Дайджест № 141
Уважаемые коллеги, добрый день!
В дайджесте № 141 отмечаем любопытные споры:
1)
Исполнение поручительства за взаимозависимое лицо без предъявления требования к последнему не дает права на учет расходов
2)
Позитив от уральской кассации по теме налоговой реконструкции и статьи 54.1 НК РФ
3)
Пример позитивного для налогоплательщиков формализма: требования по статье 93.1 НК РФ нужно составлять с обоснованием
4)
НДС из кадастровой стоимости и налоговой базы исключить можно – но только через суд общей юрисдикции и экспертизу
И многое другое...
Международное налогообложение
Исполнение гарантийного обязательства по погашению задолженности перед Пенсионным регулятором Великобритании не предоставляет права учесть сумму этой задолженности в расходах

Налогоплательщику была косвенно подконтрольна английская компания. При этом в момент приобретения его дочерней структурой этой английской компании в 2006 году им была выдана гарантия в пользу Пенсионного регулятора Великобритании (ПРВ), по которой он безоговорочно и безусловно гарантировал полную и оперативную выплату сумм, подлежащих выплате от английской компании по пенсионной системе, включая задолженность.

Действие гарантии прекращалось с момента продажи английской компании любому третьему лицу, не входившему в состав группы компаний налогоплательщика. В 2010 году такая продажа состоялась, но ПРВ не признал прекращение действия гарантии и в результате разбирательства между ним и налогоплательщиком между ними было заключено мировое соглашение, по которому последний обязался выплатить сумму по гарантии, что и было сделано. После этого налогоплательщик учел выплаченную сумму в расходах по налогу на прибыль за 2015 год. По его мнению, выплата денежных средств в адрес ПРВ является возмещением причиненного вреда. Следовательно, в соответствии с п.п.13 п. 1 ст. 265 НК РФ и ч.2 ст. 307 ГК РФ он имел право отнести эти затраты на расходы.

Налоговый орган исходил из неправомерности учета спорной суммы в расходах, поскольку при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций не учитываются расходы в виде взносов, вкладов и иных обязательных платежей, уплачиваемых некоммерческим организациям и международным организациям, кроме указанных в пп. 29 и 30 п.1 ст. 264 НК РФ. При этом исполнение налогоплательщиком принятых обязательств по гарантии не является условием для осуществления непосредственно его деятельности.

Суд рассмотрел спор в пользу налогового органа, обратив внимание на то, что налогоплательщик документально не подтвердил то обстоятельство, что ущерб пенсионной системе Великобритании был причинен именно им. Представленное налогоплательщиком в качестве доказательства этого факта Предупреждение от ПРВ не содержит какого-либо расчета задолженности или порядка ее формирования. Кроме того, оно не описывает каких-либо установленных фактов и включает в себя лишь оценочные суждения, например: «...The Regulator полагает, что было бы разумно привлечь к ответственности Объекты...». К тому же ПРВ в рассматриваемом случае не является участником гражданского оборота. Ответственность, к которой ПРВ привлек налогоплательщика, нельзя рассматривать как ущерб (деликт). Отношения между ним и ПРВ основаны на административном подчинении и они не являются ущербом (деликтом).

Эти расходы не могут быть учтены и как расходы по гарантии, поскольку та была выдана на безвозмездной основе. Кроме того, налогоплательщик не предпринимал попыток для возврата денежных средств, фактически уплаченных за английскую компанию, в связи с чем признать вышеуказанное соглашение договором поручительства, основанным на принципе возмездности, также не представляется возможным.

Наконец, суд отметил, что поручитель не признает в налоговом учете расходы, которые он понес в связи с выполнением договора поручительства, поскольку, исполнив обязанности перед кредитором, поручитель сам становится кредитором должника.

(решение АС г. Москвы от 24.12.2019 по делу № А40-186632/2018,
ПАО "Северсталь")
Общие положения налогового законодательства
Статья 54.1 НК РФ не устанавливает запрета на проведение «налоговой реконструкции» налогового обязательства по налогу на прибыль

Между налогоплательщиком (покупатель) и контрагентом был заключен договор поставки лесоматериалов. По итогам проверки было установлено, что в действительности поставщиками продукции в адрес налогоплательщика выступали лесозаготовители, которые применяли специальные режимы налогообложения и не являлись налогоплательщиками НДС, а поставщик выступал формальным промежуточным звеном в цепочке сделок.

Соответственно, критерии, установленные подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ (необходимые для принятия к вычету НДС и расходов по налогу на прибыль), налогоплательщиком не соблюдены. Материалами проверки достоверно подтверждается наличие обстоятельств, опровергающих исполнение обязательств контрагентом, являющимся стороной по договору поставки лесоматериалов с налогоплательщиком, при этом обязательства по исполнению сделки не переданы по договору или в силу закона иному лицу.

Суды первой и апелляционной инстанций согласились с тем, что налоговым органом обоснованно отказано в применении налоговых вычетов и учете расходов по сделке со спорным контрагентом, что обусловило доначисление НДС, налога на прибыль, пени и штрафов за соответствующие налоговые периоды.

Суд кассационной инстанции отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение (в части налога на прибыль), указав при этом следующее.

Толкование нижестоящими судами положений части 2 статьи 54.1 НК РФ носит сугубо формальный характер, при котором не учтено то, что данная норма не устанавливает те последствия невыполнения указанных в ней требований, которые вменены налогоплательщику в рамках настоящего дела. Запрет на проведение так называемой «налоговой реконструкции» налогового обязательства по налогу на прибыль путем установления расходной части расчетным путем на основании подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ в рассматриваемой норме отсутствует.

Более того, применение положений ч. 2 ст. 54.1 НК РФ налоговым органом и судами необоснованно произведено в отрыве от основополагающих положений действующего налогового законодательства, а именно положений ст. 57 Конституции РФ, ст. 3 НК РФ, устанавливающих правило о том, что налог в обязательном порядке должен иметь экономическое основание и не может быть произвольным.

Подход же, предложенный налоговым органом (полное непринятие затрат при исчислении налога на прибыль), в ситуации, когда факты поступления товара налогоплательщику и последующей продажи им спорной продукции конечному потребителю налоговым органом в ходе проверки не опровергнуты, неизбежно влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль, поскольку обязательным условием признания понесенных организацией расходов при исчислении налога на прибыль является лишь действительное (реальное) совершение тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика (ст. 247,252,313 НК РФ).

(Постановление АС Уральского округа от 23.01.2020 по делу № А50-17644/2019,
ООО "СИВА ЛЕС")



Суд признал незаконным штраф за непредставление документов в рамках ст. 93.1 НК, в требовании о представлении которых отсутствовало указание на причину их истребования (конкретное мероприятие налогового контроля)

Налогоплательщику в связи с камеральной проверкой контрагента было направлено требование о представлении необходимых документов. При этом в поручении об истребовании документов (информации) в качестве наименования мероприятия налогового контроля, при проведении которого возникла необходимость в представлении документов, указано на «иные мероприятия налогового контроля», проводимые в отношении данного контрагента. Сведений о проведении в отношении контрагента камеральной налоговой проверки направленные налогоплательщику требование и поручение не содержали.

Налогоплательщик уведомил налоговый орган об отказе в предоставлении запрошенных документов в связи с тем, что в поручении об истребовании документов не указаны сведения, позволяющие идентифицировать конкретную сделку, в отношении которой производится запрос документов.

В связи с этим налогоплательщик был привлечен к ответственности по п. 2 ст. 126 НК РФ в виде штрафа в размере 5 000 руб.

При оспаривании этого штрафа в суде налогоплательщик помимо отсутствия сведений, позволяющих идентифицировать сделку, сослался и на то, что в требовании не указано, в рамках каких иных мероприятий налогового контроля в отношении контрагента направлено требование.

Налоговый орган в свою очередь (в апелляционной жалобе) указывал на то, что отсутствие в требовании указания на проведение конкретного мероприятия налогового контроля не влечет недействительность требования, поскольку данный недостаток носит формальный характер и не пресекает полномочия налогового органа.

Суды всех инстанций признали привлечение налогоплательщика к ответственности незаконным. Суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии вины налогоплательщика в совершении правонарушения ввиду того, что тот не располагал сведениями о проводившейся в отношении контрагента налоговой проверке, что в силу подп. 2 п. 1 ст. 109 НК РФ исключает привлечение лицак ответственности за совершение налогового правонарушения.

Суд апелляционной инстанции указал, что материалами дела подтвержден факт отсутствия самого события налогового правонарушения, предусмотренного п. 2 ст. 126 НК РФ.

Суд кассационной инстанции подчеркнул, что требование, возлагающее обязанность по представлению документов без обоснования причины истребования документов и сведений, позволяющих идентифицировать конкретную сделку, в отношении которой истребуются документы, нарушает право лица исполнять только законные требования налогового органа. Суды пришли к верному выводу о несоответствии требования налогового органа п. 2 ст. 93.1 НК РФ, что послужило основанием для отказа от его исполнения.

(постановление АС Уральского округа от 16.01.2020 по делу № А76-15894/2019,
ООО "Мечел-Энерго")
Налог на прибыль
Выплата сверхвысоких премий директорам налогоплательщика признана судом экономически необоснованной

В проверяемом периоде налогоплательщик занимался добычей руд и песков драгоценных металлов (золота, серебра и прочее). В июне 2016 года к трудовому договору с его директором и исполнительным директором были заключены дополнительные соглашения, по которым каждому из них в конце года выплачивается единовременная премия из расчета определенного количества рублей за один грамм добытого аффинированного золота.

В итоге с учетом районного коэффициента сумма начисленной премии за 2016 год исполнительному директору составила более 123 млн. руб., директору – более 67 млн. руб. Суммы премий были учтены в расходах при исчислении налога на прибыль.

По мнению налогового органа, учет этих премий в расходах является экономически необоснованным. Размер премий, выплаченных двум вышеназванным директорам, не соответствует экономическим результатам деятельности налогоплательщика в 2016 году и среднерыночным условиям, сложившимся в экономике РФ в целом, и в золотодобывающей отрасли в частности.

Налогоплательщик в качестве возражений ссылался на полученные им разъяснения региональной Государственной инспекции труда, согласно которым трудовым законодательством не определены минимальные и максимальные размеры премий. Также не существует единого порядка начислений премий. Если условие о выплате премии, либо иных стимулирующих выплатах включено в трудовой договор, то работодатель обязан выплатить ее по итогам определенного периода.

При рассмотрении дела установлено, что размер премии, выплаченной по итогам работы за 2016 год двум директорам, составил 50% от всех поступивших налогоплательщику денежных средств, более 80% от прибыли организации (без учета управленческих расходов), в 44 раза превышает размер его чистой прибыли. Директора, не осуществляющие непосредственную добычу золота, в качестве премий получили 94,95% от фонда заработной платы налогоплательщика, в то время как остальные 47 сотрудников - только 5,05%. В бухгалтерском балансе по состоянию на 31.12.2016 значится кредиторская задолженность в размере более 241 млн. руб., что противоречит условиям выплаты единовременной премии.

Кроме того, решением суда по другому делу (корпоративный спор) с этих директоров были взысканы убытки, причиненные налогоплательщику вышеназванными сверхвысокими премиями, поскольку изъятие этих денежных средств препятствует дальнейшему развитию данного Общества.

В итоге суд рассмотрел спор в пользу налогового органа, исходя из следующего. Премии выплачены не в целях поощрения работников, а для перераспределения значительной многомилионной суммы денежных средств налогоплательщика определенным лицам, не связанным с производственной деятельностью. Выплата в конце года руководящим лицам в количестве двух человек премии в столь значительном размере при отсутствии убедительных данных о том, что размер премии соответствует их конкретному трудовому вкладу в деятельность организации по извлечению прибыли, не может являться основанием для уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

(решение АС Тюменской области от 24.12.2019 по делу № А70-13527/2019,
ООО "Артех")



Учет в расходах страховых взносов с выплат, на которые они не должны были начисляться, является не ошибкой, а новым обстоятельством, учитываемым впоследствии путем корректировки дохода

Налогоплательщик начислил страховые взносы на сумму компенсации фактических расходов на оплату проезда к месту использования отпуска и обратно работников и лиц, находящихся у этих работников на иждивении и членов семьи работников, не находящихся у работников на иждивении. Сумма взносов была учтена в расходах при исчислении налога на прибыль.

По итогам выездной проверки налоговый орган пришел к выводу о неправомерности учета взносов в расходах. Компенсация оплаты проезда к месту отдыха и обратно не является объектом обложения страховыми взносами и не подлежит включению в базу для их исчисления, что исключает обязанность по несению данных расходов, а, следовательно, и возможность включения данных расходов в состав затрат при исчислении налога на прибыль.

Суды первой и апелляционной инстанций согласились с налоговым органом, исходя из того, что спорные выплаты носят социальный характер, не предусмотрены трудовыми договорами с работниками, а произведены в соответствии с коллективным договором и указанными в нем условиями, в связи с чем не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежат включению в базу для начисления страховых взносов. С учетом этого они признали правомерным уменьшение налоговым органом расходов по налогу на прибыль на страховые взносы.

Суд кассационной инстанции отменил акты нижестоящих судов по данному эпизоду и удовлетворил жалобу налогоплательщика. Он исходил из правовой позиции, изложенной в п. 17 Обзора судебной практики ВС РФ № 4 (утвержден Президиумом ВС РФ 20.12.2016), в постановлении Президиума ВАС РФ от 17.01.2012 № 10077/11, о том, что исчисление налогов (взносов), учитываемых в составе расходов по налогу на прибыль организаций, в излишнем размере не может квалифицироваться как ошибка при исчислении налога на прибыль организаций.

Исполнив обязанность по начислению (уплате) страховых взносов в соответствующие внебюджетные фонды в спорном размере согласно данным расчетов (отчетности), налогоплательщик правомерно квалифицировал данные начисления как прочие расходы, связанные с производством и реализацией.

Учет в составе расходов по налогу на прибыль спорной суммы страховых взносов не может квалифицироваться как ошибочный. Последующая корректировка суммы уплаченных страховых взносов должна рассматриваться как новое обстоятельство, свидетельствующее о необходимости учета излишне исчисленной суммы страховых взносов в периоде указанной корректировки в составе внереализационных доходов, перечень которых в силу ст. 250 НК РФ не является исчерпывающим.

(постановление АС Западно-Сибирского округа от 20.01.2020 по делу № А27-2211/2019,
ООО "ММК-Уголь")
Налог на имущество организаций
Суд признал правомерным самостоятельное исключение НДС из кадастровой стоимости объектов недвижимости при исчислении налога на имущество, произведенное налогоплательщиком на основании судебного решения за периоды до его принятия

Налогоплательщику принадлежал ряд объектов недвижимости, кадастровая стоимость которых (для целей налогообложения) была утверждена Постановлением Правительства г. Москвы от 29.11.2016 № 790-ПП.

В рамках административного судопроизводства налогоплательщик добился пересмотра этой стоимости. При этом новая кадастровая стоимость была установлена судом сначала с НДС (в октябре 2017г.), а по итогам оспаривания этого судебного решения через Верховный Суд (с направлением дела на новое рассмотрение) – без НДС. Итоговое решение по делу вынесено 08.08.2019, им установлена кадастровая стоимость недвижимости для целей налогообложения по налогу на имущество организаций по состоянию на 01.01.2016 без учета НДС.

В связи с этим налогоплательщик представил налоговую декларацию по налогу на имущество организаций за 2-ой квартал 2018 года, в котором при исчислении налога самостоятельно исключил НДС из кадастровой стоимости каждого из спорных объектов недвижимости.

Такой расчет налога был признан налоговым органом неправомерным со ссылкой на положения п. 15 ст. 378.2 НК РФ и Федеральный закон от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», не позволяющие собственникам объектов недвижимости самостоятельно определять кадастровую стоимость и как следствие налоговую базу по налогу на имущество организаций. Налогоплательщику доначислен налог на имущество.

Тем не менее, суд рассмотрел спор в пользу налогоплательщика, указав, что фактически на дату рассмотрения дела существует единственное решение Мосгорсуда от 08.08.2019, которым установлена кадастровая стоимость помещений для целей налогообложения по налогу на имущество организаций по состоянию на 01.01.2016 без учета НДС. Данное решение суда в силу статьи 16 КАС РФ и статьи 24.18 Закона № 135-ФЗ подлежит применению к правоотношениям по исчислению и уплате налога с 01.01.2017, то есть для определения суммы налога за налоговые и отчетные периоды 2017-2018 годов.

Поскольку первоначальное решение Мосгорсуда от 03.10.2017 об установлении кадастровой стоимости помещений с учетом НДС было отменено Верховным судом РФ и принятием Мосгорсудом на новом рассмотрении иного решения от 08.08.2019 об установлении кадастровой стоимости помещений налогоплательщик правомерно в течение 2017-2018 годов, в том числе и во 2 квартале 2018 года, исчислял налог на имущество организаций и авансовые платежи по налогу в отношении спорных помещений исходя из кадастровой стоимости без учета НДС.

С целью восстановления прав налогоплательщика на определение законного и обоснованного размера подлежащего уплате налога на имущество организаций за 2018 год, решение налогового органа подлежит отмене.

(решение АС г. Москвы от 10.01.2020 по делу № А40-74646/2019,
ЗАО "Индустриально-Технологический Центр")


ОЦЕНКА
TAXOLOGY

Суд демонстрирует позитивный и нестандартный подход (исходя из специфики конкретной отдельно взятой ситуации) к рассмотрению этой любопытной категории споров. Несмотря на то, что по этой категории споров имеется позиция ВС РФ, выраженная год назад в февральских отказных определениях по делам с участием ОАО «Институт стекла» (дела №№ А40-196670/2017 и А40-222618/2017), количество этих споров в течение всего прошедшего года продолжало лишь возрастать, но исход их по вышеназванной причине был в пользу налоговых органов.

Рассматриваемое решение АСГМ не меняет общий подход к рассмотрению этой категории дел, но учитывает специфику конкретной ситуации, состоящей в том, что независимо от наличия/отсутствия в ЕГРП записи о новой кадастровой стоимости объекта без НДС имеющееся у налогоплательщика судебное решение об установлении такой стоимости (как юридический акт/факт) рассматривается как достаточное основание для исчисления налога на имущество из этой стоимости причем за периоды, предшествующие вступлению этого решения в силу. Исходя из этого подхода, «исключение» НДС из кадастровой стоимости в налоговых целях возможно только по результатам оспаривания такой стоимости в судебном порядке с приравниванием ее размера к рыночному через экспертную оценку.
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!