Дайджест № 225

Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 225
отмечаем интересные дела:
1)
Нарушение сроков на выставление требования об уплате пени не в связи с проведенной проверкой – как считать?
2)
Неожиданно либеральная позиция суда в вопросе переквалификации ученических договоров в трудовые
3)
Отсутствие использования полученной геологической информации в облагаемой деятельности приводит к отказу в вычетах по НДС в связи с ее получением
4)
Снова о прямых и косвенных расходах – на этот раз применительно к ремонтным работам с привлечением субподрядчика
И многое другое...
Общие положения налогового законодательства
Нарушение налоговым органом срока направления требования о взыскании пени не должно приводить к переносу других сроков на ее принудительное взыскание

Налогоплательщик в 2019 году погасил ряд недоимок по налогам. При этом сумма пени осталась неуплаченной, в связи с чем налоговый орган выставил требования на уплату пеней, а затем взыскал их суммы во внесудебном порядке за счет средств налогоплательщика в банках.

Однако спорные требования были выставлены лишь в ноябре 2020 года, т.е. спустя более чем год с момента, когда они должны были быть направлены. В связи с этим налогоплательщик счел, что пени взысканы с него с пропуском установленных сроков, и обратился в налоговый орган, а затем в суд с требованием о возврате излишне взысканных сумм.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении требований налогоплательщика исходя из того, что срок для выставления требований не является пресекательным. Кроме того, они напомнили о наличии Определения СКЭС ВС РФ от 05.07.2021 № 307-ЭС21-2135 по делу № А21-10479/2019 (ООО «Неринга»), в котором говорится о двухлетнем предельном сроке взыскания налоговой задолженности.

Суды отметили, что поскольку в данном случае самым ранним сроком направления требования об уплате, в соответствии с п. 1 ст. 70 НК РФ являлось бы 28.05.2019, соответственно, срок исполнения требования об уплате - 17.06.2019 (20 календарных дней, фактически предоставленных на исполнение), то двухлетний срок, установленный пунктом 1 статьи 47 НК РФ, истекает не ранее 17.06.2021. Решение налогового органа от 30.12.2020 о взыскании за счет денежных средств на счетах в банках исполнено полностью инкассовыми поручениями от 30.12.2020 (т.е. в пределах 2-летнего срока).

Налогоплательщик подал кассационную жалобу на акты нижестоящих судов исходя из того, что Определение ВС РФ по делу ООО «Неринга» в его ситуации неприменимо. В данном случае не могут быть применены положения ст. 47 НК РФ, в том числе о двухлетнем сроке на судебное взыскание задолженности, поскольку на момент направления налоговой инспекцией инкассовых поручений на взыскание пеней на счете налогоплательщика имелись денежные средства, которые и были списаны. В данном случае у налогового органа не имелось оснований для судебного взыскания, так как задолженность списана в досудебном порядке, и, кроме того, для взыскания за счет денежных средств в судебном порядке п. 3 ст. 46 НК РФ предусмотрено 6 месяцев, которые налоговым органом также пропущены.

Кассационная инстанция отменила акты нижестоящих судов, направив дело на новое рассмотрение. Суд сослался на п. 31 Постановления Пленума ВАС от 30.07.2013 № 57 где говорится о том, что несоблюдение налоговым органом различных установленных нормами НК РФ сроков, в т.ч. ст. 70 НК РФ не влечет изменения порядка исчисления сроков на принятие мер по взысканию налога. То есть нижестоящие суды не приняли во внимание, что пропуск налоговым органом установленного ст. 70 НК РФ срока на направление требования об уплате не влечет изменения порядка определения начального момента исчисления и пролонгации предусмотренного статьей 46 НК РФ срока для принятия решения об обращении взыскания за счет денежных средств налогоплательщика.

Ссылка судов на 2-летний срок взыскания задолженности основана на неверном толковании норм права. Положения абзаца третьего п. 1 ст. 47 НК РФ устанавливают двухлетний предельный срок взыскания задолженности в судебном порядке и подлежат применению только к тем правоотношениям, когда налоговым органом были приняты надлежащие меры по взысканию налога за счет денежных средств налогоплательщика и не приняты меры по принудительному взысканию налога за счет иного имущества налогоплательщика (п. 55 Постановления № 57).

(постановление АС Уральского округа от 02.06.2022 по делу № А71-7087/2021
ООО "Удмуртгеофизика")



ОЦЕНКА TAXOLOGY

Данное дело в очередной раз показывает, что у судов, по всей видимости, до сих пор нет единообразного понимания позиции ВС РФ, изложенной в деле ООО «Неринга», относительно двухлетнего срока взыскания налоговой задолженности и оснований для его применения в конкретном деле (которое на этот раз по своим обстоятельствам явно отличалось от дела, рассмотренного ВС РФ). Так или иначе это спор снова показывает, во-первых, что позиция ВС РФ не может применяться ко всем без исключения ситуациям (без оценки обстоятельств конкретного дела). Во-вторых, в очередной раз (хотя спор и не связан с соблюдением налоговым органом процедурных сроков на стадии налоговой проверки) п. 31 Пленума ВАС РФ № 57 о неизменности порядка исчисления совокупности сроков на взыскание налога толкуется в пользу налогоплательщика.
Необоснованная налоговая выгода
Суд не согласился с выводом ФСС о том, что заключенные обществом ученические договоры фактически являлись трудовыми

По итогам выездной проверки ФСС установил занижение базы по страховым взносам на сумму выплаченных сотрудникам (обучающимся лицам) стипендий (ученических окладов) на основании заключенных с ними ученических договоров. По его мнению, заключенные обществом (страхователем) ученические договоры фактически являются трудовыми договорами, а выплаченные по ученическим договорам стипендии являются скрытой формой оплаты труда и подлежат включению в базу для исчисления страховых взносов.

ФСС ссылался, в частности, на отсутствие в ученических договорах обязательных для такого рода договоров условий, в том числе, обязательств работника пройти обучение и в соответствии с полученной квалификацией проработать в обществе по трудовому договору в течение срока, установленного в ученическом договоре. Кроме того, отсутствие в договорах срока обучения и размера оплаты в период обучения не позволяет рассматривать указанные договоры как ученические.

При рассмотрении спора установлено, что предметом заключенных договоров является создание страхователем для лица, ищущего работу, но не имеющего необходимой профессии и квалификации для ее выполнения, условий для профессионального обучения в порядке и в сроки, установленные ученическими договорами.

Фондом не представлено в материалы дела доказательств того, что
ученические договоры заключались Обществом с лицами, уже имевшими квалификацию, необходимую для выполнения работ по профессии «станочник деревообрабатывающих станков». Ученические договоры в рассматриваемом случае, заключались Обществом только с соискателями работы, не являющимися сотрудниками организации, изъявившими получить определенную специальность.

Суды отметили, что наличие в ученическом договоре условий, характерных для трудового договора, а также иных элементов трудовых правоотношений (обеспечение работодателем условий труда, подчинение правилам внутреннего трудового распорядка, определенная заранее продолжительность работы), не свидетельствует о необходимости включения в базу для начисления страховых взносов спорных выплат.

Отсутствие в договоре требования об обязанности ученика проработать по трудовому договору не свидетельствует о том, что договор, заключенный между обществом и учеником, не является ученическим, как не свидетельствует и о наличии трудовых отношений. Указанная обязанность может быть включена в условия трудового договора, заключаемого по результатам обучения.

(постановление АС Волго-Вятского округа от 03.06.2022 по делу № А43-27578/2021 ООО "Атон Мебель")



Суд признал, что заключенные между обществом и ИП гражданско-правовые договоры фактически прикрывали трудовые отношения между ними

Общество осуществляло деятельность, связанную с реализацией дорожных строительных материалов с доставкой до покупателей. С этой целью оно заключило с несколькими ИП ряд договоров гражданско-правового договора на оказание услуг.

Налоговый орган установил, что названные договоры, фактически регулирующие трудовые отношения между работником и работодателем, заключены для минимизации налоговых обязательств общества (типовая форма договора, отсутствие конкретного предмета договора, содержащего подробное описание характера и видов услуг, их периодичности, не содержат условий оплаты, сроков оплаты, условий об ответственности сторон, длящийся и системный характер).

При анализе путевых листов по спорным договорам налоговым органом установлено, что всеми необходимыми ресурсами ИП обеспечивало общество самостоятельно (предоставляло рабочие места, средства производства, автомобили, производило ремонт, обслуживание техники, выдавало транспортные карты для заправки автомобилей, помещение, а также предоставляло диспетчерские услуги, услуги механика, услуги по подготовке путевых листов и согласований, услуги по проведению медосмотра и иными способами обеспечивало выполнение необходимых функций). Также общество осуществляло страхование автогражданской ответственности водителей.

Предприниматели, оказывающие услуги в качестве водителей, сообщили при допросах, что автомобилей у них нет, договоры аренды автомобилей с ними не заключались, информацию о предстоящих поездках получали от диспетчера, акты выполненных работ ими не оформлялись, а оформлялись самим обществом, а они только расписывались в них, счета за выполненную работу в адрес налогоплательщика не выставлялись, денежные средства за выполненную работу один раз в неделю или один раз в месяц перечислялись на личные банковские карты и являлись единственным доходом, заработной платой и расходовались на личные цели и нужды.

На основании изложенного, установив фактические трудовые отношения общества с ИП, суды пришли к выводу о несоблюдении налогоплательщиком требований, установленных подп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК РФ (в силу п. 4 ст. 54.1 НК РФ применяются в отношении страховых взносов и распространяются на плательщиков страховых взносов), выразившееся в умышленном создании условий, направленных на уменьшение базы для исчисления страховых взносов, путем заключения договоров на оказание услуг с предпринимателями, которые фактически регулируют трудовые отношения между работником и работодателем.

(постановление АС Уральского округа от 01.06.2022 по делу № А71-13348/2020
ООО "Спецтранс")
НДС
Право на вычет НДС зависит от фактического осуществления облагаемой НДС деятельности, а не от намерения осуществлять ее в будущем

Налогоплательщик (заказчик) заключил с контрагентами договоры, целью которых было получение определенной геологической информации о наличии попутных полезных ископаемых, необходимой для получения лицензий на право пользования этими участками, постановки запасов на баланс предприятия.
Контрагентами была проведена аналитическая работа и собраны сведения
о наличии золотоносных месторождений и примерных возможных объемах добычи золота, а также о наличии действующих недропользователей и прекращенных лицензий на пяти участках недр.

Налогоплательщик принял к вычету НДС, предъявленный контрагентами по этим договорам. Налоговый орган признал вычет неправомерным исходя из того, что полученная геологическая информация по участкам недр не предназначена и не была использована фактически для совершения облагаемых НДС операций либо при создании нематериальных активов (выполнении проекта, получении лицензии), не реализована какому-либо заказчику.

Налогоплательщик в качестве возражений указывал, в частности, на необоснованность применения критериев признания расходов по налогу на прибыль к оценке права на налоговые вычеты по НДС, когда право на налоговый вычет по НДС ставится в зависимость от конкретной сделки по использованию результата работ.

Суды рассмотрели спор в пользу налогового органа с учетом из следующего.

Сторонние заказчики работ, выполненных контрагентами, отсутствуют, потребность в получении данной информации возникла именно у налогоплательщика; полученная геологическая информация по участкам недр не использована при выполнении какого-либо проекта, не реализована какому-либо заказчику; договоры с организациями - недропользователями, которые бы являлись бенефициарами получения данной информации, не заключены.

Налогоплательщиком не получено ни одной лицензии с использованием данной информации и не принято никаких мер по ее получению (как на геологическое изучение недр, так и на добычу полезных ископаемых), запасы полезных ископаемых не поставлены на баланс. Из анализа сведений, содержащихся в информационных пакетах, представленных налогоплательщику, следует, что на часть участков недр имеются действующие лицензии, выданные иным лицам, соответственно лицензирование таких участков налогоплательщиком невозможно.

Суд отклонил доводы налогоплательщика об отсутствии надлежащих доказательств невозможности в дальнейшем использования полученной геологической информации в облагаемой НДС деятельности, отметив, что ст. 172 НК РФ применение вычетов ставит в зависимость от фактического ведения налогоплательщиком облагаемой НДС деятельности, а не намерения ее осуществлять в дальнейшем.

(постановление АС Западно-Сибирского округа от 01.06.2022 по делу № А27-9802/2021 ОАО "Кузбассгипрошахт")




Суд признал необоснованным отказ в возврате переплаты по НДС, поскольку ее отсутствие не подтверждено итогами камеральной проверки

Налогоплательщик представил декларацию по НДС к уплате и уплатил исчисленную в ней сумму налога. Впоследствии он представил нулевую декларацию по НДС за этот же период, а затем, посчитав, что у него в результате ее представления возникла переплата, обратился в налоговый орган с требованием о ее возврате. При этом к моменту обращения с заявлением о возврате переплаты он получил акт сверки расчетов с налоговым органом, где была отражена эта сумма переплаты.

Налоговый орган отказал в возврате переплаты, сославшись на то, что в результате анализа банковской выписки за спорный период установлено, что реализация в адрес контрагентов соответствует книге продаж, представленной с первичной налоговой декларацией по НДС за этот период. В то же время суммы по указанным операциям не отражены налогоплательщиком в представленной уточненной налоговой декларации по НДС.

Суд первой инстанции согласился с позицией налогового органа, но суды апелляционной и кассационной инстанций рассмотрели спор в пользу налогоплательщика исходя из того, что в материалах дела отсутствует какое-либо решение, которым бы налогоплательщику была доначислена спорная сумма НДС.

Имеющиеся, по мнению налогового органа, нарушения со стороны налогоплательщика заявлены без соблюдения тех правил проведения камеральной налоговой проверки и рассмотрения ее результатов, которые установлены статьями 88 и 101 НК РФ.

В силу взаимосвязанных положений п. 1 ст. 10, ст.ст. 87 и 101 НК РФ неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязанности по уплате налога устанавливается налоговым органом в ходе производства по делу о нарушении законодательства о налогах и сборах - по итогам проведения налоговых проверок, рассмотрения их результатов с учетом поступивших от налогоплательщика возражений.

Аргументы налогового органа о том, что отраженная в акте сверки переплата по НДС была создана путем формального представления налогоплательщиком уточненной налоговой декларации по НДС, а не фактической уплатой заявителем вышеуказанного налога, носят вероятностный характер, документально не подтверждены.

В настоящем деле требование налогоплательщика основано не только на акте
сверки, но и на уточненной налоговой декларации, поданной налогоплательщиком, достоверность данных которой не опровергнута налоговым органом в ходе мероприятий налогового контроля.

(постановление АС Северо-Западного округа от 20.05.2022 по делу № А56-80679/2021 ООО "Айс Логистик")
Налог на прибыль
Суд признал, что налогоплательщик правомерно учел оказанные ему услуги производственного характера в составе косвенных расходов

Налогоплательщик осуществлял деятельность по ремонту техники. При этом для ремонта съемного оборудования с этой техники (двигатели и т.п.) он привлекал стороннего подрядчика. Расходы на оплату его работ он относил к косвенным расходам при исчислении налога на прибыль.

Налоговый орган в ходе проверки пришел к выводу о том, что спорные расходы должны относиться не к косвенным, а к прямым, поскольку и ремонт, выполняемый налогоплательщиком, и ремонт, выполняемый его контрагентом, являются единым технологическим процессом. То есть технологический процесс - это процесс исполнения обязательств в целом, включающий работы выполняемые налогоплательщиком, и работы, выполняемые его контрагентами.

Налогоплательщик возражал против признания этих ремонтных работ единым технологическим процессом. В суде он пояснил, что техника в целом и двигатель имеют разные ремонтные циклы. Двигатель с одного транспортного средства после производственного ремонта может быть установлен на другое транспортное средство по причине разницы между сроками ремонта двигателей и сроками ремонта транспортного средства. При этом замена двигателей может происходить неоднократно. Технологический процесс производственных работ по ремонту техники у него регламентируется технологическими картами и маршрутными картами, входящими в состав технологической документации, и не содержит информации о проведении работ силами иных организаций.

В итоге суды согласились с позицией налогоплательщика и рассмотрели спор в его пользу. В частности, из представленных документов судом установлено, что прямой взаимосвязи между техникой и двигателем нет. Условиями договоров не прописано, что конкретный двигатель должен быть привязан к конкретному транспортному средству. В договорах на ремонт двигателей также нет номеров двигателей и привязки их к технике.

Договоры со сторонними организациями на оказание услуг по ремонту
агрегатов могут заключаться на определенную партию, соответственно акты выполненных услуг составляются на ремонт сразу нескольких агрегатов, которые впоследствии в разный промежуток времени устанавливаются на разные транспортные средства. Стоимость услуги необходимо распределить между несколькими транспортными средствами, а какими именно -на момент получения акта выполненных услуг еще не известно.

Таким образом, налогоплательщик представил объективные доказательства отсутствия реальной возможности отнесения спорных затрат к прямым расходам.

(постановление АС Северо-Кавказского округа от 01.06.2022 по делу № А32-50673/2020 ОАО "275 АРЗ")
TaxDigest для Вас представили:
Сергей Семёнов
Управляющий партнер
semenov@taxology.ru
Алексей Артюх
Партнер
artyukh@taxology.ru
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.