложенный на денежные средства в качестве обеспечительной меры, в силу ч. 4 ст. 96 АПК РФ, не мог быть снят, поскольку требования налогового органа были удовлетворены и данная мера сохраняет свое действие до фактического исполнения судебного акта.

Банк, получив постановление судебного пристава об обращении взыскания на денежные средства налогоплательщика был обязан его исполнить, в том числе, когда в постановлении судебного пристава-исполнителя указано, что обращение взыскания производится на арестованные денежные средства, в связи с чем у банка не имелось каких-либо сомнений относительно источника денежных средств, за счет которого должно производиться обращение взыскания.
Судья ВС согласился с выводами нижестоящих судов и отказал банку в передаче его жалобы на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

(отказное определение ВС РФ от 17.06.2022 по делу № А50-24004/2020
АО КБ "Уральский финансовый дом")
Общие положения налогового законодательства
Суд признал, что повторное непредъявление налоговым органом исполнительного документа на взыскание недоимки судебному приставу-исполнителю привело к утрате возможности такого взыскания

По итогам налоговой проверки налогоплательщику был доначислен НДС, пени и штраф, затем налоговым органом были приняты меры по принудительному взысканию этой налоговой задолженности: выставлено требование о ее уплате, принято решение о ее взыскании за счет средств налогоплательщика в банках, а затем и за счет имущества налогоплательщика.

Судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производства, но менее чем через 3 месяца вынужден был возвратить исполнительный документ налоговому органу на основании п. 3 ч. 1 ст. 46 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Налоговый орган не стал повторно предъявлять судебному приставу-исполнителю исполнительный документ на взыскание недоимки. Вместо этого на основании подп. «г» п. 5 Положения о порядке предъявления требований по обязательствам перед РФ в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 29.05.2004 № 257, принято решение об отложении подачи заявления уполномоченного органа в арбитражный суд о признании налогоплательщика несостоятельным (банкротом) на 1,5 года.

В связи с этим налогоплательщик обратился в суд с требованием о признании безнадежной ко взысканию спорной недоимки, учитывая, что к этому времени уже истек предельный 2-летний срок для ее взыскания за счет имущества налогоплательщика в судебном порядке.

Налоговый орган в качестве возражений указывал на то, что законом, регулирующим порядок исполнительного производства, не предусмотрена обязанность повторного предъявления исполнительного документа после его возврата. С учетом отсутствия у налогового органа обязанности по повторному предъявлению в органы ФССП России исполнительного документа срок, установленный ст. 21 Закона об исполнительном производстве, не может быть нарушен, что исключает возможность признания недоимки безнадежной к взысканию.

Законодатель, утверждая перечень оснований, закрепленных в п. 1 ст. 59 НК РФ, с учетом аналогии норм, предусмотренных подп. 4.1 п. 1 ст. 59 НК РФ и ст. 6 Закона о банкротстве, не связывал момент прекращения обязанности по уплате налоговых платежей с фактом повторного не предъявления исполнительного документа в срок, установленный статьей 21 Закона об исполнительном производстве.

Кроме того, в рассматриваемом случае необходим комплексный подход к применению налогового законодательства, Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и Постановления Правительства РФ от 29.05.2004 № 257.

Суды отклонили все доводы налогового органа и рассмотрели спор в пользу налогоплательщика исходя из того, что единый пресекательный срок давности взыскания налоговым органом недоимки по налогам, задолженности по пеням и штрафам законодательством о налогах и сборах не установлен, такой срок определяется совокупностью сроков, установленных для осуществления мер по взысканию недоимки и задолженности по пеням и штрафам в бесспорном или судебном порядке.

(постановление АС Уральского округа от 09.06.2022 по делу № А47-7930/2021
ООО "УралАлкоСервис")



Суд признал неправомерным привлечение службы судебных приставов к налоговой ответственности за непредставление документов

Налоговый орган на основании ст. 93.1 НК РФ направил в адрес службы судебных приставов требование о представлении документов (информации). Основанием для направления требования послужило проведение выездной налоговой проверки деятельности одного из налогоплательщиков.

Указанное требование оставлено службой судебных приставов без исполнения. В связи с этим она была привлечена к налоговой ответственности по п. 2 ст. 126 НК РФ в виде штрафа и оспорила его в суде.

Суды признали привлечение к налоговой ответственности незаконным, исходя из следующего.

Налоговый орган направил службе судебных приставов требование о представлении документов (информации), касающихся хозяйственно-финансовых отношений налогоплательщика в период с 2016 по 2018 годы. Между тем какие-либо финансово-хозяйственные отношения между службой судебных приставов и налогоплательщиком в указанный период отсутствовали.

В производстве службы судебных приставов находилось исполнительное производство, возбужденное в отношении налогоплательщика, которое в 2018 году было окончено. Документы по названному исполнительному производству в требовании налогового органа не были указаны в качестве истребуемых.

Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства того, что запрашиваемые документы имелись у службы судебных приставов и могли быть представлены в налоговый орган, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для привлечения службы к ответственности по п. 2 ст. 126 НК РФ ввиду отсутствия в ее действиях состава вменяемого правонарушения.

(постановление АС Северо-Западного округа от 15.06.2022 по делу № А44-4547/2021 УФССП по Новгородской области)



ОЦЕНКА TAXOLOGY

Дело представляет очередной (хотя и немногочисленный) пример сдерживания аппетитов налоговых органов при попытке использования ими ст. 93.1 НК РФ для истребования документов в абсолютно любых ситуациях. Суды здесь, возможно, решили напомнить, что при применении данной нормы имеются разумные пределы, которые должны соответствовать ее назначению. Напомним, что относительно недавно фактически об этом же высказывал свою позицию и Конституционный Суд в Определении № 821-О от 07.04.2022.
НДС
Суд признал, что инвестору обоснованно отказано в возмещении НДС, поскольку по обстоятельствам дела он инвестором не являлся

В 2018 году между учредителем налогоплательщика и региональной и местной администрациями было заключено Соглашение о социально-экономическом партнерстве, направленное на реализацию инвестиционных проектов, в частности, на строительство животноводческого комплекса.

В 2019 году уже между самим налогоплательщиком и местной администрацией было заключено Соглашение, по условиям которого налогоплательщик наделен функцией реализации инвестиционного проекта в части строительства животноводческого комплекса. Источником финансирования строительства должны были стать заемные средства учредителя, а не самого налогоплательщика.

Далее в декабре 2019 году между налогоплательщиком (заказчик) и контрагентом (генеральный подрядчик) заключен договор генерального подряда, предметом которого является осуществление генеральным подрядчиком комплекса работ, необходимых для завершения строительства и ввода в эксплуатацию объекта строительства.

В связи с заключением этого договора налогоплательщик заявил к возмещению НДС за 4-ый квартал 2019 года, но налоговый орган и суды признали это неправомерным, исходя из того, что налогоплательщик, являясь субъектом инвестиционной деятельности, выполнял функции заказчика-застройщика, не совмещающего функцию инвестора, в связи с чем не мог принимать к вычету НДС, предъявленный ему подрядной организацией.

Проанализировав налоговую и бухгалтерскую отчетность налогоплательщика, суды установили, что налогоплательщик не соответствовал критериям, определенным региональным законодательством, в соответствии с которыми для реализации инвестпроекта были выделены земельные участки в аренду без проведения торгов; вышеназванное соглашение 2019 года признано результатом последовательно совершенных учредителем действий, направленных на реализацию инвестпроекта по строительству Объекта в целях соблюдения обязательств, установленных Соглашением 2018 года.

Именно учредитель определил посредническую роль налогоплательщика в качестве исполнителя при реализации инвестпроекта, организацией, которая будет отвечать за реализацию инвестиционного строительства, финансируемого за счет денежных средств (инвестиций), предоставляемых в соответствии с условиями бизнес-проекта, заявления о включении инвестиционного проекта в реестр приоритетных инвестиционных проектов инвестором, являющимся 100%-м участником налогоплательщика, при этом доля налогоплательщика в инвестпроекте отсутствует.

Судья ВС РФ согласилась с выводами нижестоящих судов и отказала налогоплательщику в передаче его жалобы на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

(отказное определение ВС РФ от 10.06.2022 по делу № А03-3801/2021
ООО "ЭкоНива Алтай")



Само по себе присутствие в перечне кодов товаров, облагаемых по ставке НДС 10%, кодов товара, указанных в сертификате соответствия, не дает право налогоплательщику применять пониженную ставку НДС

Налогоплательщик ввез на территорию РФ семена подсолнечника и кукурузы, уплатив НДС по ставке 20%. В дальнейшем он реализовал х, но НДС при этом был уплачен по ставке 10% хотя семена предназначались для посева, а не для использования в качестве пищевой продукции.

В связи с этим налоговый орган счел неправомерным применение налогоплательщиком ставки 10%.

Налогоплательщик, в свою очередь, исходил из того, что коды спорной продукции указаны в нормативных актах, согласно которым эти виды продукции облагаются по ставке 10%. В последующем хотя и были внесены изменения в перечень кодов видов продовольственных товаров, но они касались товаров при ввозе их на территорию РФ, а не случаев реализации продовольственных товаров.

Суды не согласились с позицией налогоплательщика и рассмотрели спор в пользу налогового органа исходя из следующего.

Для применения ставки 10% по НДС необходимо соблюдение в совокупности двух условий: 1) реализуемый товар по своему назначению и применению должен быть продовольственным; 2) и такой товар, по коду видов продукции должен быть включен в перечень кодов продовольственной продукции, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 31.12.2004 № 908.

Само по себе присутствие в перечне кодов видов продовольственных товаров в соответствии с Общероссийским классификатором продукции, облагаемых по ставке 10 процентов, кодов товара, указанных в сертификате соответствия, не дает право налогоплательщику применять пониженную ставку НДС.

Поскольку оба перечня (на ввоз и на реализацию), приняты в соответствии с одним пунктом ст. 164 НК РФ, в них содержатся одни и те же группы товаров, оба они называются «Перечень кодов видов продовольственных товаров...», не может отличаться и понимание продовольственных товаров в целях применения указанных перечней.

Судья ВС РФ согласилась с позицией нижестоящих судов и отказала налогоплательщику в передаче его жалобы на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

(отказное определение ВС РФ от 17.06.2022 по делу № А52-2712/2021, ООО "Пром")



Суд признал, что налогоплательщик не обязан был восстанавливать НДС при расчетах с контрагентами денежными средствами, полученными в качестве субсидий

Налогоплательщику из бюджета была выдана субсидия на возмещение затрат, связанных с частичным погашением задолженности перед контрагентами за топливно-энергетические ресурсы.

Налоговый орган, учитывая, что денежными средствами, полученными в качестве вышеуказанной субсидии, налогоплательщиком произведен расчет с поставщиками ресурсов по задолженности, включающей в себя НДС, а значит, часть выделенных в качестве субсидий средств, по мнению налогового органа, направлена на оплату предъявленного поставщиками НДС, пришел к выводу о том, что налогоплательщик, ранее принявший к вычету НДС при приобретении указанных товаров, обязан восстановить соответствующие суммы НДС, поскольку получение налогоплательщиком субсидий из бюджета для возмещения рассматриваемых затрат означает повторное получение НДС за счет бюджета, что противоречит природе налоговых вычетов по указанному налогу.

При рассмотрении спора суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности требований налогоплательщика, отметив, что определяющим является тот факт, что вышеуказанная субсидия, рассчитанная с учетом понижающего коэффициента, не включала в свой состав средств для целей оплаты НДС.

Суд апелляционной инстанции, посчитав, что данное обстоятельство не имеет правового значения для разрешения спора, поддержал позицию налогового органа, ссылаясь на то, что денежными средствами, полученными обществом в качестве субсидии, налогоплательщиком были произведены расчеты с поставщиками по предъявленным счетам-фактурам, в том числе, включая НДС.

Суд кассационной инстанции отменил апелляционное постановление и оставил в силе решение первой инстанции, удовлетворив жалобу налогоплательщика.

При этом среди прочего было отмечено также, что денежные средства, находящиеся на расчетном счете налогоплательщика (полученные как в виде субсидий, так и виде выручки от предпринимательской деятельности), имея обезличенный характер, образуют единую массу денежных средств, в связи с чем установление факта уплаты НДС поставщикам именно за счет предоставленной налогоплательщику субсидии объективно невозможно.

(постановление АС Уральского округа от 14.06.2022 по делу № А76-30750/2021
ООО "ПКП Синергия")
TaxDigest для Вас представили:
Сергей Семёнов
Управляющий партнер
semenov@taxology.ru
Алексей Артюх
Партнер
artyukh@taxology.ru
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.