Дайджест № 156
Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 156 отмечаем споры:
1)
Сопоставимость сделок по правилам НК РФ важна при анализе цен в том числе по неконтролируемым сделкам
2)
Требование о возмещении НДС основано на имущественном праве, потому может переходить по наследству от умершего налогоплательщика-ИП
3)
Подача уточненной декларации при заявительном порядке возмещения НДС, по мнению суда, сама по себе может приводить к уплате процентов даже если необоснованность возмещения в итоге не подтверждена
4)
Векселя, безвозмездно и безосновательно полученные при совершении ряда оспоренных впоследствии сделок, не могут служить средством оплаты и подтверждать возмездность последующего приобретения имущества в обмен на них
И многое другое...
Трансфертное ценообразование
Суд признал незаконным доначисление налога на прибыль в связи с нарушениями, допущенными налоговым органом при применении метода сопоставимых рыночных цен

По итогам проверки налоговый орган установил, что налогоплательщик приобрел металлолом у взаимозависимых лиц по ценам, отличающимся от рыночных. Этот вывод сделан по итогам применения метода сопоставимых рыночных цен. В качестве сопоставляемых сделок использованы сделки, совершенные налогоплательщиком с независимыми контрагентами. В связи с этим налоговый орган посчитал, что необходимости в анализе общедоступных источников информации у него не было.

При отборе сопоставимых поставщиков налоговый орган руководствовался следующими критериями: 1) соответствие металлолома одному ГОСТ 2787-75; 2) установление цены товара в момент поставки; 3) идентичный способ доставки; 4) одинаковое территориальное нахождение организации, 5) идентичный способ и срок оплаты.

По мнению налогоплательщика, налоговый орган при применении метода сопоставимых рыночных цен неправильно установил сопоставимых поставщиков и сопоставимые сделки.

Суд согласился с позицией налогоплательщика, установив следующее. В частности, при выборе аналогичных сделок налоговый орган не учел, что условия поставки отличаются по качеству поставляемого товара. При осуществлении поставок спорным поставщикам со стороны налогоплательщика предъявлены дополнительные требования к товару, содержащиеся в Технических условиях. Это требовало от спорных поставщиков осуществлять частичную обработку лома, что экономически приводило к увеличению затрат и повышению себестоимости товара.

Налоговым органом не учтено, что сопоставимыми поставщиками могут являться только те, основной вид деятельности которых совпадает с основным видом деятельности со спорными поставщиками. В данном случае спорные поставщики в качестве основного вида деятельности применяли такой вид деятельности как «Торговля оптовая отходами и ломом», дополнительные – «Обработка отходов и лома черных металлов». В качестве сопоставимых налоговый орган учел юридических лиц, деятельность которых отличается от деятельности налогоплательщика (например, образовательные и медицинские бюджетные учреждения).

Налоговым органом также не учтен такой критерий сопоставимости сделок, как объем поставок. Общий объем поставок спорными контрагентами в десятки и сотни раз превышает ряд аналогичных значений по примененным поставщикам. Поставщики металлолома, предлагающие малый объем лома металла, не могут претендовать на ту же цену, что и поставщики, осуществляющие крупные поставки. При этом соответствующих корректировок к условиям и (или) результатам сопоставляемых сделок с примененными инспекцией лицами или анализируемых сделок решение налогового органа в нарушение п. 3 ст. 105.5 НК РФ не содержит.

Суды приняли во внимание и выводы, изложенные экспертом по результатам проведенной судебной экспертизы. В итоге отмечено, что поскольку налоговым органом при применении метода сопоставимых рыночных цен допущены нарушения НК РФ, то результаты расчетов не могут быть признаны законными.

(постановление АС Северо-Западного округа от 08.06.2020 по делу № А66-13901/2018
ООО "Инчермет")
Вопросы процессуального права
В случае смерти ИП в ходе судебного спора об отказе в возмещении НДС производство по делу подлежит не прекращению, а приостановлению в связи с возможностью правопреемства

Налогоплательщик (ИП) оспаривал в суде принятое налоговым органом по итогам камеральной проверки решение о частичном отказе в возмещении НДС. К моменту рассмотрения дела в первой инстанции он умер, и суд по ходатайству налогового органа прекратил производство по делу, основываясь на том, что в данном случае невозможно ни материально-правовое (налоговое), ни процессуальное правопреемство.

Суд указал, что: 1) Единственной нормой НК РФ, предусматривающей применение положений наследственного права в налоговых правоотношениях, является подп. 3 п. 3 ст. 44 НК РФ (погашение задолженности умершего налогоплательщика-гражданина осуществляется его наследниками в отношении транспортного, земельного налогов, налога на имущество физических лиц). В иных налоговых правоотношениях применение наследственного права законодательством о налогах и сборах не предусмотрено.

2) В силу п. 10 ст. 22.3 Закона № 129-ФЗ в случае смерти физического лица, зарегистрированного в качестве ИП, государственная регистрация такого лица в качестве ИП утрачивает силу с момента соответственно его смерти. Следовательно, действующее законодательство не допускает перехода процессуальных прав и обязанностей ИП другому лицу, а потому статус ИП не может переходить от умершего к другому лицу в порядке правопреемства и прекращается со смертью гражданина.

Наследник ИП обжаловал определение суда первой инстанции о прекращении производства по делу и обратился с ходатайством о процессуальном правопреемстве, ссылаясь на то, что в наследственную массу включается всё имущество наследодателя, в том числе и имущественные права, к числу которых относится и право требования о взыскании невыплаченных сумм возмещения НДС.

Апелляционный суд согласился с наследником и, учитывая, что на дату судебного заседания процедура принятия наследства не завершена, приостановил производство по делу.

В кассационной жалобе на определение о приостановлении производства по делу налоговый орган вновь ссылался на то, что налоговое законодательство не допускает правопреемства в отношении НДС. Единственной нормой НК, предусматривающей применение положений наследственного права в налоговых правоотношениях, является ст. 44 НК РФ. Кроме того предметом настоящего спора является решение налогового органа об отказе в возмещении НДС из бюджета. Данный спор носит неимущественный характер, соответственно наследники ИП не вправе претендовать на участие в споре.

Суд отказал в удовлетворении кассационной жалобы налогового органа, указав, что действительно в ст.44 НК РФ прямо поименованы налоги, обязанность по уплате которых переходит к наследникам умершего налогоплательщика. Однако с учетом положений п.7 ст.3 НК РФ положения ст. 44 НК РФ не могут толковаться как ограничивающие права наследников на получение возмещения НДС из бюджета, причитающегося умершему налогоплательщику. Доводы налогового органа о неимущественном характере требования не принимаются с учетом того, что целью обращения предпринимателя в суд было возмещение НДС из бюджета.

(постановление АС Уральского округа от 11.06.2020 по делу № А76-19654/2019
ИП Мейснер)


ОЦЕНКА TAXOLOGY

Примечательный пример использования п. 7 ст. 3 НК РФ при рассмотрении налогового спора в отсутствие в НК нормы для физических лиц, аналогичной по смыслу п.10 ст.50 НК для организаций. В данном случае речь идет о вопросе правопреемства между физическими лицами в части права на возмещение НДС в ситуации, когда одновременно имеют место три последовательных факта: 1) декларация по НДС уже подана; 2) проверка по ней уже проведена и при этом принято отказное решение (в части); 3) налогоплательщик начал судебную процедуру оспаривания отказа, но не успел ее завершить.

Судебные споры по вопросам правопреемства физических лиц при возврате налога из бюджета обычно касаются НДФЛ, но есть отдельные прецеденты и по НДС, решаемые при этом в пользу правопреемников (хотя мотивировки решений при этом, учитывая пробел по рассматриваемому вопросу, могут показаться несколько размытыми и написанными по принципу «от противного». Например, «Отсутствие установленного Налоговым кодексом Российской Федерации порядка обращения наследников в налоговые органы и порядка возврата наследникам сумм переплаты не может являться основанием для отказа налоговым органом в возврате чужих денежных средств, не подлежащих зачислению в бюджет. Иное противоречит принципам российского законодательства, так как изъятие чужого имущества недопустимо» - (Апелляционное определение ВС Республики Татарстан по делу № 33-1788/13 от 21 марта 2013)). Из текста этого же определения можно сделать вывод, что ссылка налогового органа на ст. 44 НК в подобных спорах абсолютно неуместна, поскольку долг налогоплательщика перед бюджетом и бюджета перед налогоплательщиком это абсолютно разные правоотношения. «…Сумма переплаты не является установленным законом налогом, подлежащим зачислению в тот или иной бюджет», - указал по этому поводу суд.
НДС
Услуга по предоставлению автомобиля скорой помощи с водителем не относится к медицинским услугам и не освобождается от обложения НДС

Налогоплательщик оказывал услуги по найму транспортных средств с экипажем для учреждений здравоохранения станций скорой медицинской помощи. Он считал, что предоставляя автомобили скорой медицинской помощи, укомплектованные медицинским оборудованием, под управлением сотрудника налогоплательщика - санитара-водителя, выполняет медицинскую эвакуацию, являющуюся неотъемлемой составной частью услуги скорой медицинской помощи.

Такая услуга, по его мнению, не облагается НДС в силу подп. 2 п. 2 ст. 149 НК РФ, где говорится в т.ч. о том, что в целях гл. 21 НК к медицинским услугам относятся, в том числе и услуги скорой медицинской помощи, оказываемые населению.

При этом он ссылался среди прочего на сведения о наименовании своего вида деятельности («86.90.9 Деятельность в области медицины прочая, не включенная в другие группировки»), содержащейся в Едином государственном реестре юридических лиц; на код 86.90 (Деятельность в области медицины прочая) ОКВЭД «ОК 029-2014. Поскольку код 86.90 включает в себя деятельность по перевозке пациентов любыми санитарно-транспортными средствами, включая самолеты, то оказание услуг по предоставлению автомобилей скорой медицинской помощи с экипажем отнесено к деятельности медицины.

Суды не согласились с позицией налогоплательщика и рассмотрели спор в пользу налогового органа исходя из того, что в данном случае между сторонами договоров (контрактов) сложились взаимоотношения по аренде транспортных средств с экипажем в целях оказания соответствующими учреждениями здравоохранения скорой медицинской помощи населению, которые не подпадают под действие норм подп. 2 п. 2 ст. 149 НК РФ, следовательно, подлежат обложению (не освобождаются от налогообложения) НДС.

Учитывая перечень обязанностей, выполняемых водителями по условиям договоров, а также обязанностей водителя и санитара-водителя автомобиля скорой медицинской помощи, утвержденных Приказами Минздрава РФ от 20.06.2013 № 388н и Минздравсоцразвития РФ от 23.07.2010 № 541н, водитель автомобиля скорой помощи входит в состав бригады скорой медицинской помощи, однако медицинским работником не является и медицинскую деятельность не осуществляет. Медицинскую деятельность заказчиков по спорным договорам осуществляют медицинские работники соответствующих учреждений здравоохранения в соответствии с лицензией на осуществление работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность. Водитель налогоплательщика, предоставляемый городским станциям скорой медицинской помощи со специализированным автомобилем, не оказывает услуг скорой медицинской помощи.

Налогоплательщик оказывает именно услуги транспорта для нужд медицинских учреждений станций скорой медицинской помощи, поскольку самостоятельно (отдельно от врачей и фельдшеров) не может оказывать услуги населению по эвакуации больных граждан.

(постановление АС Поволжского округа от 09.06.2020 по делу № А72-7030/2018
ООО "Феникс-Менеджмент")



Налогоплательщик обязан уплатить проценты на сумму возмещенного в заявительном порядке НДС независимо от того, что по итогам проверки уточненной декларации право на возмещение НДС было подтверждено

Налогоплательщик представил первичную налоговую декларацию по НДС с суммой налога к возмещению, а также заявление о применении заявительного порядка возмещения налога в соответствии со ст. 176.1 НК РФ.

Налоговый орган вынес решение о возмещении суммы налога, заявленной к возмещению в заявительном порядке, на основании которого денежные средства были перечислены.

После получения возмещения и до окончания камеральной проверки первичной декларации налогоплательщик представил уточненную налоговой декларацию по НДС за этот же период, с суммой налога к возмещению в размере меньшем чем заявлено к возмещению в первичной декларации.

В связи с этим налоговый орган в соответствии с п. 9.1 ст. 88 НК РФ прекратил камеральную проверку первичной декларации и на основании п.п. 17, 24 ст. 176.1 НК РФ вынес решение об отмене решения о возмещении, на основании которого направил налогоплательщику требование о возврате в бюджет излишне полученных налогоплательщиком сумм НДС и начисленных на эту сумму процентов за период с даты получения денежных средств в виде НДС по заявительному порядку и до даты выставления требования.

Налогоплательщик уплатил истребованную сумму НДС и процентов, представил вторую уточненную декларацию, в которой еще раз уменьшил сумму НДС к возмещению, а налоговый орган согласился с этой суммой. Затем налогоплательщик посчитал ранее уплаченным им проценты излишне взысканными и обратился с требованием об их возврате.

Налоговый орган в качестве возражений указал, в частности, на универсальный характер положений п.п. 17, 24 ст. 176.1 НК РФ об уплате процентов при подаче уточненной декларации до окончания камеральной проверки первичной декларации, по которой налог был возвращен в заявительном порядке, независящий от последующих действий налогоплательщика и налогового органа и от результата проверки.

Суд согласился с позицией налогового органа и указал среди прочего, что заявительный порядок возмещения НДС является правом налогоплательщика, при этом при реализации данного права налогоплательщик принимает обязательство по возврату полученного возмещения, с уплатой процентов в случае отмены решения о возмещении при наличии оснований, предусмотренных п.п. 15 и 24 ст. 176.1 НК РФ. Указанное обязательство подлежит выполнению вне зависимости от последующих действий сторон в виду прямого указания в законе, при этом подача налогоплательщиком уточненной декларации, запускающей механизм отмены возмещения в заявительном порядке и возврат ранее полученного возмещения с уплатой процентов, также является правом налогоплательщика.

(решение АС г. Москвы от 11.06.2020 по делу № А40-305427/2019
ЗАО "ТЗК ШЕРЕМЕТЬЕВО")
Налог на прибыль
Оплата товара за счет средств, поступивших от предъявления к платежу безосновательно выданных векселей, квалифицирована как прикрытие купли-продажи товара его безвозмездной передачей покупателю

Между налогоплательщиком (покупатель) и взаимозависимым контрагентом (продавец) было заключено 28 договоров купли-продажи движимого и недвижимого имущества. Оплату по этим договорам налогоплательщик произвел большей частью за счет денежных средств, полученных им как векселедержателем от предъявления векселей к платежу векселедателю, которым являлся вышеназванный продавец.

Налоговый орган в ходе проверки установил, что указанные векселя в свое время были выданы первому векселедержателю без какого-либо основания (о чем продавец и покупатель не могли не знать), поэтому после того как векселя были приобретены налогоплательщиком (как последующим векселедержателем) и предъявлены к платежу, то полученные по ним налогоплательщиком денежные средства не могли быть использованы в качестве средства оплаты по указанным 28 договорам.

Следовательно, налогоплательщик не оплатил имущество по этим договорам, а получил его безвозмездно. Соответственно, он получил неучтенный внереализационный доход и неправомерно принял к вычету НДС по приобретенному имуществу.

При рассмотрении дела было установлено, что спорные векселя были выданы в свое время в счет обязательства векселедателя по выплате дивидендов своему акционеру (являвшемуся управляющей организацией одновременно для вышеназванных продавца и покупателя). Однако после выдачи векселей решением суда по другому делу было установлено, что акционер в свое время получил акции по недействительной сделке. Соответственно, у него не было прав акционера и прав по принятию решений о выплате дивидендов и выпуске с этой целью векселей.

Тем не менее, зная о вступившем в силу решении суда, акционер продал налогоплательщику спорные векселя, а тот сразу предъявил их к платежу.

В итоге суд рассмотрел спор в пользу налогового органа исходя из того, что при заключении сделки по купле-продаже простых векселей все три организации (акционер, налогоплательщик/покупатель/векселедержатель, продавец/векселедатель) не могли не знать о противоправном характере их получения и необоснованном использовании в расчетах за имущество.

Реализация акционером векселей в пользу налогоплательщика и предъявление последним данных векселей к погашению векселедателю позволило ввести в оборот денежные средства для создания видимости расчетов по договору купли-продажи имущественного комплекса между взаимозависимыми лицами.

Оплата имущества по договору купли-продажи выдачей/передачей векселей, об отсутствии права на распоряжение которыми знали все стороны договора, свидетельствует о безвозмездности передачи имущества и ничтожности указанного договора, являющегося притворной сделкой, прикрывающей договор дарения. Злоупотребление правом в гражданских правоотношениях в рассматриваемом деле привело к злоупотреблению правом в налоговых правоотношениях.

(решение АС Мурманской области от 09.06.2020 по делу № А42-3195/2019
АО "Кандалакшская горэлектросеть")



Исключение иностранного кредитора из реестра компаний Великобритании приводит к возникновению у российского заемщика дохода в сумме невозвращенного займа, несмотря на восстановление кредитора в реестре в последующем периоде

У налогоплательщика имелась задолженность по займу перед компанией из Великобритании. При проведении проверки за 2015-2017 гг. налоговый орган установил, что эта компания была исключена из Реестра компаний Великобритании (запись об исключении из Реестра («strike-off») вследствие роспуска компании внесена 12.09.2017).

В связи с этим налоговый орган пришел к выводу о возникновении у налогоплательщика внереализационного дохода в сумме невозвращенного компании займа.

Возражая против этого вывода, налогоплательщик указывал следующее. Снятие компании с учета или исключение из реестра не может быть интерпретировано как ликвидация, так как это не соответствует толкованию по англо-саксонскому праву.

В соответствии с правилами главы 3 части 31 Закона Великобритании «О Компаниях» 2006 года допускается добровольное и принудительное расформирование компании, способы распоряжения остающимся имуществом, а также условия и обстоятельства, когда допускается восстановление компании после исключения из реестра. Данным законом определено, что невостребованное имущество компании при отмеченных обстоятельствах (бесхозяйственное имущество) поступает в собственность Королевского дома, а точнее его представителям в отдельных частях Великобритании (солиситорам). Соответственно право требования активов компании принадлежит после исключения ее из реестра указанным представителям Королевского дома Великобритании.

Указанная компания (займодавец) была восстановлена в реестре компаний Великобритании 27.08.2019, следовательно, данная организация не была ликвидирована, и обязательства налогоплательщика перед ней сохраняются, что исключает обязанность налогоплательщика по уплате налога.

Суд рассмотрел спор в пользу налогового органа исходя из того, что факт исключения организации из ЕГРЮЛ относится к «иным основаниям» включения кредиторской задолженности в доходы, указанным в п. 18 ст. 250 НК РФ.

При снятии с учета или исключении из реестра также прекращается правоспособность юридического лица. Таким образом, сумма кредиторской задолженности подлежит включению в состав внереализационных доходов налогоплательщика на дату исключения из реестра или снятии с учета компании перед которой имеется задолженность.

Довод налогоплательщика о том, что иностранная компания была восстановлена в реестре компаний Великобритании 27.08.2019, не принимается. На момент проведения проверки эта компания была исключена из Реестра компаний Великобритании, следовательно, данная компания в проверяемый период утратила правоспособность. Кроме того, суд принял во внимание неочевидность реального характера долгового обязательства, признаки «однодневки» у британского кредитора, отсутствие обслуживания займа и т.п.

(решение АС Брянской области от 10.06.2020 по делу № А09-199/2020
ИП Алиев)
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!