Дайджест № 149
Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 149 продолжаем анализировать судебные решения по налоговым спорам, выделяя самые интересные:
1)
Иногда даже очевидное «дробление» бизнеса можно оправдать, если «дополнительные» компании были созданы в связи со сменой акционеров, их деятельность лицензируема и территориально распределена
2)
Уведомление налогового органа о необходимости ознакомления с оригиналами документов не является ненормативным актом и не может быть обжаловано в суде
3)
Редкий спор о разграничении представительских и рекламных расходов – закрытая церемония открытия завода оказалась ближе к первым
4)
Если срок действия льготы определен именно в календарных годах, исчислять ее с середины года слишком рискованно
И многое другое...
Международное налогообложение
Вознаграждение коммерческого директора российской организации является доходом от источников в РФ вне зависимости от места осуществления им своих трудовых обязанностей и налогового резидентства

По итогам проверки налоговый орган установил, что налогоплательщик не удержал в качестве налогового агента сумму НДФЛ с дохода гражданина Республики Беларусь, не являвшегося налоговым резидентом РФ, в виде вознаграждения за выполнение трудовых обязанностей на территории Беларуси (вне места нахождения работодателя в силу дистанционного характера работы).

По мнению налогового органа, доходы в виде вознаграждения за выполнение трудовых функций руководящими работниками признаются полученными от источников в РФ независимо от места, где фактически исполнялись возложенные на этих лиц управленческие обязанности, поскольку именно так в соответствии с подп. 6 п. 1 ст. 208 НК РФ облагаются аналогичные выплаты, получаемые директорами и членами органа управления организации (совета директоров или иного подобного органа).

Налогоплательщик в свою очередь ссылался на отсутствие указанного физического лица в составе членов совета директоров и общего собрания и на то, что рассматриваемая норма в данной ситуации не подлежит применению.

Суды всех инстанций рассмотрели спор в пользу налогового органа, исходя из того, что вышеназванной нормой НК предусмотрено удержание налога у источника выплаты с вознаграждений всех директоров организации (в том числе генерального, коммерческого, исполнительного) и иных аналогичных выплат, получаемых членами органа управления организации.

К тому же, как отметили в этом деле суды первой и апелляционной инстанции, в штатном расписании налогоплательщика должность коммерческого директора отражена в должностях «Дирекция» и обозначена следующей после генерального директора с установлением соответствующего размера оклада для руководящего состава.

Судьей ВС налогоплательщику отказано в передаче его жалобы на рассмотрение СКЭС ВС РФ.

(отказное определение ВС от 25.03.2020 по делу № А76-39122/2018
ООО "СТЦ "Белаз-Урал")

Дробление бизнеса
Снижение корпоративного и лицензионного рисков, экономическая устойчивость малых форм бизнеса признаны достаточным и разумным обоснованием его разделения

Налогоплательщик применял режим налогообложения в виде ЕНВД в части розничной торговли алкогольной продукцией и сопутствующими товарами, а также в виде УСН – в части скидок, полученных от продавцов. Учредитель и руководитель налогоплательщика одновременно являлся учредителем и руководителем еще 2 организаций со схожим названием, которые также применяли ЕНВД и УСН.

В связи с этим налоговый орган пришел к выводу о необоснованном применении налогоплательщиком ЕНВД и УСН в условиях целенаправленного, формального «дробления бизнеса» с целью занижения численности работников путем их распределения с использованием взаимозависимых и подконтрольных организаций. Налоговый орган также учел, что все три организации имели один и тот же юридический и почтовый адрес. При использовании системы «Клиент-Банк» они использовали единый IP-адрес и MAC-адрес. Обязанности финансового директора во всех трех организациях исполняло одно и то же лицо. Все магазины оформлены вывеской с изображением единого логотипа. Продавцы всех организаций используют одинаковую форму с эмблемой и бейджи с одинаковым слоганом.

Фактическое ведение торговой деятельности одним субъектом, по мнению налогового органа, подтверждается также одинаковым ассортиментом продаваемой всеми организациями продукции, закупом продукции у одних и тех же поставщиков, наличием единой ценовой политики (установление одинаковой торговой наценки) в отношении ряда товаров, единым видом ценников с одинаковой кодировкой товара, наличием у названных организаций единого оператора связи, перекрестным участием в качестве поручителей при предоставлении займов и открытии кредитных линий.

Суды, тем не менее, пришли к выводу о недоказанности налоговым органом формального дробления бизнеса, исходя из следующего.

Торговые точки всех трех организаций находились в проверяемый период в разных частях региона. Налогоплательщик пояснил, что деятельность рассматриваемых организаций разделена по территориальному принципу. В обоснование наличия разумной деловой цели разделения бизнеса на три организации он также указал на минимизацию лицензионных рисков в случае приостановления или прекращения деятельности в результате нарушения лицензионного законодательства, большую экономическую устойчивость малых форм бизнеса в результате возможности кредитования каждого из обществ, снижения риска возникновения убытков от действий недобросовестных контрагентов, риска затоваривания торговых точек. Обе новых организации зарегистрированы в качестве юридических лиц 07.08.2009 и 19.11.2010 соответственно как самостоятельные субъекты в целях исключения риска утраты бизнеса в результате возможных имущественных притязаний вышедшего 29.06.2009 из состава участников налогоплательщика одного из физлиц.

Приведенные налогоплательщиком причины (снижение корпоративного и лицензионного рисков, экономическая устойчивость малых форм бизнеса) признаны судами достаточными и разумным экономическим обоснованием ведения торговой деятельности через три независимо действующие организации.

(постановление АС Северо-Западного округа от 19.03.2020 по делу № А13-18722/2017
ООО "Рандеву")
Вопросы процессуального права
Уведомление налогового органа о необходимости ознакомления с оригиналами документов налогоплательщика не подлежит оспариванию в порядке гл. 24 АПК

В рамках выездной проверки налоговый орган направил налогоплательщику уведомление о необходимости ознакомления с документами (п. 12 ст. 89 НК РФ). В уведомлении указано, что в случае необеспечения возможности ознакомления в ходе выездной налоговой проверки с оригиналами документов, связанных с исчислением и уплатой налогов, в соответствии со ст. 93 НК РФ налогоплательщику будет выставлено требование о предоставлении документов (информации) в установленный срок и составлен акт о противодействии проведению проверки.

Налогоплательщик сначала сообщил налоговому органу о готовности представить для ознакомления все оригиналы указанных в названном уведомлении документов по адресу своего места нахождения. Но затем, полагая, что спорным уведомлением предложено обеспечить возможность ознакомления с рядом документов (приказами о премировании, налоговыми декларациями, расчетами по налогам, регистрами налогового учета, коллективным договором, положением об оплате труда, правилами внутреннего трудового распорядка), не связанных с предметом проверки, он обратился в суд с требованием о признании данного уведомления недействительным в соответствующей части.

Суды первой и апелляционной инстанций рассмотрели спор в пользу налогоплательщика исходя из того, что оспариваемое уведомление в указанной части свидетельствует об избыточном налоговом контроле, налогоплательщиком исполнена обязанность по представлению документов, связанных с исчислением и уплатой НДС, необходимость истребования иных документов налоговым органом не доказана, в связи с чем нарушаются права налогоплательщика и принцип законности.

Суд кассационной инстанции отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу исходя из того, что указанное уведомление не отвечает признакам ненормативного правового акта и не имеет самостоятельного правового значения, следовательно, не является актом, подлежащими оспариванию в порядке главы 24 АПК РФ.

Суд отметил, что названное уведомление носит лишь информационный и уведомительный характер, фактически воспроизводит положения п. 12 ст. 89 НК РФ. Оно не содержит обязывающих указаний в отношении налогоплательщика, не создает каких-либо препятствий для осуществления им предпринимательской деятельности, не устанавливает, не изменяет, не отменяет права и обязанности конкретных лиц, следовательно, не является ненормативным правовым актом налогового органа и не имеет самостоятельного правового значения.

По его мнению, ссылка нижестоящих судов на то, что нарушение прав и законных интересов налогоплательщика выражается в том, что ему может быть выставлено требование в связи с неисполнением данного уведомления и составлен акт о противодействии проведению налоговой проверки, необоснованна и носит предположительный характер.

(постановление АС Центрального округа от 23.03.2020 по делу № А36-4253/2019
ООО "Русщебень")


ОЦЕНКА TAXOLOGY

Итог рассмотрения данного дела в кассации выглядит несколько неожиданным. И это даже не столько из-за того, что позиция этой инстанции отличается от позиции нижестоящих судов, сколько из-за такого процессуального момента как прекращение производства по данному делу на том основании, что уведомление о необходимости представления оригиналов документов носит лишь информационный характер и поэтому оно в принципе не может быть предметом обжалования в арбитражном суде. В кассационном постановлении не вызывает сомнений лишь вывод о том, что уведомление не тождественно истребованию документов в порядке ст. 93 НК, по сути это действительно два различных способа получения налоговым органом интересующей его информации. Тем не менее, оба этих способа по сути своей являются мероприятиями налогового контроля, при осуществлении каждого из которых на налогоплательщика возлагается обязанность совершить определенные действия для обеспечения налоговому органу реализации своего права на получение информации. Неисполнение этой обязанности способно повлечь за собой конкретные юридические последствия, которые могут быть неблагоприятны с точки зрения налогоплательщика. В связи с этим вывод суда о том, что рассматриваемое уведомление не имеет самостоятельного правового значения и не является актом, подлежащими оспариванию в порядке главы 24 АПК РФ, выглядит достаточно спорным.
Налог на прибыль
Суд признал необоснованным учет в расходах отрицательных курсовых разниц при применении метода распределения валютного аванса на все партии поставки товара

Между налогоплательщиком (покупатель) и иностранным поставщиком были заключены два контракта на поставку и установку оборудования. Цена по контрактам разделена на стоимость оборудования и стоимость работ. В части поставок оборудования из условий контрактов следует, что оплата по каждому договору осуществляется поэтапно: 30% от общей суммы договора оплачивается авансом в течение 30 дней после подписания договоров; оставшиеся 70% цены оборудования оплачиваются после получения налогоплательщиком всех партий оборудования.

Налогоплательщиком во исполнение соответствующих условий были уплачены авансы в размере 30% от цены контрактов. Поставщик начал осуществлять поставку оборудования. Поставки по обоим договорам осуществлялись несколькими партиями в течение конкретных сроков: по первому контракту - с 21.05.2014 по 12.09.2014; по второму контракту - с 28.10.2014 по 30.12.2014.

Материалами проверки подтверждено, что в момент приемки каждой партии оборудования налогоплательщик зачитывал часть уплаченного 30% аванса против 30% стоимости оборудования, полученного в рамках поставленной партии; остальные 70% стоимости оборудования по каждой принятой партии оборудования отражались в учете как кредиторская задолженность.

Проанализировав условия спорных контрактов, суд первой инстанции пришел к выводу, что стороны не предусмотрели пропорциональное или иное распределение сумм авансов, поступивших в оплату каждой партии; в платежных поручениях также не указано, для оплаты какой партии товара они предназначены. Аванс подлежал оплате налогоплательщиком в отношении всего оборудования, подлежащего поставке по контрактам, а не конкретной его партии. При этом условия контрактов никаких особенностей зачета суммы аванса в счет оплаты отгруженных товаров не предусматривают. Соответственно, отклонен довод налогоплательщика о том, что аванс засчитывается в оплату каждой поставки не полностью, а частично, что в итоге приводит к частичной оплате каждой поставки за счет аванса и окончательной оплате товара по итогам всех поставок.

В итоге суды согласились с налоговым органом в том, что со стороны налогоплательщика имеет место нарушение налогового законодательства, в частности подп. 5 п. 1 ст. 265 НК РФ, в виде начисления курсовых разниц на кредиторскую задолженность, которая не соответствует реальным обязательствам по оплате уже полученного товара.

Суды учли, что в спорной ситуации для целей учета налога на прибыль организаций и расчета курсовых разниц кредиторская задолженность по оплате оборудования перед компанией могла возникнуть только после полного зачета ранее выданного аванса. Примененный же налогоплательщиком метод распределения валютного аванса на все партии поставки товара привел к возникновению в его бухгалтерском и налоговом учете несуществующего обязательства по приобретению валюты для расчета с поставщиком за уже оплаченный (авансом) товар.

В итоге судьей ВС налогоплательщику отказано в передаче его жалобы на рассмотрение СКЭС ВС

(отказное определение ВС РФ от 18.03.2020 по делу № А71-15867/2018
ООО "ЛАДА Ижевский Автомобильный Завод")



Суд признал затраты налогоплательщика на церемонию открытия завода представительскими, а не рекламными расходами

Налогоплательщик организовал открытие собственного завода и в связи с этим в качестве заказчика заключил договоры с двумя контрагентами. По первому исполнитель обязался оказывать комплексные услуги по организационному обеспечению мероприятия «Открытие мясоперерабатывающего завода». Услуги включали в себя в том числе аренду: видео, звукового, сценического, сетевого оборудования, оборудования для синхронного перевода, временно-возводимого павильона, радиостанции, по аренде деревьев, услуги по оформлению, организации питания, услуги персонала, услуги по производству печатных материалов, по покупке огнетушителей, по аренде зонтика, мобильного гардероба, столбиков оградительных, мебели, флагштоков тройных, мебели для президиума, мебели для пультовой, услуги джазового коллектива, по транспортировке мебели и оборудования, по администрированию мероприятия.

В рамках договора со вторым контрагентом последним оказаны следующие услуги: подготовка и распространение информационных материалов для российских СМИ (анонс/приглашение, пресс-релиз, информационная справка, сценарий, Q&A, пост-релиз); координация информационных работ с пресс-службами заместителя председателя правительства РФ и губернатора области; организация работы с журналистами федеральных СМИ: приглашение в пресс-тур на завод, аккредитация, обеспечение работы во время мероприятия, организация трансфера и т.п.; организация пресс-конференции и экскурсии по заводу; инициирование выхода публикаций по итогам мероприятия в СМИ; мониторинг опубликованной информации, подготовка отчетности.

Налогоплательщик квалифицировал эти расходы как рекламные, а налоговый орган – как представительские с превышением предельного размера этих расходов.

Суды согласились с позицией налогового органа, исходя из того, что основополагающим критерием разграничения представительских расходов и расходов на рекламу является направленность информации именно на неопределенный круг лиц.

Между тем, торжественная церемония открытия завода была закрытым мероприятием, с входом только после регистрации по телефону, мотивом проведения являлось улучшение деловой репутации налогоплательщика среди целевой аудитории: представителей органов власти и местного самоуправления, а также налаживание деловых связей с потенциальными партнерами, приглашенными на мероприятие. Исходя из изложенного, суды указали, что спорные расходы не могут рассматриваться как рекламные, поскольку не отвечают требованиям п. 4 ст. 264 НК РФ и понятию «реклама», установленному Законом о рекламе, являются представительскими расходами и с учетом положений п. 2 ст. 264 НК РФ не должны превышать 4 процента от расходов налогоплательщика на оплату труда за отчетный (налоговый) период.

(постановление АС Уральского округа от 18.03.2020 по делу № А47-14439/2018
ООО "Оренбив")
Налог на имущество организаций
Суд признал, что отражение произведенных капитальных вложений в составе основных средств в середине налогового периода само по себе не означает, что срок применения инвестиционной льготы должен исчисляться именно с этой даты

На территории региона была установлена инвестиционная налоговая льгота (пониженная ставка по налогу на имущество организаций), применяемая при соблюдении определенных условий в течение пяти налоговых периодов с момента отражения произведенных капитальных вложений в бухгалтерском балансе организации – налогоплательщика.

Между налогоплательщиком и региональной администрацией был заключен инвестиционный договор на реализацию инвестиционного проекта. В 2012 году налогоплательщик впервые обратился в налоговый орган с заявлением о предоставлении льготной налоговой ставки 0,1% в связи с реализацией инвестиционного проекта на территории региона, отразив основные средства по состоянию на 01.07.2012 в определенной сумме.

В этом же 2012 году налогоплательщик применил льготную ставку, но не с начала налогового периода, а с момента отражения произведенных капитальных вложений в бухгалтерском балансе организации-налогоплательщика, т.е. он воспользовался вышеуказанным правом с 01.07.2012. Далее он применял эту ставку в налоговых декларациях по налогу на имущество за 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, т.е. всего в течение 6 налоговых периодов (2012-2016 гг.).

По мнению налогового органа, тем самым в нарушение регионального налогового закона и п. 2 ст. 372 НК РФ налогоплательщиком заявлена льготная (пониженная) ставка в налоговой декларации по налогу на имущество организаций за 12 месяцев 2017 года, т.е. в 6 налоговом периоде.

По мнению же налогоплательщика, он вправе обратиться за применением пониженной ставки по налогу на имущество с момента ввода основных средств в эксплуатацию в 2012 в течение 5 налоговых периодов (календарных лет). При этом если основные средства введены в эксплуатацию в период с 30.03.2012 по 31.12.2012, то данный период времени не может быть признан календарным годом. Первый налоговый период (календарный год) для применения льготной ставки налога на имущество начинается 01.07.2012 и заканчивается 01.07.2013.

Суд не согласился с позицией налогоплательщика и рассмотрел спор в пользу налогового органа, указав следующее. В соответствии с законодательством РФ календарный год обозначает период времени с 1 января по 31 декабря (Федеральные законы от 03.06.2011 № 107-ФЗ "Об исчислении времени" (ст. 2), от 21.11.1996 No129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (ст. 14), от 06.12.2011 № 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" (ст. 15)).

Из содержания регионального налогового закона следует, что его нормы устанавливают специальные правила исчисления пятилетнего льготного срока и не связывают его истечение с календарной датой отражения произведенных капитальных вложений объектов в бухгалтерском балансе организации в составе основных средств.

(решение АС Саратовской области от 04.03.2020 по делу № А57-30068/2019
ООО "ЕПК-Бренко Подшипниковая Компания")
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!