Дайджест № 223

Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 223
отмечаем интересные дела:
1)
Любопытный методологический спор о разграничении пониженных налоговых ставок и налоговых льгот
2)
Третье лицо, упоминаемое в акте налоговой проверки налогоплательщика, не имеет права знакомиться с материалами такой проверки
3)
Положительный пример неправомерности привлечения к ответственности за непредоставление документов, которые были не поименованы в требовании конкретно, а запрошены через реестр хозяйственных операций
4)
Налогоплательщик, организовавший схему по уклонению от налогообложения, не вправе рассчитывать на налоговую реконструкцию по налогу на прибыль, исходя из рыночных цен без раскрытия параметров реального исполнения сделки
И многое другое...
Общие положения налогового законодательства
Суд признал, что пониженная налоговая ставка по своей природе не является налоговой льготой, и ее применение не требует соблюдения всех условий, необходимых для использования таких льгот

Региональным налоговым законом было предусмотрено, что налоговая ставка по налогу на имущество организаций устанавливается в размере 2,2 процента с оговоркой «если иное не предусмотрено настоящей статьей».

При этом данная статья, во-первых, предусматривала пониженные налоговые ставки для имущества, налог по которому исчисляется исходя из его кадастровой стоимости. Во-вторых, статья содержала отдельную норму о том, что любые пониженные ставки применяются только при отсутствии недоимки по налогам, сборам и другим обязательным платежам в бюджеты всех уровней и государственные внебюджетные фонды на конец каждого отчетного (налогового) периода, в котором налогоплательщик заявил налоговую льготу.

Налогоплательщик на основании данного регионального закона при исчислении налога на имущество применил пониженную налоговую ставку в отношении имущества, налог по которому исчисляется исходя из его кадастровой стоимости. Однако налоговый орган признал применение пониженной ставки неправомерным, поскольку у налогоплательщика имелась недоимка по страховым взносам.

Налогоплательщик в качестве возражений указывал на то, что налоговые ставки не являются налоговыми льготами. Тем не менее, суд первой инстанции рассмотрел спор в пользу налогового органа, указав, что налогоплательщик не вправе ограничивать законодательный (представительный) орган государственной власти субъектов РФ в его правах по установлению налоговых ставок и налоговых льгот по налогу на имущество организаций в пределах рамок, установленных НК РФ.

Суды апелляционной и кассационной инстанций, напротив, рассмотрели спор в пользу налогоплательщика, отметив, что налоговая ставка, как обязательный элемент налогообложения, подлежит безусловному применению, а при установлении разных налоговых ставок в рамках одного налога – применению к тем объектам налогообложения, которые прямо указаны в законе, и выбор конкретной ставки, в отличие от налоговой льготы, как следует из правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 15.05.2007 № 372-О-П, не может быть обусловлен волеизъявлением налогоплательщика.

Установление единой (пониженной) налоговой ставки в размере 1,6 процента в отношении имущества, включенного в кадастровый Перечень, не является налоговой льготой в форме понижения налоговой ставки в смысле статей 17 и 56 НК РФ.

(постановление АС Волго-Вятского округа от 25.04.2022 по делу № А17-8607/2020
ООО "УК "Спектр")



ОЦЕНКА TAXOLOGY

Дело представляет показательный пример необходимости разграничения двух самостоятельных предусмотренных НК РФ элементов налогообложения: налоговой ставки и налоговой льготы – когда, несмотря на сходство экономических последствий применения пониженных налоговых ставок и налоговых льгот (налоговая выгода), в формально-юридическом аспекте они являются различными элементами налогообложения. Здесь не лишним будет напомнить о том, что в свое время в Постановлении АС Московского округа от 07.12.2017 по делу № А40-40587/2017 суд также пришел к выводу о том, что «применение установленной Налоговым Кодексом Российской Федерации пониженной налоговой ставки хотя и предоставляет в итоге имущественную льготу в виде облегчения налогового бремени, не является налоговой льготой в смысле ст.ст. 17 и 56 НК РФ».



НК РФ не предусматривает обязанность налогового органа знакомить третьих лиц с материалами налоговой проверки, проведенной в отношении налогоплательщика

Налогоплательщик обратился в суд с требованиями о признании незаконным отказа налогового органа в предоставлении для ознакомления в виде заверенных копий всех материалов, актов и решений выездной налоговой проверки, проведенной в отношении третьего лица, и обязании налогового органа предоставить налогоплательщику все вышеуказанные материалы в прошитом и заверенном виде.

Поводом для обращения в суд стало то, что когда в отношении налогоплательщика проводилась выездная проверка, то в акте проверки был сделан вывод о том, что указанное третье лицо финансово подконтрольно налогоплательщику. В свою очередь, этот вывод был сделан на основании материалов выездной проверки этого третьего лица. В связи с этим налогоплательщик и решил ознакомиться с этими материалами, но налоговый орган отказал ему в этом.

Суды отказали в удовлетворении требований налогоплательщика, исходя из следующего.

НК РФ не устанавливает обязанности налоговых органов знакомить с материалами налоговых проверок контрагентов проверяемого лица. Налогоплательщик и третье лицо находятся на учете в разных налоговых инспекциях. С материалами выездной проверки, которая проводилась в отношении самого налогоплательщика, последний был надлежащим образом ознакомлен.

Суды отклонили и довод налогоплательщика о неправомерном непредставлении ему материалов проведенной в отношении третьего лица выездной налоговой проверки в нарушение положений Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Согласно п. 2 ст. 9 Закона № 149-ФЗ обязательным является соблюдение конфиденциальности информации, доступ к которой ограничен федеральными законами. Исходя из изложенного, к сведениям, отнесенным к категории ограниченного доступа, относится налоговая тайна (ст. 102 НК РФ).
Соответственно, НК РФ предусмотрена возможность предоставления налоговыми органами в адрес третьих лиц информации только в случае если она стала общедоступной, то есть доступной неограниченному кругу лиц.

Отказ налогового органа предоставить налогоплательщику для ознакомления материалы налоговой проверки, проведенной в отношении третьего лица, не противоречит положениям налогового законодательства и не ограничивает права налогоплательщика в сфере предпринимательской деятельности, поскольку запрошенная информация не связана непосредственно с деятельностью налогоплательщика. Предоставление сторонним организациям сведений о других юридических лицах, в том числе информации (в данном случае материалов налоговой проверки) о нарушении субъектами предпринимательской деятельности законодательства о налогах и сборах, законодательством не предусмотрено.

(постановление АС Московского округа от 16.05.2022 по делу № А40-121156/2021
ООО "ДЕЗ "Левобережный")



Суд признал неправомерным привлечение к ответственности за неисполнение требования о представлении документов

В рамках выездной проверки налогоплательщику было выставлено требование о представлении документов. Поскольку требование не было исполнено им в установленный срок, он был привлечен к ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ.

Налогоплательщик оспорил это решение о привлечении к ответственности, и суды рассмотрели дело в его пользу, отметив следующие обстоятельства.

Спорное требование о представлении документов не содержит указаний на какой-либо индивидуально-определенный документ, который можно как-либо идентифицировать из всего множества первичных документов, находящихся в распоряжении налогоплательщика, в требовании содержатся только указания на категории, к которым можно теоретически распределить практически все документы, имеющиеся в его распоряжении, относящиеся к его хозяйственной деятельности за проверяемый период.

Таким образом, в качестве перечня запрашиваемых налоговым органом документов к указанному требованию приложены не перечни с указанием индивидуально-определенных реквизитов запрашиваемых документов, а реестры хозяйственных операций.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что налогоплательщику из содержания требования не было известно и не могло быть известно о конкретно-определенном документе, который ему надлежало представить в налоговый орган не позднее 10-дневного срока с момента получения указанного требования.

Кроме того, ранее часть документов уже запрашивалась налоговым органом и даже изымалась им в ходе выемки, при проведении и оформлении результатов которой были допущены существенные нарушения.

(постановление АС Московского округа от 13.05.2022 по делу № А40-68529/2021
ООО "Борса")



При решении вопроса о применении налоговой реконструкции учитывается наличие или отсутствие раскрытия налогоплательщиком своих реальных контрагентов

По итогам проверки налоговый орган пришел к выводу о завышении налогоплательщиком расходов по налогу на прибыль вследствие несоблюдения им условий, предусмотренных подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ, так как в процессе проверки установлены обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии реальных финансово-хозяйственных отношений общества с конкретными контрагентами и создании формального документооборота, целью которого является уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль.

По мнению же налогоплательщика, налоговый орган обязан был при указанных обстоятельствах установить реальные налоговые обязательства по налогу на прибыль, рассчитав налоговую базу с учетом требований налогового законодательства. Он приобрел реальный товар, хотя и у другого лица, использовал его в производстве и реализовал готовую продукцию, а потому имеет право на уменьшение доходов на сумму реально понесенных расходов. В обоснование данной позиции налогоплательщиком представлен расчет рыночной стоимости приобретенного им товара.

В ответ на это налоговый орган указывал на то, что при умышленном характере деятельности налогоплательщика, направленной исключительно на получение налоговой выгоды в виде искусственного снижения размера налоговых обязательств, он не вправе претендовать на получение выгоды по несовершенным сделкам в части учета суммы расходов по таким хозяйственным операциям.

При рассмотрении спора было установлено, что налогоплательщик, выполняя государственные заказы, осуществлял закупку металлопроката у трех контрагентов, выбранных ранее посредством электронных торгов. Однако несмотря на выбор их путем торгов, эти контрагенты обладали признаками «технических» компаний, а налогоплательщиком созданы условия для осуществления согласованных действий с ними, в частности: заведомо предсказуемый выбор поставщика в проводимых электронных торгах.

Суды рассмотрели спор в пользу налогового органа, отметив, что в рассматриваемом случае формальный документооборот с участием спорных контрагентов организован самим налогоплательщиком. При этом нет доказательств, что в ходе налоговой проверки и в ходе судебного разбирательства налогоплательщик содействовал в установлении реальных поставщиков и представлял документы, позволяющие установить в том числе объемы металлопроката, приобретенные у реального конкретного поставщика, цены, по которым такие поставщики реализовывали металлопрокат, то есть документы, на основании которых возможно произвести расчет расходов, соответствующих требованиям ст. 252 НК РФ.

Полученные же налоговым органом в ходе проверки первичные документы, оформленные спорными контрагентами, не позволяют достоверно определить конкретного поставщика.

Судья ВС согласился с выводами нижестоящих судов и отказал налогоплательщику в передаче его жалобы на рассмотрение Экономической коллегии ВС РФ. При этом он отклонил его ссылку на Определение этой коллегии от 15.12.2021 № 305-ЭС21-18005, поскольку данный судебный акт вынесен по иным фактическим обстоятельствам.

(отказное определение ВС РФ от 06.05.2022 по делу № А09-4851/2021
АО "192 ЦЗЖТ")
НДС
В НК РФ отсутствует норма, позволяющая экспортеру заявлять вычеты по НДС с реализации товаров на экспорт ранее периода уплаты налога в бюджет

Налогоплательщик во 2-ом и 3-ем кварталах 2017 года отгрузил товар в режиме экспорта. В 2019 году по итогам выездной проверки налоговый орган пришел к выводу о том, что в установленный 180-тидневный срок пакет документов для подтверждения обоснованности применения ставки НДС 0% налогоплательщиком не собран.

В связи с этим налогоплательщик после получения акта этой налоговой проверки самостоятельно задекларировал спорные суммы НДС (в уточненных декларациях за вышеназванные 2-ой и 3-ий кварталы 2017 года) и уплатил их в бюджет. При этом он также собрал и представил в налоговый орган необходимый пакет документов, подтверждающих право на нулевую ставку НДС, в связи с чем решил предъявить спорную сумму НДС к вычету, представив в 2020 году уточненную декларацию. Однако для этого он выбрал период 4-ый квартал 2018 года, поскольку именно в этом периоде таможенный орган фактически оформил документы, необходимые для применения нулевой ставки.

Налоговый орган отказал в применении вычета за 4-ый квартал 2018 года, поскольку в этом периоде налогоплательщик еще не исчислил и не уплатил НДС в связи с непредставлением на тот момент всего комплекта документов, подтверждающих право на нулевую ставку НДС.

Суды согласились с позицией налогового органа, рассмотрев спор в его пользу и отметив при этом следующее.

Право заявить исчисленную и уплаченную сумму налога в качестве налогового вычета в налоговой декларации по НДС возникает у налогоплательщика за тот налоговый период, в котором сумма налога фактически поступила (исчисленному в бюджет, т.е. за 4 квартал 2019 года). При этом данное право налогоплательщика должно быть зафиксировано в первоначально поданной декларации за тот налоговый период, на который приходится день сбора документов, но не ранее даты подачи декларации с суммой налога к уплате в бюджет.

Налогоплательщиком право на налоговые вычеты заявлено в уточненной налоговой декларации за 4 квартал 2018 года, которая была подана до срока фактического исчисления и уплаты суммы налога в бюджет. В НК РФ отсутствует норма, позволяющая налогоплательщику-экспортеру заявлять вычеты по НДС с реализации товаров на экспорт, ранее периода уплаты налога в бюджет. В связи с чем необоснованным является заявление вычетов по таким операциям в уточненной налоговой декларации за 4 квартал 2018 г. - за период предшествующий зачислению налога в бюджет - 18.11.2019 и 20.11.2019 (в 4 квартале 2019 г.), то есть без источника его возмещения.

Наличие у таможенного органа документов, обуславливающих применение налогоплательщиком вычетов по НДС и применение ставки НДС в размере 0%, не заменяет их декларирования.

Судья ВС согласилась с выводами нижестоящих судов и отказала налогоплательщику в передаче его жалобы на рассмотрение Экономической коллегии ВС РФ.

(отказное определение ВС РФ от 13.05.2022 по делу № А67-1530/2021
ООО "Маркор Юань Дун-Лес")
НДФЛ
Суд признал, что при выплате зарплаты путем перевода денежных средств из одного банка в другой, днем фактического получения работниками дохода является дата такого перевода

Налогоплательщик выплачивал зарплату работникам путем перевода денежных средств из одного банка в другой, где они в дальнейшем (спустя 1-2 дня) зачислялись на лицевые счета работников.

Налоговый орган пришел к выводу о том, что налогоплательщик в качестве налогового агента нарушал срок перечисления НДФЛ в бюджет.

Налогоплательщик, в свою очередь исходил из того, что дата платежных поручений о переводе денежных средств из одного банка в другой не является датой фактического получения дохода физическими лицами. Фактической датой получения работниками дохода является дата загрузки платежного реестра в банк, исполняющий зачисления денежных средств на лицевые счета работников (дата сводного мемориального ордера к платежной ведомости). Поэтому НДФЛ уплачен в срок и в полном объеме.

Суды не согласились с позицией налогоплательщика и рассмотрели спор в пользу налогового органа исходя из следующего.

Мемориальные ордера свидетельствуют лишь о дате фактического поступления денежных средств на счета физических лиц, открытых в банке-получателе. При этом выплата дохода в денежной форме была произведена налоговым агентом со своего расчетного счета, открытого в своем банке, и состоялась в тот момент, когда этот банк исполнил платежные поручения и списал указанные денежные средства с расчетного счета налогового агента.

Данная позиция соответствует положениям пунктов 4 и 6 ст. 226 НК РФ. Кроме того, удержав НДФЛ с дохода работников именно в день списания сумм на выплату работникам со счета налогового агента в своем банке, налоговый агент сам подтвердил этот день в качестве дня фактической выплаты дохода в соответствии с п. 4 ст. 226 НК РФ (налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате).

Судья ВС РФ согласилась с выводами нижестоящих судов и отказала налогоплательщику в передаче его жалобы на рассмотрение Экономической коллегии ВС РФ.

(отказное определение ВС РФ от 13.05.2022 по делу № А40-75910/2021
ООО "Веринт Системс ГмбХ")
TaxDigest для Вас представили:
Сергей Семёнов
Управляющий партнер
semenov@taxology.ru
Алексей Артюх
Партнер
artyukh@taxology.ru
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.