Дайджест № 147
Уважаемые коллеги, добрый день!

В дайджесте № 147 продолжаем следить за интересными налоговыми спорами в судах и освещать их в наших подборках:
1)
Неудачная попытка применить сквозной подход к выплачиваемым за рубеж процентам по займу в суде без достаточных к тому доказательств
2)
Иногда операторы связи все же могут правомерно отказывать налоговым органам в предоставлении информации об их абонентах
3)
Передача взыскателю имущества должника приставами в счет погашения денежного долга облагается НДС на общих основаниях
4)
Компенсация расходов на прохождение медосмотров не облагается страховыми взносами
И многое другое...
Международное налогообложение
Понятия «бенефициарный собственник имущества (активов), бенефициарный собственник компаний" и "бенефициарный собственник дохода" различаются между собой

Между налогоплательщиком (заемщик) и кипрской компанией в 2010 году был заключен договор процентного займа, по которому в 2014, 2015 гг. выплачивались проценты. В 2016 году право требования на часть заемных средств перешло к третьему лицу и погашено взаимозачетом в качестве оплаты вклада в имущество налогоплательщика.

Выплаченный доход в виде процентов по договору займа не облагался налогом у источника выплаты дохода ввиду положений СИДН между РФ и Кипром.

В ходе налоговой проверки установлено, что кипрская компания создана менее чем за год до предоставления кредита, за 9 месяцев деятельности не могла сгенерировать финансовые активы – свободные денежные средства в значительной сумме, предоставленные налогоплательщику в виде займа. Денежными средствами, находящимися на единственном расчетном счете этой компании в латвийском банке, распоряжалась третье лицо. Полученные денежные средства (99,4 %) кипрская компания в течение 2-3 дней перечисляла с назначением платежа «выплата процентов по договору займа», «гашение кредита по договору процентного займа» в адрес других иностранных (офшорных) компаний. Она не имела в достатке денежных средств для ведения самостоятельной предпринимательской деятельности. Таким образом, кипрская компания не являлась фактическим получателем дохода в виде процентов.

Между тем, как следует из материалов дела, бенефициарными владельцами группы компаний, к которой принадлежал налогоплательщик, в проверяемом периоде являлись двое физических лиц – граждан Украины. В связи с этим налогоплательщиком заявлен довод о том, что он должен был исчислять и уплачивать в РФ только НДФЛ с выплаченного кипрской компании дохода по ставке 10% в соответствии с НК и п. 2 ст. 11 СИДН с Украиной.

Суд отклонил этот довод, поскольку из оспариваемого решения не следует вывод, что налоговый орган в ходе проверки признал этих физлиц в качестве фактических собственников дохода в виде процентов по договору займа.

Суд отметил, что понятия «бенефициарный собственник имущества (активов) и бенефициарный собственник компаний" и "бенефициарный собственник дохода" различны.

Информация, содержащаяся в выписках по расчетным счетам офшорных компаний в цепочке перенаправления денежных средств полученных кипрской компанией от налогоплательщика в виде процентов по договору займа, не свидетельствует о перечислении вышеуказанными офшорными компаниями денежных средств в адрес физических лиц. Для применения «сквозного подхода» необходимо документальное подтверждение отсутствия фактического права на доход не только у компании – первого звена (зарегистрированной в государстве, с которым у России подписано СИДН), но и у всех последующих в «цепочке владения» вплоть до физического лица.

(решение АС Саратовской области от 13.03.2020 по делу № А57-30537/2019
ООО "ЕПК-Бренко подшипниковая компания")


ОЦЕНКА TAXOLOGY

Уже не в первый раз в судебном решении подчеркивается, что понятие «бенефициарного собственника компании или группы компаний» не отождествляется с понятием «бенефициарного собственника дохода (фактического получателя дохода)» (см., например, решение АС г. Москвы от 22.11.2019 по делу № А40-118135/2019).

Дополнительно в комментируемом деле прослеживается акцент на то, что раскрытие бенефициарного собственника дохода должно осуществляться на более ранних стадиях налогового спора с предоставлением доказательств такой собственности именно на доход с отказом от таковой у всех «промежуточных звеньев».
Общие положения налогового законодательства
Суд признал неправомерным истребование у оператора связи документов и информации, касающихся третьих лиц

В ходе камеральной проверки третьего лица налоговый орган на основании п. 1 ст. 93.1 НК РФ истребовал у налогоплательщика (оператор связи) документы: договоры (контракты, соглашения) об оказании услуг связи, заключенные с абонентами, которым принадлежит IP-адрес (дата и время входа в систему 25.07.2018 19:34:31, 30.07.2018 14:33:07, 06.08.2018 15:19:35), а также информацию о месте установки модема (роутера).

Оператор отказался представить документы по требованию, мотивировав свой отказ тем, что в соответствии со ст. 53 Федерального закона от 07 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» запрошенные документы (информация) относятся к информации ограниченного доступа и подлежат защите в соответствии с законодательством РФ. За этот отказ налогоплательщик был привлечен к ответственности в виде штрафа.

Оспаривая привлечение к ответственности, налогоплательщик указал на то, что налоговые органы не относятся к органам, уполномоченным осуществлять оперативно-розыскную деятельность, при этом ни НК РФ, ни Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» не содержат прямого указания на полномочие налоговых органов запрашивать у операторов связи сведения об абонентах. Запрашиваемые налоговым органом сведения относятся к информации ограниченного доступа, и оператор связи не вправе их предоставлять кому-либо, кроме органов, уполномоченных осуществлять оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности РФ, и только на основании судебного решения.

Суд согласился с позицией налогоплательщика на основании следующих норм.

В силу статьи 64 Закона о связи операторы связи обязаны предоставлять уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности РФ, информацию о пользователях услугами связи и об оказанных им услугах связи, а также иную информацию, необходимую для выполнения возложенных на эти органы задач, в случаях, установленных федеральными законами. Порядок взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, устанавливается Правительством РФ.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.08.2005 № 538 утверждены Правила взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. В статье 13 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" указаны органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, среди которых налоговый орган не указан. Названный Закон не содержит прямого указания на полномочие Федеральной налоговой службы запрашивать у операторов связи сведения об абонентах.

(решение АС Костромской области от 13.03.2020 по делу № А31-9727/2019
ООО "Связь-энерго")
НДС
В случае передачи нереализованного имущества взыскателю судебным приставом-исполнителем НДС уплачивается налогоплательщиком в общеустановленном порядке

В отношении налогоплательщика (должник) было возбуждено исполнительное производство на основании решений арбитражного суда о взыскании с него в пользу контрагента денежного долга. После того как имущество должника не удалось реализовать в принудительном порядке, оно было передано взыскателю. В постановлении судебного пристава о передаче нереализованного имущества взыскателю указано, что его цена не включает в себя НДС.

Налоговый орган решил, что налогоплательщик неправомерно не начислил и не уплатил в бюджет НДС со стоимости переданного имущества. В случае передачи нереализованного имущества взыскателю судебным приставом-исполнителем НДС уплачивается в общеустановленном порядке. Налогоплательщик как продавец обязан учесть такую операцию по реализации при формировании налоговой базы и исчислении подлежащего уплате в бюджет налога по итогам соответствующего налогового периода.

Налогоплательщик в качестве возражений указал на то, что он не продавал спорное имущество кредитору. Имущество было передано тому судебным приставом-исполнителем как взыскателю по исполнительному производству в счет взыскания денежных средств по исполнительному документу. Должник при передаче недвижимого имущества по акту не являлся стороной по сделке купли-продажи имущества. По сути, передача спорного имущества в счет уплаты долга является способом исполнения исполнительного документа, предусмотренным специальным Законом об исполнительном производстве. В этом случае реализация товара должником в смысле, придаваемом данному понятию НК РФ, отсутствует, а значит, отсутствует и его обязанность уплачивать НДС на основании статьи 168 НКРФ. Кроме того, даже в случае продажи арестованного имущества правом распоряжения денежными средствами от реализации имущества должника, в том числе по погашению долгов и перечислению в бюджет налогов, наделена служба судебных приставов. Должник не вправе распоряжаться денежными средствами от реализации его арестованного имущества, поэтому НДС с операций по реализации имущества не должен быть ему перечислен.

Суд не согласился с позицией налогоплательщика, указав, что в п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 № 33 разъяснено, что в силу п. 4 ст. 161НК РФ по операциям реализации имущества по решению суда НДС исчисляется, удерживается и перечисляется в бюджет за соответствующих налогоплательщиков налоговыми агентами, в качестве которых выступают органы, организации или индивидуальные предприниматели, уполномоченные осуществлять реализацию указанного имущества.

Анализ содержания нормы п. 4 ст. 161 НК позволяет прийти к выводу о том, что в рассматриваемом случае налоговым агентом не могут признаваться органы, уполномоченные осуществлять реализацию спорного имущества, поскольку имущество реализовывалось (передавалось иному собственнику) не по решению суда. Несмотря на то, что исполнительное производство было возбуждено на основании исполнительных листов, выданных арбитражным судом, суд не обращал взыскание на имущество должника.

(решение АС Тульской области от 26.02.2020 по делу № А68-1941/2019
ОАО "ТНИТИ")
Налог на прибыль
НК не содержит условий о возможности применения подп. 11 п. 1 ст. 251 НК исключительно к сделкам, хотя бы одной стороной в которых является коммерческая организация

На расчетный счет налогоплательщика (некоммерческая организация, потребительское общество) от дочерних некоммерческих организаций поступили денежные средства с назначениями платежей «безвозмездная финансовая помощь».

Налогоплательщик не учитывал эти поступления при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций, так как считал их доходом, который на основании положений подп. 11 п. 1 ст. 251 НК не учитывается при определении налоговой базы по соответствующему налогу.

По итогам проверки налоговый орган пришел к выводу, что, условия, предусмотренные подп. 11 п. 1 ст. 251 НК для освобождения дохода от налогообложения, не выполняются. Поэтому полученные безвозмездно денежные средства подлежат учету в составе внереализационных доходов в соответствии с п. 8 ст. 250 НК. Для применения подп. 11 п. 1 ст. 251 НК как минимум одной из сторон сделки должна выступать коммерческая организация. Условие применения указанной нормы поставлено законодателем в зависимость от статуса участников соответствующей хозяйственной операции. Данное требование обусловлено тем, что соответствующая норма НК РФ призвана, в том числе, регулировать экономические взаимоотношения между некоммерческими организациями с целью сохранения их ориентации к осуществлению именно своей основной деятельности. Однако безвозмездная (нецелевая) передача имущества одной некоммерческой организацией другой не соответствует целям их существования. Кроме того, уставный (складочный) капитал (фонд) потребительскими обществами не формируется, а из положений ГК вытекает, что формирование уставного (складочного) капитала с разделением на доли (вклады) учредителей (участников) присуще только коммерческим организациям (ст. 66 ГК РФ).

Суды не согласились с позицией налогового органа и рассмотрели спор в пользу налогоплательщика исходя из того, что если бы положения подп. 11 п. 1 ст. 251 НК не распространялись на сделки по безвозмездной передаче имущества между некоммерческими организациями, как утверждает налоговый орган, в НК было бы специальное указание на это.

Что касается довода об отсутствии у налогоплательщика уставного капитала, то, согласно заключению Института государства и права РАН, функцию уставного капитала выполняет паевой фонд. И, например, производственный кооператив, как и потребительский кооператив, не формирует уставный (складочный) капитал (фонд), но при этом является коммерческой организацией.

(постановление 10 ААС от 05.03.2020 по делу № А41-89172/2019
ПО "Воскресенское РАЙПО")



Обнаружение бухгалтером налогоплательщика в 2018 году документов о присуждении судом в 2016 году долга третьего лица не предоставляет права отразить этот долг в 2018 году как доход прошлых лет

Налогоплательщик в 2016 году в судебном порядке взыскал с контрагента сумму неосновательного обогащения (в том же году решение вступило в законную силу, исполнительный лист был предъявлен к исполнению).

Взысканная сумма не была отражена в доходах 2016 года. Налогоплательщик объяснял это тем, что бухгалтер не знала о взыскании в его пользу денежных сумм, взаимодействием со службой судебных приставов занимались другие представители налогоплательщика. Денежные средства по исполнительному листу получить так и не удалось, а бухгалтер узнала о наличии этого листа только в 2018 году после его возврата судебными приставами. Тогда же взысканная сумма была отражена в доходах 2018 года.

Налогоплательщику была доначислена недоимка за 2016 год, с чем он не согласился, полагая, что налоговым органом не учтена норма п. 10 ст. 250 НК РФ, согласно которой к внереализационным доходам относятся доходы прошлых лет, выявленные в отчетном (налоговом) периоде.

Суд рассмотрел спор в пользу налогового органа, сославшись на Определения ВС РФ от 26.11.2015 № 305-КГ15-15921 и от 21.07.2015 № 305-КГ15-7407, согласно которым вступление в силу судебного акта является моментом выявления налогоплательщиком обстоятельств получения им экономической выгоды и, как следствие, внереализационных доходов в виде доходов прошлых лет. Моментом обнаружения внереализационного дохода в рассматриваемой ситуации в любом случае является дата вступления в законную силу решения суда по делу о взыскании с должника неосновательного обогащения.

Налогоплательщиком с 2016 года принимались активные меры для исполнения решения суда. Материалами дела подтверждается не только получение им судебных документов по данному делу, но и направление их по почте и получение почтовых отправлений, содержащих документы по делу. При таких обстоятельствах представители налогоплательщика знали (не могли не знать) о вынесенном судебном акте. Поэтому доводы налогоплательщика об обнаружении документов о внереализационных доходах в 2018 году подлежат отклонению.

(решение АС Смоленской области от 04.03.2020 по делу № А62-6603/2019
ООО "Гильдия строителей")
Страховые взносы
Компенсация расходов на прохождение медосмотров не облагается страховыми взносами

Общество (плательщик страховых взносов) на основании коллективного договора выплачивало работникам компенсацию их расходов на предварительные и обязательные медосмотры. Страховые взносы с этих компенсаций не исчислялись.

Налоговый орган принял решение о доначислении страховых взносов с сумм компенсаций. Возмещение работникам стоимости медосмотра не соответствует положениям ст. 213 ТК РФ и положениям Порядка проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда. Так, прохождение обязательного предварительного медицинского осмотра работником при устройстве его на работу должно осуществляться по направлению работодателя в медицинскую организацию (с которой работодателем заключен договор на проведение предварительных и (или) периодических осмотров) и за счет средств работодателя. Иной порядок прохождения данного медицинского осмотра является нарушением норм, установленных трудовым законодательством Российской Федерации.

При этом положения подп. 2 п. 1 ст. 422 НК РФ содержат исчерпывающий перечень выплат, не облагаемых страховыми взносами, возмещение работникам стоимости прохождения медосмотров там не поименовано и не является компенсационной выплатой, предусмотренной Трудовым кодексом.

В свою очередь Общество, ссылаясь на правовую позицию, изложенную в Постановлении Президиума ВАС РФ от 14.05.2013 № 17744/12, полагало, что выплаты работникам сумм, затраченных на проведение медицинских осмотров, являются выплатами социального характера, которые не зависят от трудового вклада работников, сложности, количества и качества выполняемой работы.

Суд рассмотрел спор в пользу Общества исходя из того, что если работник оплатил прохождение медицинского осмотра за счет собственных денежных средств, то в силу ст. 213 ТК РФ оплата работником стоимости прохождения медицинского осмотра подлежит компенсации (возмещению) со стороны работодателя. Такое возмещение не может являться объектом обложения страховыми взносами, поскольку не носит характера вознаграждения в рамках трудовых отношений (оплатой за труд, доходом), не является выплатой по трудовому или гражданско-правовому договорам, а также не является поощрительной, стимулирующей выплатой.

Подобные выплаты не являются экономической выгодой (доходом) работников, в связи с чем не подлежат обложению страховыми взносами. Руководствуясь исключительно положениями ст. 422 НК РФ, устанавливающими перечень выплат, не облагаемых страховыми взносами (в числе которых рассматриваемые выплаты не поименованы), налоговый орган ошибочно не учитывает положения ст. 420 НК РФ, определяющие объект обложения страховыми взносами, к числу которых спорные выплаты не отнесены.

(решение АС Приморского края от 03.03.2020 по делу № А51-25364/2019
АО "ВРК-1")
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!