Дайджест № 152
Уважаемые коллеги, добрый день!

В сегодняшнем дайджесте судебной арбитражной практики отмечаем споры:
1)
Если налогоплательщик долгое время добросовестно заблуждался относительно места уплаты налога при молчаливом согласии налоговых органов, его можно освободить от ответственности в виде штрафа
2)
Бесславное окончание нашумевшего дела «Эрих Краузе» о рекламных расходах через кипрского агента
3)
Если затраты на электроэнергию при производстве калькулируются в расчете на единицу продукции – такие расходы следует относить к прямым, а не косвенным
4)
Возвращаемую налогоплательщику по мировому соглашению госпошлину можно не учитывать в доходах, если фактически за ее возвратом тот не обращался
И многое другое...
Общие положения налогового законодательства
Суд признал, что налогоплательщик не был надлежащим образом уведомлен по ТКС о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки

Налогоплательщику было направлено извещение о времени и месте рассмотрения материалов выездной налоговой проверки (по ТКС и почтовым отправлением по юридическому адресу). В итоге решение по итогам рассмотрения этих материалов было вынесено налоговым органом в отсутствие представителей налогоплательщика.

Налогоплательщик обжаловал указанное решение налогового органа, ссылаясь, в том числе, на наличие процедурных нарушений при проведении проверки, в частности, на отсутствие надлежащего уведомления о времени и месте рассмотрения материалов проверки.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что налоговым органом соблюдены права налогоплательщика в части представления права на подачу возражений и участия в рассмотрении материалов выездной налоговой проверки, т.е. налоговым органом процедура проведения налоговой проверки не нарушена.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводом первой инстанции и отменил его решение, исходя, в частности, из следующего.

Извещение о рассмотрении материалов проверки, направленное по ТКС, фактически получено не было. Материалы дела содержат только квитанцию о направлении в адрес налогоплательщика по ТКС всех документов в рамках проверки, но не получение. Данных о том, что налогоплательщик получил данные документы, квитанции не содержат. Более того, в спорный период времени работа ТКС у налогоплательщика была приостановлена.

Что касается направления извещения почтовым отправлением, то оно было направлено налоговым органом лишь по юридическому адресу налогоплательщика. Между тем, в ходе налоговой проверки налоговый орган проводил выемку по фактическим адресам налогоплательщика. И произведя выемку по фактическим адресам налогоплательщика, налоговый орган не внес в ЕГРЮЛ в порядке запись о недостоверности сведений о месте нахождения, а продолжал направлять все документы, касающиеся налоговой проверки, по юридическому адресу.

При этом материалы дела не содержат документы, подтверждающие направление налоговым органом корреспонденции (извещение о рассмотрении материалов проверки, требование о представлении документов) по фактическим адресам налогоплательщика, которые налоговому органу были известны, что им же и указывается в материалах проверки.

Таким образом, налогоплательщик не был осведомлен о рассмотрении материалов выездной налоговой проверки, что является нарушением его процессуальных прав. Данное обстоятельство согласно абз. 2 п. 14 ст. 101 НК РФ влечет за собой безусловную отмену решения налогового органа, вынесенного по результатам проверки.

(постановление 9 ААС от 27.03.2020 по делу № А40-110059/2019
ООО "Тандем")


ОЦЕНКА TAXOLOGY

В данном по-своему уникальном деле обращает на себя внимание тот факт, что апелляционный суд по сути исходит из того, что ненахождение налогоплательщика по своему юридическому адресу возлагает последствия неполучения им почтовых отправлений от налогового органа не на него, а на налоговый орган при условии, что налоговому органу известно, что налогоплательщик находится по другому (фактическому) адресу. Такое толкование представляется довольно либеральным и вряд ли сможет получить широкое распространение.



Несообщение налогоплательщику о нарушении им порядка исчисления налога в предыдущих периодах исключает его вину при совершении аналогичного нарушения в последующем периоде

У налогоплательщика были зарегистрированы транспортные средства в одном регионе (субъекте РФ), но транспортный налог по ним начиная с 2014 года уплачивался в других регионах (по месту фактического использования этих транспортных средств). В связи с этим по итогам камеральной проверки декларации по транспортному налогу за 2018 год налогоплательщику был доначислен транспортный налог, пени и штраф.

Суд признал правомерным доначисление самого налога, отклонив довод налогоплательщика о том, что транспортный налог должен уплачиваться по месту фактического использования транспортных средств. Он указал, что обязанность по уплате транспортного налога на определенной территории Российской Федерации ставится в зависимость от места регистрации транспортного средства (определяемого местом нахождения юридического лица), а не от места фактического использования транспорта.

В то же время суд признал неправомерным привлечение налогоплательщика к ответственности в виде штрафа, исходя из следующего.

Статьей 111 НК РФ установлены обстоятельства, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения. При этом, в силу подп. 4 п. 1 указанной статьи перечень указанных обстоятельств является открытым, и в рамках указанной нормы закона суды вправе признать установленные ими иные обстоятельства в качестве исключающих вину налогоплательщика во вменяемых ему противоправных деяниях.

В рассматриваемом случае налогоплательщик на протяжении длительного периода времени (с 2014 по 2018 год) исчислял и уплачивал налог со спорных транспортных средств в бюджеты других регионов, а также подавал декларации в налоговые органы указанных регионов; и напротив, в отчетности, подаваемой в налоговый орган своего региона, не отражал спорных транспортных средств, без каких-либо возражений и замечаний со стороны налоговых органов указанных регионов. При этом в силу ст.ст. 83, 85 НК РФ налоговый орган в данный период времени обладал сведениями о том, что спорные транспортные средства зарегистрированы за налогоплательщиком на территории именно своего региона, но длительное время не требовал от него представления уточненной отчетности, исчисления и уплаты налога со спорных транспортных средств в бюджет своего региона.

Налоговым органом в ходе проведенных камеральных проверок деклараций налогоплательщика за 2014-2017 годы нарушений не установлено. Отсутствуют доказательства того, что налоговые органы других регионов в указанный период сообщали налогоплательщику о неверном исчислении и излишней уплате налога в отношении транспортных средств, не зарегистрированных на территории данных субъектов.

Эти обстоятельства, связанные с ненадлежащим осуществлением налогового контроля уполномоченными органами и способствовавшие формированию у налогоплательщика заблуждения относительно правильности исчисления и уплаты транспортного налога, в рассматриваемом случае (принимая во внимание факт оплаты им налога со спорных транспортных средств в бюджеты других субъектов РФ), признаются судом в качестве иных обстоятельств, исключающих вину лица в совершении налогового правонарушения в пределах прав, предоставленных суду подп. 4 п. 1 ст. 111 НК РФ.

(решение АС Кировской области от 27.03.2020 по делу № А28-15549/2019
ООО "Кировчермет")
Налог на прибыль
Суд признал учет расходов на оказание рекламных услуг кипрской компанией направленным на получение необоснованной налоговой выгоды из-за отсутствия реальности оказания этих услуг данной компанией

Московское представительство финляндской организации в проверяемом периоде для проведения рекламной компании своей продукции на территории РФ заключило с кипрской компанией соглашение об оказании агентских услуг в области рекламы, на основании которого производилось размещение рекламы в программе «Своя Игра» на федеральном телевизионном канале НТВ. Затраты по приобретенным услугам рекламы были учтены в составе расходов этого представительства путем передачи их от головной организации.

По итогам проверки налоговый орган установил неправомерное отнесение представительством в состав расходов по налогу на прибыль организаций в 2013-2014 затрат, связанных с оказанием рекламных услуг кипрской компанией. Налоговый орган установил, что фактически расходы понесены на территории РФ. В действительности услуги оказаны российской компанией с использованием в качестве посредника российской же организации, при этом все взаимоотношения по рекламе организовывало в действительности Московское представительство, следовательно, расходы были лишь формально понесены головной организацией, но переданы в Московское представительство.

Кипрская же компания не могла оказывать услуги по рекламе, поскольку являлся «фирмой – однодневкой», что подтверждается, в частности, тем, что она: 1) создана незадолго до начала договорных отношений с налогоплательщиком (за один месяц); 2) осуществляла деятельность в течение проверяемого периода (с даты создания) только по оказанию рекламных услуг для заявителя на территории РФ и только в рамках проекта, связанного с рекламой на телеканале НТВ в программе «Своя игра». Кроме того, денежные средства со счетов представительства в адрес спорного контргагента не перечислялись. Помимо этого налоговым органом были установлены реальные исполнители услуг по съемке и монтажу видеороликов и услуг по размещению рекламы

Суды всех инстанций рассмотрели спор в пользу налогового органа. Они исходили из того, что между иностранной (финской) и российской организациями заключено дистрибьютерское соглашение от 01.03.2010, согласно которому последняя осуществляет реализацию и рекламу продукции налогоплательщика на территории России. Эта российская организация, являясь эксклюзивным дистрибьютером продукции финляндской компании на территории России, через цепочку посредников фактически оказывала услуги по размещению рекламы бренда этой иностранной компании («Эрих Краузе») в телепередаче «Своя Игра», что подтверждается материалами дела. При этом обе эти организации являются взаимозависимыми лицами (учредитель российской организации является членом правления иностранной организации).

Учитывая эти и другие установленные налоговым органом обстоятельства, суды согласились с выводом налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с кипрской компанией, выраженной в незаконном включении затрат в состав расходов за 2013-2014 годы.

Судья ВС отказал налогоплательщику в передаче его жалобы на рассмотрение экономической коллегии ВС.

(отказное определение ВС РФ от 22.04.2020 по делу № А40-40782/2018
АО "Эрих Краузе Финланд")



Отсутствие в учетной политике затрат на приобретение электроэнергии и ГСМ в составе прямых расходов само по себе не означает, что они относятся к косвенным расходам

По итогам проверки налоговый орган пришел к выводу о неправомерном отнесении в состав косвенных расходов по налогу на прибыль затрат на приобретение электроэнергии, используемой непосредственно в основном производстве готовой продукции, и ГСМ, используемых для производственных нужд и обеспечивающих смазку оборудования.

По мнению налогового органа, эти затраты являются материальными расходами и напрямую связаны с осуществлением налогоплательщиком основного вида деятельности (переработки древесины), они являются необходимым условием выполнения производственного процесса и получения готовой продукции следовательно, должны быть включены в состав прямых расходов и в соответствии с п. 2 ст. 318 НК РФ учтены по мере реализации готовой продукции.

Налогоплательщик в свою очередь указал на правомерность учета спорных затрат в числе косвенных расходов, поскольку его учетной политикой не предусмотрено включение в состав прямых расходов каких-либо иных расходов, кроме указанных в ст. 318 НК РФ.

Суд первой инстанции согласился с доводами налогоплательщика, сославшись на то, что перечень прямых расходов, указанный в учетной политике последнего, соответствует положениям п. 1 ст. 318 НК РФ, спорные расходы не относятся к расходам, поименованным в подп. 1 и 4 п. 1 ст. 254 НК РФ, сославшись на то, что иное налоговым органом не доказано.

По мнению суда, спорные затраты по сути являются сопутствующими производству пиломатериалов, правомерно отнесены налогоплательщиком к косвенным расходам, что полностью соответствует требованиям подп. 5 п. 1 ст. 254 и подп. 2 п. 1 ст. 318 НК РФ.

Суд апелляционной инстанции (позицию которого поддержана и судом кассационной инстанции) не согласился с выводами первой инстанции и рассмотрел спорный эпизод в пользу налогового органа, исходя из того, что право самостоятельно определить перечень прямых и косвенных расходов одновременно требует от налогоплательщика обоснования принятого решения исходя из специфики деятельности и технологического процесса, поскольку такое распределение должно быть экономически оправданным.

Затраты на приобретение электроэнергии и ГСМ для станков, расходуемые на технологические цели, в составе прямых расходов учетной политикой в целях налогообложения не были предусмотрены. Однако выездной проверкой достоверно установлена возможность налогоплательщика вести учет потраченной электроэнергии и ГСМ применительно к каждому цеху и каждой единице оборудования, при этом их стоимость участвовала в формировании себестоимости выпускаемой продукции.

Поскольку спорные расходы прямо и непосредственно формируют стоимость продукции в известном и определимом размере, налогоплательщик не опроверг в ходе судебного разбирательства непосредственную связь затрат с основной производственной деятельностью, а также их невозможность отнесения к прямым расходам, не привел экономическое обоснование отнесение затрат к косвенным расходам, то они подлежат учету по мере реализации этой продукции (п. 2 ст. 318НК РФ), а не единовременно.

Судья ВС отказал налогоплательщику в передаче его жалобы по данному эпизоду на рассмотрение экономической коллегии ВС

(отказное определение ВС от 06.05.2020 по делу № А13-2437/2018
ООО "Лесопильный и деревообрабатывающий комбинат № 2")



Суд признал, что возврат налогоплательщику 50 % государственной пошлины в результате заключения с контрагентом мирового соглашения не подлежал включению в доходы

В ходе судебного рассмотрения гражданско-правового спора с контрагентом стороны заключили мировое соглашение, согласно которому истец (налогоплательщик) отказывается от части материально-правовых требований к ответчику. Решением суда предусмотрен возврат истцу 50% уплаченной государственной пошлины.

Налогоплательщик не стал включать указанную сумму госпошлины в доходы, поскольку фактически не обращался в налоговый орган за ее возвратом.

По мнению налогового органа, сумма госпошлины и в этом случае подлежала включению в доходы. То обстоятельство, что налогоплательщик не обращался в налоговые органы за возвратом государственной пошлины, не освобождает его обязанности исполнить требования налогового законодательства. Положениями ст. 271 НК РФ прямо предусмотрены основания для признания налогоплательщиком в целях налогообложения внереализационного дохода в виде убытков и неустойки, которые связаны с признанием соответствующих сумм должником либо с датой вступления в законную силу решения суда о взыскании этих сумм.

Суд не согласился с позицией налогового органа и рассмотрел спор в пользу налогоплательщика, исходя из следующего.

Условие о выплате истцу 50 % государственной пошлины не является условием мирового соглашения, соответственно не может быть квалифицировано как признание должником суммы возмещения убытков, к которым подлежит применению п.3. ст. 250 НК. Налоговым органом ошибочно определено, что условие о возврате государственной пошлины является условием мирового соглашения.

Налогоплательщик фактически данные денежные средства не получил, так как не обращался в налоговые органы с заявлением о возврате госпошлины, то есть фактически не реализовал свое право на возврат 50 % уплаченной госпошлины. Согласно Российским стандартам бухгалтерского учета если по решению, определению суда происходит возмещение государственной пошлины из федерального бюджета, то в бухгалтерском учете это является условным активом. Условные активы в отчетности не отражаются до момента их фактического получения.

Таким образом, определение суда об утверждении мирового соглашения не является свидетельством признания должником суммы возмещения убытков, так как уплата госпошлины и ее возврат в размере 50 % в случае прекращения производства по делу в виду заключения сторонами спора мирового соглашения по существу спора являются положениями, установленными НК РФ, не зависящими от воли сторон. Кроме того, существенное значение имеет то, что фактически денежные средства налогоплательщиком получены не были, следовательно, налогоплательщик правомерно не отразил указанные денежные средства в счете 91.1 «Прочие доходы».

(решение АС Нижегородской области от 27.03.2020 по делу № А43-42002/2019
ООО "Эра")
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!