Дайджест № 160
Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 160:
1)
Формализм в применении правил «тонкой капитализации» при поручительстве иностранной компании по займу до 2016 года не заканчивается
2)
При выемке для проведения экспертизы инспекция не вправе изымать не связанные с экспертизой документы и предметы
3)
При заявлении вычетов позднее периода возникновения права на них нужно быть готовым подтвердить отсутствие повторного их заявления данными по предыдущим налоговым периодам
4)
Топливно-раздаточная колонка на АЗС – движимое имущество для целей налогообложения
И многое другое...
Международное налогообложение
Степень влияния иностранного поручителя на заемную сделку не имеет значения для признания задолженности по займу контролируемой

Налогоплательщик в 2013 –2015 годы включил в состав внереализационных расходов по налогу на прибыль организаций расходы в виде процентов по долговым обязательствам по договорам, заключенным между налогоплательщиком (заемщик) и российским банком (займодавец).

При этом единственным участником налогоплательщика являлась кипрская компания, которая предоставила банку различные способы обеспечения возврата задолженности, в т.ч. поручительство.

Налоговый орган признал спорную задолженность контролируемой и пришел к выводу о неправомерном включении налогоплательщиком в состав внереализационных расходов процентов по контролируемой задолженности сверх установленного в п. 2 ст. 269 НК РФ предела.

Возражая против выводов налогового органа, налогоплательщик указывал, в частности, что для признания задолженности контролируемой необходимо учитывать и иные обстоятельства, например, такие как: наличие более одного аффилированного поручителя; степень влияния поручителя - иностранного лица на сделку заемщика, ее последствия, определить, какие конкретно выгоды поручитель извлек из данной сделки; выявить злоупотребление со стороны налогоплательщика, которое направлено на обход установленных ограничений.

Суды отклонили эти возражения, отметив, что исходя из положений п. 2 ст. 269 НК РФ в редакции проверяемого периода наличие поручительства учредителя – иностранного лица перед банком-займодавцем по обязательствам заемщика - российской организации само по себе является достаточным основанием для признания задолженности контролируемой. Применение положений о контролируемой задолженности не ставится действующим законодательством в зависимость от наличия иных поручителей по контролируемой задолженности и их взаимоотношений с займодавцем, заемщиком и друг с другом.

(постановление 20 ААС от 21.07.2020 по делу № А54-9063/2018
ООО "Серебрянский цементный завод")
Общие положения налогового законодательства
При отсутствии истребуемых документов у налогоплательщика по причине пожара он не может быть привлечен к ответственности на основании п.1 ст.126 НК РФ из-за отсутствия вины

Налоговый орган в декабре 2017 года выставил налогоплательщику требование о представлении документов. Документы представлены не были со ссылкой на их утрату при пожаре в июне 2017 года. В связи с непредставлением документов налогоплательщик привлечен к ответственности по п. 1 ст. 126 НК РФ.

Суд первой инстанции признал привлечение налогоплательщика к ответственности правомерным, исходя из следующего. 1) Налогоплательщик не представил в налоговый орган доказательства, подтверждающие списание истребованных документов в архив, в помещении которого произошел пожар; 2) Из ответа МЧС следует, что пострадала только находившаяся в подвальном помещении архивная служебная документация; сведения о повреждении компьютерной техники и цифровых носителей информации налогоплательщика отсутствуют. При этом ст. 314 НК предусмотрена возможность ведения регистров налогового учета в виде специальных форм как на бумажных носителях, так и в электронной форме и (или) любых машинных носителях; 3) В январе 2018 года налогоплательщик сообщил налоговому органу о проведении работ по восстановлению учета. Однако в дальнейшем он не представил доказательств действительного осуществления мероприятий по восстановлению учета и утраченных документов, и результаты данных мероприятий несмотря на то, что на дату вынесения обжалуемого решения с момента пожара прошло более 9 месяцев.

Суд апелляционной инстанции отменил решение первой инстанции, удовлетворив жалобу налогоплательщика с учетом следующего.

Истребуемые документы не представлены налогоплательщиком ввиду их отсутствия на момент проверки, при этом из представленных доказательств следует, что документация утрачена вследствие пожара. В то же время ответственность, предусмотренная п.1 ст.126 НК РФ, применяется в связи с непредставлением имеющихся в наличии у налогоплательщика истребованных документов, предусмотренных НК РФ и иными актами законодательства о налогах и сборах. В случае отсутствия у него истребуемых документов тот не может быть привлечен к ответственности на основании п.1 ст.126 НК РФ, поскольку отсутствует такой необходимый элемент состава правонарушения как вина.

При этом фактическое наличие таких документов у налогоплательщика налоговый орган не доказал. А ответственность за отсутствие бухгалтерских документов, регистров бухгалтерского учета предусмотрена ст.120 НК РФ, на основании которой налогоплательщик к ответственности не привлекался.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляционной инстанции и оставил жалобу инспекции без удовлетворения

(постановление АС Московского округа от 27.07.2020 по делу № А40-134929/2019
ООО "НелидовПрессМаш")



В ходе выемки, мотивированной необходимостью экспертизы документов, налоговый орган не вправе изымать иные предметы и информацию, не имеющие отношения к такой экспертизе

В ходе выездной проверки в отношении налогоплательщика было вынесено два постановления о производстве выемки. Согласно первому из них, у налогоплательщика подлежала изъятию информация с жестких дисков, установленных на компьютерах, ноутбуках, каких-либо флэш-накопителей. Согласно второму - документы и предметы по финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщика, в том числе документы и предметы в отношении организаций-контрагентов. Выемка документов проводилась в связи с необходимостью проведения их экспертизы и недостаточности копий.

По итогам выемки составлены 3 протокола. Согласно первому из них, изъяты универсальные передаточные документы, договоры, товарные накладные, счета-фактуры по взаимоотношениям с организациями-контрагентами. По второму протоколу изъяты, в частности, ноутбуки. По третьему - изъяты информация с жесткого диска, которая скопирована на жесткий диск и запечатана в конверт и флэш-карты.

Налогоплательщик оспорил действия по производству выемок, оформленные тремя вышеуказанными протоколами.

Суд согласился с законностью выемки документов для проведения их экспертизы, но признал незаконной выемку ноутбуков и изъятие информации с жесткого диска на основании следующего.

Протокол, по которому изъяты ноутбуки, составлен на основании того же самого постановления о выемке, на основании которого изъяты документы для экспертиз. Однако доказательств использования изъятых ноутбуков при проведении экспертиз, а также то, что они изымались в целях проведения экспертизы, материалы дела не содержат.

Мотивировав постановление о производстве выемки необходимостью проведения экспертизы документов, налоговый орган не вправе выходить при производстве выемки за эти основания и изымать иные предметы и документы, которые не будут использованы при проведении экспертизы. В такой ситуации налоговый орган при наличии иных оснований вправе был вынести еще одно постановление о производстве выемки по этим основаниям и провести выемку в установленном порядке. Кроме того, как следует из пояснений сотрудников налогового органа, какая-либо информация, имеющая отношение к предмету проверки, на изъятых ноутбуках отсутствовала.

Относительно изъятия и копирования информации, содержащейся на жестких дисках, суд отметил, что электронно-цифровые файлы, хранящиеся в электронном виде на компьютерах налогоплательщика, не являются документами, на основании которых осуществляется проверка правильности исчисления и уплаты налогов. Доказательств необходимости проведения экспертизы жестких дисков, флэш-накопителей налоговым органом не представлено, а их экспертиза не проводилась. Доказательств наличия угрозы того, что информация, содержащаяся на жестких дисках, установленных на компьютерах, ноутбуках, каких-либо флэш-накопителях, может быть уничтожена, сокрыта, исправлена или заменена, материалы дела также не содержат.

(постановление АС Центрального округа от 23.07.2020 по делу № А54-583/2019
ООО "Соколовские колбасы")


ОЦЕНКА TAXOLOGY

Сразу несколько полезных выводов из числа наиболее непростых вопросов зафиксировали суды в своих актах по этому спору. Во-первых, налоговый орган не вправе выходить при производстве выемки за основания для ее проведения, указанные в соответствующем постановлении (указав в качестве основания экспертизу документов, проверяющие должны тем самым ограничить себя в круге изымаемых предметов). При этом содержание конкретного протокола выемки должно корреспондировать содержанию того постановления, к которому он относится (это актуально для случаев, когда выемка и ее результаты оформляются не одним, а несколькими постановлениями и протоколами). Во-вторых, сама по себе норма п. 8 ст. 94 НК не может являться достаточным основанием выемки при неподтвержденности налоговым органом указанных в ней обстоятельств (должно быть в наличии не только нормативное, но и фактическое основание для выемки). В-третьих, при оценке законности выемки документов необходимо установление факта их предварительного истребования налоговым органом у налогоплательщика.
НДС
При квалификации счета-фактуры с исправлением как корректировочного покупатель должен восстановить НДС в периоде получения им такого счета-фактуры от продавца

Налогоплательщик во 2-ом квартале 2017 заявил вычет по счету-фактуре контрагента. Впоследствии контрагент в своей налоговой декларации по НДС отразил уменьшение НДС с выставлением исправительного счета-фактуры от 25.08.2018 к ранее выставленному.

Налогоплательщик представил соответствующую уточненную декларацию только 22.08.2019, а до этого момента (22.10.2018) он представил декларацию по НДС за 3-ий квартал 2018 года и налоговый орган по итогам ее проверки решением от 27.03.2019 доначислил НДС на ту сумму, на которую контрагент уменьшил свой НДС в исправительном счете-фактуре.

Налоговый орган исходил из того, что налогоплательщик должен был восстановить НДС после получения от контрагента исправительного счета-фактуры, но не сделал этого. При этом налогоплательщиком не представлен дополнительный лист книги покупок за 2 квартал 2017 года, в котором зарегистрирован исправленный счет-фактура, а также отсутствует уточненная налоговая декларация по НДС за 2 квартал 2017 года.

Суд первой инстанции рассмотрел спор в пользу налогоплательщика, полагая, что тот не был обязан восстанавливать НДС именно в третьем квартале 2018 года. При получении исправленного счета-фактуры на уменьшенную сумму в более позднем налоговом периоде покупателю следует произвести уменьшение налогового вычета по НДС, заявленного в налоговом периоде по первоначальному счету-фактуре, на разницу между первоначальным и исправленным счетом-фактурой путем подачи уточненной налоговой декларации. И такую уточненную декларацию налогоплательщик все же представил в августе 2019 года.

В апелляционной инстанции было установлено, что спорный исправительный счет-фактура в действительности является не исправительным, а корректировочным (так как исправление выразилось в исключении одной из КС-2, что повлекло уменьшение объема и, соответственно, общей стоимости выполненных работ).

В итоге суд апелляционной инстанции (с которым впоследствии согласился и суд кассационной инстанции) удовлетворил жалобу налогового органа, указав, что налогоплательщик обязан восстановить суммы НДС в налоговом периоде - 3 квартал 2018 года (дата получения покупателем корректировочного счета-фактуры, выставленного продавцом при изменении в сторону уменьшения стоимости работ).

Ссылка суда первой инстанции на правовую позицию, изложенную в Постановлении Президиума ВАС РФ № 615/08 от 03.06.2008, оценена апелляционную судом в качестве ошибочной, поскольку она была принята при ином правовом регулировании. На момент принятия данного постановления положения ст. 170 НК РФ не содержали норм позволяющих производить восстановление сумм налога в отчетном периоде, в котором подан корректирующий счет-фактура.

Суд также подчеркнул, что выбор налоговым органом периода отражения доначисленного НДС (3 квартал 2018 года или 2 квартал 2017 год каким-либо образом права налогоплательщика не нарушает, напротив, отражение доначисленного налога в более позднем периоде является приоритетным для налогоплательщика.

(постановление АС Западно-Сибирского округа от 27.07.2020 по делу № А81-8539/2019
АО "РОСПАН ИНТЕРНЕШНЛ")



Суд признал обоснованным отказ в вычете НДС из-за непредставления налогоплательщиком отдельных документов в доказательство отсутствия дублирования вычетов

В отношении налогоплательщика была проведена выездная проверка за 2014-2016 гг. В ходе нее было установлено, что налогоплательщик в 2014 заявил вычеты по НДС по счетам-фактурам 2013 года.

В связи с этим налоговый орган истребовал у налогоплательщика книгу покупок за 2013 год и карточки счета 19 за 2013 год. Эти документы представлены не были и налоговый орган отказал в спорных вычетах по НДС, заявленных в 2014 году.

При оспаривании этого решения налогоплательщик указывал на то, что истребуемые налоговом органом документы относятся к 2013 году, который не входит в проверяемый период. Налогоплательщик же может заявить налоговый вычет по НДС в течение трех лет с даты выставления счета-фактуры.

Налоговый орган в судебном заседании указал на то, что непредставление налогоплательщиком книги покупок за 2013 год и счета 19 лишило налоговый орган проверить дублирование вычетов (отражение одной и той же суммы вычетов в 2013 и в 2014 году).

Суд первой инстанции не согласился с позицией налогового органа, указав, что камеральные проверки деклараций за 2013 год, в которых могли быть заявлены вычеты по спорным операциям на момент проведения выездной проверки закончились. У налогового органа имелась возможность проанализировать декларации за 2013 год и документы, подтверждающие налоговые вычеты, представленные налогоплательщиком в 2013 году. Однако в оспариваемом решении подобный анализ не изложен и не проведен. Следовательно, отказ в вычетах по НДС в 2014 году по операциям 2013 года по основаниям, указанным в оспариваемом решении, необоснован.

Суд апелляционной инстанции отменил решение первой инстанции, удовлетворив жалобу налогового органа.

Суд указал, что налогоплательщиком не представлены доказательства того, что спорные вычеты по НДС не были заявлены им ранее в иных налоговых периодах с момента совершения хозяйственных операций. Таким образом, непредставление налогоплательщиком запрошенных налоговым органом документов на заявленную сумму вычетов влечет правомерный отказ налогового органа в заявленных вычетах в декларациях по НДС за 2014 год на основании счетов-фактур, выставленных продавцом в более ранних налоговых периодах (2013 год). Между тем, удовлетворив требования налогоплательщика, суд первой инстанции фактически одобрил налоговые вычеты по счетам-фактурам, относящимся к 2013 году, без определения их реальности и обоснованности, а также при отсутствии непосредственно счетов-фактур, выставленных в 2013 году.

(постановление 13 ААС от 21.07.2020 по делу № А42-10931/2018
АО "Центргазстрой")
Налог на имущество организаций
Суд признал, что топливно-раздаточные колонки АЗС не относятся к недвижимому имуществу

По итогам проверки налоговый орган пришел к выводу о занижении налогоплательщиком налоговой базы по налогу на имущество вследствие невключения в нее стоимости топливно-раздаточных колонок АЗС.

По его мнению, здания АЗС и ТРК составляют сложный неделимый объект, поскольку ТРК входят в состав элементов объекта недвижимости АЗС, эксплуатация АЗС невозможна без использования ТРК и, соответственно, АЗС и ТРК представляют собой единый имущественный комплекс, компоненты которого связаны с землей так, что делают невозможным перемещение ТРК без соразмерного ущерба функционированию и цели комплекса в целом по оказанию услуг по заправке автотранспорта топливом и дополнительных услуг. Копия экспертного заключения приобщена к материалам дела.

То есть ТРК должны быть признаны составной частью объекта недвижимости АЗС, основания для исключения их стоимости из налоговой базы по налогу на имущество отсутствуют.

По мнению налогоплательщика, ТРК являются отдельным объектом основных средств, который в тоже время, является движимой вещью. Имеется возможность демонтажа и замены ТРК без причинения вреда как состоянию ТРК, так и состоянию АЗС. Соответственно, стоимость ТРК не должна включаться в расчет налоговой базы по налогу на имущество.

При рассмотрении дела установлено, что согласно представленным инвентарным карточкам ТРК и АЗС учитываются налогоплательщиком в качестве отдельных основных средств. ТРК и АЗС распределены по разным кодам и группировкам как в ОК013-94, так и в ОК013-2014, что свидетельствует об их самостоятельности. Как ОК013-94, так и ОК013-2014 содержат определения «Здания», к каковым относятся АЗС и которые имеют качественные отличия от машин и оборудования, куда относятся ТРК. В деле имеются договоры и первичные документы, подтверждающие приобретение заявителем ТРК в качестве самостоятельных объектов основных средств отдельно от строительства АЗС.

В судебном заседании специалист пояснил, что крепления ТРК в месте установки представляют собой легко разбираемые болтовые соединения. Следовательно, установка и демонтаж ТРК может быть осуществлен без какого-либо ущерба ее назначению или назначению АЗС. Учитывая имеющиеся в деле доказательства, суд пришел к выводу о возможности рассмотрения дела без проведения экспертизы.

В итоге суд пришел к выводу, что ТРК не является объектом недвижимого имущества, прочно связанным с землей, перемещение которой без несоразмерного ущерба ее назначению невозможно. Соответственно, ТРК относится к основным средствам, являющимся движимым имуществом.

(решение АС Воронежской области от 14.07.2020 по делу № А14-18344/2019
АО "Воронежнефтепродукт")
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!