Дайджест № 169
Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 169 очередная подборка налоговых споров:
1)
В Санкт-Петербурге суд неожиданно строго смотрит на безмерные по срокам камеральные проверки
2)
Плата иностранному правообладателю за ПО, устанавливаемое при сборке электроники в России, рассматривается в качестве лицензионных платежей
3)
Снова о действительной налоговой обязанности при учете расходов по налогу на прибыль в свете статьи 54.1 НК РФ
4)
НДС с невозвращенного поставщиком аванса следует восстановить
И многое другое...
Международное налогообложение
Для целей применения СИДН с КНР доходы от предоставления неисключительного имущественного права на инсталляцию ПО на электронные устройства должны рассматриваться в качестве доходов от авторских прав и лицензий

Налогоплательщик в 2017 году осуществлял выплаты в адрес иностранной компании (КНР) на основании лицензионного договора, в соответствии с которым он приобретал права на программное обеспечение в виде электронных лицензий, которые применяются при доукомплектовании телевизионных приставок, собираемых им в России.

Налог с указанных выплат не исчислен, поскольку, по мнению налогоплательщика, приведенный в ст. 12 СИДН между РФ и КНР «Об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы» перечень доходов является закрытым, доход от передачи прав на программное обеспечение для ТВ-тюнеров (телевизионных приставок) по лицензионному договору в этом перечне не поименован, а потому, с учетом необходимости толкования неустранимых сомнений в пользу налогоплательщика, такие платежи, произведенные обществом в адрес иностранной организации, нельзя отнести к доходам от авторских прав и лицензий.

По мнению налогового органа, ставка налога на прибыль организаций должна составлять 6% (как для доходов от авторских прав и лицензий).

Суды не согласились с позицией налогоплательщика и рассмотрели спор в пользу налогового органа исходя из следующего.

В силу п. 3 ст. 12 СИДН термин «доходы от авторских прав и лицензий» означает платежи любого вида, получаемые в качестве возмещения за использование или за предоставление права пользования любым авторским правом на произведения литературы, искусства или науки, включая кинофильмы, фильмы или пленки для теле-или радиовещания, любым патентом, товарным знаком, дизайном или моделью, планом, секретной формулой или процессом либо за использование или предоставление права пользования промышленным, коммерческим или научным оборудованием, либо за информацию, касающуюся промышленного, коммерческого или научного опыта.

Программа для ЭВМ охраняется как самостоятельный результат интеллектуальной деятельности и относится к объектам авторского права.

Частью 3 статьи 12 СИДН к доходам от авторских прав и лицензий отнесены платежи за предоставление права пользования любым объектом авторских прав, и отсутствие в этой норме указания на конкретные виды таких платежей (включая платежи за право пользования ПО для телевизионных приставок) не исключает возможности применения положений этой статьи в рассматриваемой ситуации.

Таким образом, полученные на основании спорного лицензионного договора иностранным контрагентом налогоплательщика доходы в виде выплат за предоставленные последнему имущественные права на использование ПО, в соответствии со ст. 12 СИДН, правомерно отнесены налоговым органом к доходам от авторских прав и лицензий, подлежащим обложению налогом на прибыль организаций в размере 6% от общей суммы таких доходов.

(постановление 18 ААС от 26.10.2020 по делу № А76-13507/2020
ООО "Связь-Экспорт")
Общие положения налогового законодательства
Продление срока камеральной налоговой проверки должно иметь правовое обоснование и не может осуществляться произвольно

Налогоплательщик 17.07.2019 представил в налоговый орган уточненную налоговую декларацию по НДС за 1-й квартал 2019 года. 17.09.2019 налоговым органом принято решение о продлении срока камеральной налоговой проверки указанной налоговой декларации. Фактически эта проверка затянулась еще на год. 14.08.2020 по результатам дополнительных мероприятий налогового контроля налоговым органом составлено дополнение к акту камеральной проверки, врученное налогоплательщику 07.09.2020. Само же решение по итогам камеральной проверки на момент судебного разбирательства так и не было принято.

В суд налогоплательщик обратился сразу с несколькими требованиями: 1) признать недействительным решение налогового органа от 17.09.2019 о продлении срока камеральной проверки; 2) признать незаконными действия налогового органа, выразившиеся в проведении камеральной проверки за пределами двухмесячного срока, установленного абз. 4 п. 2 ст. 88 НК РФ; 3) признать незаконным бездействие налогового органа, выразившееся в непринятии в установленный законом срок решения о возмещении НДС; 4) обязать налоговый орган возвратить заявленную к возмещению сумму НДС с процентами.

Суд удовлетворил все требования, указав при этом по поводу нарушения срока камеральной проверки следующее.

В данном случае налоговый орган в обоснование проведения камеральной налоговой проверки в течение 3-х месяцев (с 17.07.2019 по 17.10.2019), сослался на принятое им решение о продлении срока камеральной налоговой проверки от 17.09.2019. Ссылка на указанное решение отклоняется судом. Законодатель связывает возможность продления срока камеральной налоговой проверки с выявлением признаков, указывающих на возможное нарушение законодательства о налогах и сборах. В решении от 17.09.2019 ссылка на выявление налоговым органом таких признаков отсутствует. Между тем, продление срока камеральной налоговой проверки должно иметь правовое обоснование и не может осуществляться произвольно.

При определении процессуальных прав налогоплательщика при производстве дела в налоговых органах законодатель не может не предоставить ему право знать о появившихся у налогового органа претензиях, заявлять возражения против них, представлять доказательства незаконности или необоснованности принятого решения. Исходя из этого, а также с учетом положений п. 3 ст. 88 НК РФ налоговый орган был безусловно обязан сообщить налогоплательщику о выявлении признаков, указывающих на возможное нарушение законодательства о налогах и сборах. Иное противоречило бы принципу правовой определенности.

ВС РФ и ВАС РФ ранее указывали, что налоговые органы обязаны обосновать причины продления выездной налоговой проверки. Учитывая сходство норм, регулирующих основания продления камеральной налоговой проверки и выездной налоговой проверки, суд считает указанную правовую позицию подлежащей применению и в настоящем деле.

(решение АС г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 12.10.2020 по делу № А56-42497/2020
ООО "ИНВАРДА-ТРАНС")


ОЦЕНКА TAXOLOGY

Очередной пример успешного использования налогоплательщиком комплексного подхода (соединение имущественных и неимущественных требований) при защите своих прав и интересов в споре, связанном с процедурными нарушениями со стороны налогового органа при проведении камеральной проверки. Год назад этот же самый суд уже рассматривал аналогичное дело (№ А56-82179/2019) в пользу налогоплательщика, и вот в очередной раз он проявляет принципиальность без какой-либо традиционной оговорки о том, что сроки, связанные с проведением налоговых проверок не являются пресекательными, или иного указания на то, что несоблюдение процедурных норм не нарушило интересы налогоплательщика.



При выявлении формального документооборота с контрагентами и фактическом выполнении работ третьими лицами размер налоговой выгоды налогоплательщика должен быть определен исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам

Налогоплательщик (подрядчик) для исполнения договоров со своими заказчиками привлек несколько организаций-субподрядчиков. В ходе выездной проверки налоговый орган установил, что указанные организации работы на объектах заказчиков не выполняли и в результате создания формального документооборота с этими субподрядчиками налогоплательщиком получена налоговая экономия в виде неправомерно заявленных вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль.

Налогоплательщик оспорил выводы налогового органа как в части НДС, так и по налогу на прибыль. Однако, по мнению суда, налоговый орган собрал достаточные доказательства, свидетельствующие о недостоверности первичных документов, на основании которых налогоплательщиком реализовано право на налоговый вычет по НДС. Оценив собранные налоговым органом доказательства в их совокупности, суд поддержал вывод налогового органа об умышленном занижении налогоплательщиком налоговой базы по НДС и необоснованном применении права на налоговые вычеты.

Оспаривая доначисление налога на прибыль, налогоплательщик указал, что при принятии налоговым органом оспариваемого решения, в котором была установлена недостоверность представленных налогоплательщиком документов, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налогана прибыль подлежит определению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичных сделкам.

В этой части (налог на прибыль) суд согласился с налогоплательщиком. При рассмотрении дела установлено, что в решении налогового органа не проведен анализ наличия у налогоплательщика возможности самостоятельно выполнить спорные работы исходя из имеющихся ресурсов. В то же время налоговый орган установил, что эти работы выполняли некие физические лица, которые не являлись ни работниками налогоплательщика, ни работниками формальных контрагентов. Сам налогоплательщик представил в материалы дела расчеты трудозатрат по каждому из договоров с учетом фактической занятости своих работников на объектах и сроков выполнения работ, периодов выполнения таких работ, из которых следует, что выполнение работ по договорам с заказчиками исключительно силами его штатных работников (даже с учетом бухгалтера и менеджера офиса) невозможно.

В итоге суд, признавая незаконным доначисление налога на прибыль, исходил из того, что с учетом факта реального выполнения работ и необходимости несения налогоплательщиком затрат на их оплату, а также отсутствия достоверных и бесспорных доказательств выполнения работ на объектах заказчиков исключительно силами налогоплательщика, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль подлежал определению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам, чего налоговый орган в данном случае не сделал.

Предъявленные налоговым органом с апелляционной жалобой расчеты налоговых обязательств налогоплательщика не могут быть приняты судом, поскольку отсутствующий в решении налогового органа расчет по налогу на прибыль, произведенный в порядке ст. 31 НК РФ, не может быть произведен в ходе судебного разбирательства.

(постановление 14 ААС от 19.10.2020 по делу № А05-13571/2019
ООО "Росток")



Суд признал, что в случае выявления формального документооборота налогоплательщик должен был доказать реальный размер расходов по приобретению товара у фактического поставщика, но не сделал этого

В ходе выездной проверки налоговый орган установил приобретение налогоплательщиком товаров не у заявленных по договорам лиц (поставщиков), а непосредственно у производителя, применяющего специальный налоговый режим. В связи с этим налогоплательщику доначислены НДС и налог на прибыль. Налоговый орган пришел к выводу о несоблюдении налогоплательщиком условий, установленных подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ.

Налогоплательщик оспорил доначисление налога на прибыль (пени, штраф), но суд пришел к выводу о доказанности налоговым органом создания налогоплательщиком формального документооборота со спорными поставщиками и отсутствии реальности сделок между ним и указанными контрагентами.

Не оспаривая по существу указанные обстоятельства, налогоплательщик счел необоснованным вывод налогового органа о получении им налоговой экономии по налогу на прибыль с учетом того, что он в любом случае понес бы расходы по приобретению товара, независимо от того, кто являлся контрагентом, в связи с чем в данном случае отсутствуют основания для вывода о вступлении во взаимоотношения со спорными поставщиками с целью получения какой-либо налоговой экономии по налогу на прибыль, а налоговый орган обязан был определить действительный размер налоговых обязательств налогоплательщика с учетом стоимости товара в составе расходов по налогу на прибыль.

Суд не согласился с этим доводом налогоплательщика и рассмотрел спор в пользу налогового органа. Он указал, что обстоятельства, установленные в ходе мероприятий налогового контроля, свидетельствуют о том, что для целей налогообложения налогполательщиком учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом. При этом ни в ходе проверки, ни в ходе рассмотрения настоящего дела фактическое несение расходов в заявленной сумме налогоплательщиком не подтверждено (ст. 65 АПК РФ).

Доводы налогоплательщика о фактическом наличии товара, что, по его мнению, свидетельствует о несении соответствующих расходов и является достаточным основанием признать заявленные налогоплательщиком расходы в составе расходов по налогу на прибыль, сами по себе не могут являться основанием для учета данных расходов, поскольку в силу ст. 252 НК РФ основополагающим фактором является именно документальное подтверждение затрат.

Расчет суммы расходов, которые, по мнению налогоплательщика, подлежат учету в составе расходов по налогу на прибыль, произведен им исходя из цены товара, которая применялась им по взаимоотношениям с производителем в рамках договора 2015 года, что никоим образом не может однозначно и достоверно подтверждать несение им расходов именно исходя из этой же цены в более раннем периоде (2014 году), даже несмотря на приведенные представителем налогоплательщиком в ходе рассмотрения дела ссылки на то, что практически средняя цена данного товара из года в год остается на одном уровне и не претерпевает изменений.

(решение АС Кемеровской области от 01.10.2020 по делу № А27-6906/2020
ООО "Мазуровский кирпичный завод")
НДС
НДС, принятый к вычету покупателем при перечислении аванса поставщику, не выполнившему обязательства по поставке товара, подлежит восстановлению при списании соответствующей дебиторской задолженности

Налогоплательщик (покупатель) перечислил контрагентам по договорам суммы авансов. Договорные обязательства контрагентами исполнены не были, и налогоплательщик списал суммы авансов (с НДС) в расходы.

При этом налогоплательщик не восстановил НДС с авансов, что привело к его доначислению налоговым органом по итогам проверки.

Оспаривая доначисление НДС, налогоплательщик указывал на то, что налоговое законодательство не содержит норм, обязывающих налогоплательщика восстановить НДС, принятый к вычету с сумм аванса, если таковой не был возвращен контрагентом. НДС не подлежит восстановлению, поскольку авансовые платежи по договорам не возвращались ему, были списаны в связи с безнадежностью.

Суды не согласились с позицией налогоплательщика, исходя из того, что налогоплательщиком НДС был учтен ранее в составе вычетов, а также сумма НДС в нарушение норм ст. 266 НК РФ включена в состав внереализационных расходов, то есть, учтена дважды: в вычетах, заявленных к возмещению из бюджета, и в расходах, уменьшающих налогооблагаемую базу.

Доводы налогоплательщика о том, что в силу подп. 3 п. 3 ст. 170 НК РФ подлежат восстановлению принятые к вычету с суммы аванса только в случае если аванс был возвращен, а договор, на основании которого аванс был уплачен, расторгнут или изменен, не могут быть приняты судом, поскольку речь идет не об исключительном восстановлении НДС заявленного к вычету с авансов, а его восстановлению в связи со списанием дебиторской задолженности.

Если дебиторская задолженность отвечает понятию безнадежного долга, закрепленному в п. 2 ст. 266 НК РФ , и имеются документы, подтверждающие правомерность списания долга, указанная задолженность включается в состав внереализационных расходов: с учетом НДС, если принято решение восстановить налог; без учета НДС, если налог не восстанавливается.

Так как в целях налогообложения прибыли сумма дебиторской задолженности с учетом НДС была включена в состав внереализационных расходов, НДС, заявленный к вычету в предыдущих периодах по спорным поставщикам подлежит восстановлению.

(постановление 15 ААС от 30.10.2020 по делу № А53-43012/2019
ООО "Русская свинина")
Налог на прибыль
Включение в состав внерелизационных расходов затрат на ликвидацию не находящихся в эксплуатации основных средств в виде их остаточной стоимости признано неправомерным

Налогоплательщик в результате реорганизации получил ряд объектов недвижимости, которые не были пригодны к эксплуатации, и через некоторое время принял решение об их ликвидации с отражением стоимости ликвидированных объектов в расходах.

В ходе проверки налоговый орган установил факт неиспользования налогоплательщиком спорных объектов в производстве и в целях управления, то есть в деятельности, направленной на получение дохода, с момента их передачи налогоплательщику. На основании этого налоговый орган пришел к выводу о несоответствии заявленных расходов требованиям п. 1 ст. 252 НК РФ.

Налогоплательщик в качестве возражений приводил следующие доводы: 1) расходы на приобретение ликвидированных зданий являются экономически обоснованными и подлежат учету в размере остаточной стоимости в составе внереализационных расходов (приобретение зданий под снос для последующего строительства либо эксплуатации земельного участка является распространённой формой предпринимательской деятельности, направленной на извлечение прибыли); 2) расходы, связанные со сносом зданий могут быть отнесены к внереализационным расходам в соответствии с подп. 8 п. 1 ст. 265 НК РФ, как расходы на ликвидацию иного имущества, монтаж которого не завершен либо иные аналогичные расходы; 3) расходы, связанные со сносом зданий могут быть отнесены к внереализационным расходам в соответствии с подп. 20 п. 1 и п. 2 ст. 265 НК РФ, как другие обоснованные расходы.

Суды отклонили все доводы налогоплательщика, указав следующее.

Спорные объекты находились в аварийном техническом состоянии, непригодном для дальнейшей эксплуатации, их обслуживание не производилось, они не использовались в деятельности, направленной на получение дохода с момента их передачи налогоплательщику. Соответственно, рассматриваемые расходы, связанные с ликвидацией соответствующих зданий, как относящихся к амортизируемому имуществу, так и не относящиеся к нему, не могут быть учтены в виде внереализационных расходов при исчислении налога на прибыль, так как указанное имущество до начала ликвидации не находилось в эксплуатации.

При этом материалами дела подтверждено, что рассматриваемые объекты являлись завершенными объектами недвижимого имущества, соответственно, их нельзя отнести к объектам незавершенного строительства, а значит, невозможно включить затраты на их ликвидацию в виде их остаточной стоимости во внереализационные расходы.

(отказное определение ВС от 27.10.2020 по делу № А34-12220/2019
ООО "Курганский индустриальный парк")
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!