Дайджест № 157
Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 157 - cнова о любопытных налоговых делах:
1)
Недостача ТМЦ из-за недостатков учета и пороков первичных документов сама по себе не лишает налогоплательщика права на учет реально понесенных расходов
2)
Вычет по НДС все-таки можно делить на несколько периодов
3)
Использование построенного дома для проживания собственных работников в рамках гарантий по трудовым договорам лишает налогоплательщика права на «входящий» НДС при строительстве
4)
Если премия к юбилейной дате рассчитывается с учетом показателей заработной платы, стажа, трудового вклада работника, ее следует облагать страховыми взносами
И многое другое...
Международное налогообложение
Суд признал, что лицо с российским гражданством, осуществляющее деятельность в Китае, может рассматриваться как иностранное лицо для целей применения нулевой ставки НДС

Налогоплательщик (продавец) заключил экспортный контракт с российским физическим лицом (гражданка РФ, ведущая хозяйственную деятельность в Китае под китайским наименованием, под которым она была обозначена и в упомянутом контракте). В рамках исполнения этого контракта он применил ставку НДС 0%.

В ходе проверки налоговый орган установил, что контрагентом налогоплательщика является российское, а не иностранное лицо, и пришел к выводу, что тем самым условия для применения нулевой ставки НДС не выполняются.

При рассмотрении дела была подтверждена регистрация покупателя в качестве предпринимателя и осуществление предпринимательской деятельности в зоне взаимной торговли в одном из городов на территории Китая. Нормативным правовым актом этого города предусмотрено, что гражданам РФ, ведущим здесь предпринимательскую деятельность, выдаются специальные регистрационные свидетельства.

Суд рассмотрел спор в пользу налогоплательщика исходя из следующего.

НК РФ не содержит понятия «иностранное лицо». Однако с учетом положений статьи 11 НК РФ, статьи 1 Федерального закона от 18.07.1999 No183-ФЗ «Об экспортном контроле» иностранные лица – юридические лица и организации в иной организационно-правовой форме, гражданская правоспособность которых определяется по праву иностранного государства, в котором они учреждены; физические лица, гражданская правоспособность и гражданская дееспособность которых определяются по праву иностранного государства, гражданами которого они являются, и лица без гражданства, гражданская дееспособность которых определяется по праву иностранного государства, в котором данные лица имеют постоянное место жительства.

В данном деле положения подп. 1 п. 1 ст. 165 НК РФ, требующие от налогоплательщика (экспортера) представления контракта с иностранным лицом, должны применяться с учетом особенностей правового регулирования предпринимательской деятельности физических лиц – граждан РФ в зоне взаимной торговли.

В рассматриваемых правоотношениях гражданство российского покупателя не имеет определяющего значения, поскольку на основании документов о регистрации, выданных уполномоченным государственным органом КНР, он действует как иностранный контрагент – хозяйствующий субъект иностранного государства, который уплачивает налоги в соответствии с законодательством КНР.

(постановление АС Дальневосточного округа от 17.06.2020 по делу № А51-11998/2018
ООО "Гродеково-Веста-Дев")
Вопросы процессуального права
Обращение налогоплательщика в суд до истечения срока рассмотрения его жалобы вышестоящим налоговым органом само по себе не препятствует взысканию с налогового органа судебных расходов

02.07.2019 налогоплательщик обратился в УФНС (как вышестоящий налоговый орган) с жалобой на бездействие ИФНС по возврату госпошлины в размере 200 рублей. Не дожидаясь принятия решения по своей жалобе, он 05.07.2019 обратился с аналогичным требованием в суд.

Тем временем, УФНС в установленный НК срок рассмотрело жалобу налогоплательщика и удовлетворило ее, возвратив госпошлину и проценты за просрочку возврата. В связи с этим налогоплательщик в суде отказался от своего требования, но просил взыскать судебные расходы на оплату услуг своего представителя в размере 60 тысяч рублей.

Суд первой инстанции отказал во взыскании судебных расходов, отметив, что заявитель, обращаясь в суд с заявлением о признании незаконным бездействия налогового органа через три дня после подачи жалобы в вышестоящий налоговый орган, фактически лишил налоговый орган возможности урегулировать данный спор в досудебном порядке. целью обращения в суд с заявлением по данному делу является не защита нарушенных прав и законных интересов в предпринимательской или иной экономической деятельности заявителя, а исключительно получение необоснованной финансовой выгоды путем взыскания с налогового органа судебных расходов. К тому же имеет место превышение размера взыскиваемых судебных расходов (60000 рублей) над размером притязательных требований (201 рубль 23 коп.) в 297 раз.

С этим выводом согласился и суд апелляционной инстанции, но суд кассационной инстанции отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение.

Суд указал, что отказ от иска является правом, а не обязанностью истца, поэтому возмещение судебных издержек истцу при указанных обстоятельствах не может быть поставлено в зависимость от заявления им отказа от иска.

Тот факт, что на день обращения налогоплательщика в арбитражный суд не истек срок для рассмотрения вышестоящим налоговым органом жалобы налогоплательщика, не имеет правового значения. Суд принял заявление без указания на несоблюдение досудебного порядка урегулирования спора, данное заявление рассмотрено по существу. Отказ истца от иска обусловлен добровольным удовлетворением его требований ответчиком после обращения истца в суд.

У судов не было оснований для отказа в удовлетворении требовании заявителя о взыскании судебных расходов применительно к правовой позиции, изложенной в п. 26 постановления Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела». И поскольку судами не рассматривался вопрос об обоснованности судебных расходов дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

(постановление АС Поволжского округа от 16.06.2020 по делу № А55-21344/2019
ИП Степанов)
НДС
При приобретении основного средства налогоплательщик вправе принять НДС по нему к вычету как единовременно, так и по частям

Налогоплательщик в апреле 2015 года приобрел по договору купли-продажи объект недвижимости, принял его к учету и получил счет-фактуру с НДС от 02.04.2015. При этом одну часть вычета НДС по данному объекту он заявил в 4 квартале 2016 года, а другую – в уточненной декларации за 1 квартал 2017 года.

Налоговый орган и суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о неправомерности такого «дробления» вычета НДС на две части.

При этом они исходили из того, что: 1) возможность такого дробления не предусмотрена, в абз. 3 п. 1 ст. 172 НК говорится о принятии к вычету НДС (при приобретении основных средств) в полном объеме; 2) в данном случае «дробление» НДС вызвано целью оптимизации (регулирования) финансовых потоков налогоплательщика и уменьшения суммы налога, подлежащего уплате в бюджет, на сумму налогового вычета; 3) налогоплательщик, воспользовавшись правом подачи уточненной налоговой декларации, предусмотренным ст. 81 НК РФ, в то же время нарушил порядок подачи уточненной декларации, неправильно определив период, и подав ее не за период, в котором ему был выставлен НДС и оприходован (2 квартал 2015 года), возникло право на вычет, а в текущем периоде (1 квартал 2017 года).

Налогоплательщик в качестве возражения указывал на то, что правовая позиция налогового органа противоречит нормам НК РФ; указание в абз. 3 п. 1 ст. 172 НК на то, что вычет производится в «полном объеме», указывает только на объем права налогоплательщика предъявить к вычету всю сумму налога без какого-либо ограничения после принятия основного средства на учет, при этом указанная норма не содержит обязанности налогоплательщика принимать всю сумму налога к вычету единовременно или запрета на применение вычета частями. Разъяснения Минфина по этой норме не содержат правовых норм или общих правил, конкретизирующих нормативные предписания, и не являются нормативными правовыми актами.

Суд кассационной инстанции согласился с доводами налогоплательщика и удовлетворил его кассационную жалобу, отменив акты нижестоящих судов.

Суд отметил, что ст. 172 НК не содержит запрет на применение вычета частями. Применение налоговых вычетов, на которые налогоплательщик имеет установленное законом право, частями за пределами налогового периода, когда такое право возникло, не приводит к неуплате налога в бюджет, поскольку применение налогового вычета в таком порядке влечет переплату по налогу в предыдущих налоговых периодах. Смысл данного положения состоит в том, что искажение в определении суммы налога, приведшая к излишней уплате налога, не имеет негативных последствий для казны, поэтому признается допустимым.

(постановление АС Северо-Кавказского округа от 18.06.2020 по делу № А25-171/2019
АО "Архыз-Синара")


ОЦЕНКА TAXOLOGY

Один из давних и весьма распространенных вопросов – о правомерности дробления вычета по НДС применительно к основным средствам – до сих пор, как показывает данное дело, решается судами по-разному (не случайно и налоговый орган, и налогоплательщик здесь ссылались на отдельные судебные акты в свою пользу). Одна из основных причин такой ситуации видится в том, что в указанных актах не уделялось должного внимания детальной мотивировке позиции суда по спорному вопросу. Зачастую такая мотивировка по сути сводится лишь к словам «не предусмотрено» либо «не запрещено», что не способствует выработке какого-то единого подхода, а подталкивает к поиску решения вопроса либо исходя из теоретических основ (метод правового регулирования, толкование права), либо из принципов налогового законодательства или же исходя из оценки баланса интересов сторон.

В рассматриваемом деле нужно отдать должное и суду первой инстанции (он хотя и рассмотрел спор в пользу налогового органа, но в своем решении максимально раскрыл доводы и ссылки сторон по спорному вопросу, косвенно показав тем самым всю значимость проблемы) и, тем более, суду кассационной инстанции, предложившему решение вопроса не через замысловатые теоретические рассуждения (хотя это было бы тоже неплохо), а с акцентированием внимания на более очевидном (для стороннего наблюдателя) отсутствии потерь бюджета при дроблении вычета.



При строительстве жилого дома для предоставления в нем временного служебного жилья работникам НДС к вычету не принимается

Налогоплательщик при исчислении НДС включил в состав налоговых вычетов налог по счетам-фактурам, предъявленным контрагентами при строительстве многоквартирного жилого дома.

Налоговый орган в ходе проверки установил, что данный дом заселен частично и используется для проживания работников налогоплательщика и членов их семей; помещения для коммерческого использования отсутствуют. По условиям трудовых договоров на период их действия работодатель представляет работнику благоустроенное жилье, либо возмещает расходы на проживание при переезде. Согласно показаниям работников, квартиры представлены на основе трудовых договоров; договоры найма, аренды в отношении жилых помещений не заключались; плата за коммунальные услуги и за пользование жилым помещением не взимается.

Налоговый орган пришел к выводу, что указанный объект предназначен только для предоставления в пользование жилых помещений, что в силу подп. 10 п. 2 ст. 149 НК не подлежит обложению НДС, и налогоплательщик неправомерно применил налоговые вычеты по НДС, предъявленному контрагентами при строительстве многоквартирного жилого дома.

Налогоплательщик в свою очередь исходил из того, что предоставление работникам жилых помещений для временного проживания на период действия трудовых договоров нельзя классифицировать как услугу по смыслу подп. 10 п. 2 ст. 149 НК. Цель строительства указанного объекта – обеспечение производственного процесса организации (облагаемой НДС) трудовыми ресурсами. Предоставление жилых помещений предусмотрено условиями трудовых договоров с иногородними специалистами. В многоквартирном жилом доме проживают специалисты организаций, оказывающих налогоплательщику услуги по договорам подряда, что свидетельствует об использовании помещений в операциях, признаваемых объектом налогообложения НДС.

Суды рассмотрели спор в пользу налогового органа, исходя из того, что расходы налогоплательщика по строительно-монтажным работам и материалам на спорном объекте могут быть учтены в составе налоговых вычетов по НДС только при условии, что указанный объект предназначался для использования в целях осуществления предпринимательской деятельности, облагаемой НДС. В данном же случае спорный объект (жилой дом) не может использоваться в иных целях, кроме как для проживания в нём граждан, в связи с чем применение вычетов по НДС неправомерно, поскольку объект строительства и, соответственно, строительно-монтажные работы на данном объекте предназначены для осуществления операций, не подлежащих налогообложению НДС.

(постановление АС Волго-Вятского округа от 18.06.2020 по делу № А28-7337/2019
ООО "Мурашинский фанерный завод")
Налог на прибыль
Отсутствие надлежащего учета расходов само по себе не свидетельствует об отсутствии самих расходов, которые могут быть учтены при исчислении налога на прибыль

Налогоплательщик представил уточненную налоговую декларацию по налогу на прибыль организаций, в которой в состав внереализационных расходов включена сумма недостачи товарно-материальных ценностей (материалов для заправки картриджей клиентов). Недостача возникла из-за ненадлежащей организации учета.

При этом стоимость материалов не может быть отнесена на материально ответственное лицо, поскольку выявленные при недостаче материалы были израсходованы для выполнения работ и оказания услуг покупателям. Однако тонер и большинство комплектующих для заправки и восстановления картриджей для копировальной и печатной техники являются универсальными, используются для большого числа моделей картриджей и не имеют уникальной маркировки. Поэтому подтвердить использование конкретных материалов и комплектующих при оказании услуг заказчикам не представляется возможным.

Налоговый орган и суды первой и апелляционной инстанций посчитали расходы по списанию стоимости недостающих материалов, выявленных в результате инвентаризации, налогоплательщиком документально неподтвержденными. Доводы налогоплательщика о том, что материалы для заправки картриджей на спорную сумму использовались для заправки копировальной техники клиентов налогоплательщика, являются предположительными. По актам выполненных работ невозможно установить фактическое списание ТМЦ, отраженных в требованиях-накладных, представленных на проверку.

Налогоплательщик не представил документы, подтверждающие использование материалов, выявленных в ходе инвентаризации, в производстве. При этом обстоятельства, связанные с ненадлежащей организацией хозяйственной деятельности, не могут являться основанием для учета возникших недостач или убытков в качестве расходов. В данном случае факт недостачи, выявленной по результатам инвентаризации, уполномоченным органом государственной власти не подтвержден. Фактическая недостача образовалась ввиду нарушения учета материальных средств. Таким образом, выявленное налогоплательщиком расхождение в учете не является недостачей в смысле подп. 5 п. 2 ст. 265 НК РФ.

Суд кассационной инстанции отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение, отметив, в частности, что налоговый орган в своем решении указывает на недостатки первичных документов налогоплательщика, однако не указывает, какие обязательные реквизиты первичного учетного документа отсутствуют, не приводит ссылок на нормы, требования которых нарушены. При этом доказательства использования (либо неиспользования) материалов в иных целях не приведены; не опровергнуты количественные данные по материалам; данные о результатах инвентаризации, согласно которым спорный тонер отсутствует, не подвергнуты сомнению.

Согласно правилам о распределении бремени доказывания, соответствующие обстоятельства, послужившие основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, должны быть подтверждены доказательствами, представленными этим органом. Однако суды первой и апелляционной инстанций необоснованно возложили бремя доказывания правильности исчисления налогов исключительно на налогоплательщика, согласились с позицией налогового органа, что нарушает принципы равноправия и состязательности.

(постановление АС Поволжского округа от 16.06.2020 по делу № А65-23192/2019
ООО "НВ")

Страховые взносы
Суд признал, что премия, выплаченная работникам Общества в связи с 50-летием со дня его образования, облагается страховыми взносами

Общество (плательщик страховых взносов) выплатило своим работникам премию в связи с исполнением 50 лет со дня его образования. Страховые взносы с премий исчислены не были, что стало основанием для их доначисления налоговым органом.

Возражая против доначисления страховых взносов, общество указывало, что выплата премии носит характер поздравления в связи с памятной датой и не связана с достижением производственных показателей, и, как следствие, данная премия носит социальный характер. Выплаченная премия не является стимулирующей или оплатой труда работников (вознаграждением за труд), не зависит от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения работы. Общество самостоятельно осуществляет ведение бизнеса на свой риск и вправе единолично оценивать его эффективность и целесообразность, налоговые органы не вправе вмешиваться в данный процесс и определять условия выплат премий.

По мнению же налогового органа, выплаченная премия связана с надлежащим выполнением трудовых обязанностей сотрудников общества, имеет стимулирующих характер для определенной группы работников общества (стаж не менее одного года) и рассчитывается исходя из заработной платы.

При рассмотрении дела установлено, что дифференциация выплаты зависит от результатов труда и, носит стимулирующий характер, что подтверждается, в частности, тем, что премия изначально предусмотрена положением об оплате труда и премированию («Юбилейной считается дата со дня образования Общества кратная 5-ти годам» п. 5.5.7.1. Положения об оплате труда), следовательно, возможность ее получения потенциальный сотрудник учитывает при оценке целесообразности работы в той или иной организации. Поэтому такие стимулирующие выплаты могут способствовать привлечению необходимых специалистов.

Согласно Положению об оплате труда, премированию подлежат работники, имеющие непрерывный стаж работы в Обществе не менее одного календарного года и работающие на дату издания приказа о премировании. Ограничение по стажу работы на предприятии (не менее 1 года) стимулирует работника продолжить свою деятельность в Обществе.

Характер расчета премии устанавливает прямую зависимость от квалификации работников, сложности, качества, количества выполняемой работы. Расчет премии распространяется только на тех работников, у которых имеются начисленные выплаты за 12 календарных месяцев (в списки по премированию не включены работники, находящиеся в отпуске по уходу за ребенком).

В итоге суды рассмотрели спор в пользу налогового органа, поскольку спорная премия не поименована в ст. 422 НК РФ в качестве выплаты, не подлежащей обложению страховыми взносами. При этом выплата указанной премии зависит от стажа, размера оплаты труда работника за результаты производственно-хозяйственной и иной деятельности, занимаемой должности, квалификации, достигнутых производственных результатов, то есть является элементом оплаты труда, следовательно, относится к объекту обложения страховыми взносами и подлежит включению в базу для их исчисления.

(постановление АС Поволжского округа от 16.06.2020 по делу № А55-13178/2019
АО "НГПЗ")
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!