Дайджест № 121
Уважаемые коллеги, добрый день!
В нашем дайджесте № 121 отмечаем споры:
1)
Бесславное окончание дела Джодас Экспоим о фиктивном перепродавце индийских фармпрепаратов через БВО
2)
Настораживающая позиция кассации о невозможности учесть переплату налога по УСН при вменении схемы «дробления бизнеса» и доначислении налогов по общей системе
3)
Приобретенное для перепродажи здание нельзя сдавать в аренду даже «на чуть-чуть» под угрозой вменения налога на имущество с этого здания как с основного средства
4)
Центральный спортивный клуб армии хоть и подведомственен Минобороны, но к Вооруженным силам относится не особо, поэтому земельный налог платить должен
И многое другое...
Международное налогообложение
Суд признал завышение налогоплательщиком расходов в результате закупки импортной продукции из Индии через фиктивного посредника (иностранной офшорной компании)

По итогам проверки налоговый орган установил, что налогоплательщик неправомерно учел для целей налогообложения операции по приобретению лекарственных препаратов у иностранной компании (БВО), так как фактически лекарственные препараты поступали в адрес налогоплательщика от другой иностранной компании (Индия), являющейся производителем и продавцом указанной продукции. При этом обе иностранные компании и налогоплательщик являются взаимозависимыми лицами.

При рассмотрении дела установлено, что налоговыми органами Индии в ответ на международный запрос представлен договор между вышеназванными иностранными компаниями, после чего выяснилось, что этот договор и договор между налогоплательщиком и компанией с БВО идентичны по своему содержанию и условиям. В ГТД в графе «отправитель» указана индийская компания, в качестве страны отправления также указана Индия, в графе «получатель» отражен российский налогоплательщик. Отметки таможенного органа БВО в авианакладных о прибытии и пересечении границы государства на лекарственные препараты отсутствуют. То есть транспортировка лекарственных препаратов осуществлялась напрямую от завода-изготовителя конечному покупателю (налогоплательщик), минуя компанию с БВО.

Рассматривая спор в пользу налогового органа, суды трех инстанций исходили из того, что компания с БВО выполняет технические функции, не имея отношения к производству лекарственных препаратов и их поставке. Она не является реальным участником предпринимательских отношений, а ее создание и деятельность направлены на завышение себестоимости товара, приобретенного налогоплательщиком. Реальные финансово-хозяйственные сделки не осуществляются, согласованные действия производителя товара, спорного контрагента и налогоплательщика направлены на создание фиктивного документооборота, имитирующего финансово-хозяйственные отношения с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

При этом судами на основании информации индийских налоговых органов установлено, что отпускные цены на лекарственные препараты производителя значительно ниже цены закупки у компании-посредника с БВО. В результате транзитного движения денежные средства в виде разницы между стоимостью реализации товара производителем и стоимостью при реализации спорным контрагентом в адрес налогоплательщика выведены из-под налогообложения и поступили на личные счета должностных лиц участников схемы.

Следовательно, в целях налогового учета расходы по приобретению налогоплательщиком товара могут быть признаны только в размере стоимости их реализации производителем и продавцом лекарственных препаратов (Индия), указанном в ГТД в качестве отправителя товара. Стоимостная разница, образованная в результате использования в расчетах компании, не осуществляющей реальную финансово-хозяйственную деятельность, неправомерно списана налогоплательщиком на расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль организаций в проверяемом периоде.

(постановление АС Московского округа от 18.06.2019 по делу № А40-196412/2018,
ООО "Джодас Экспоим")
Трансфертное ценообразование
Занижение цены продукции в совокупности с подконтрольностью формально независимого контрагента признано направленным на получение необоснованной налоговой выгоды

По итогам выездной проверки налогоплательщику доначислен НДС и уменьшена сумма убытков по налогу на прибыль в связи с реализацией товара взаимозависимому лицу, применяющему спецрежим, по заниженной цене.

Оспаривая решение налогового органа, налогоплательщик ссылался, в частности, на то, что налоговым органом не доказано, что сделка между ним и покупателем была направлена на получение необоснованной налоговой выгоды; сделан необоснованный вывод о взаимозависимости поименованных лиц и подконтрольности покупателя налогоплательщику, не доказано наличие влияния обозначенных лиц на отношения друг с другом, отсутствуют доказательства, опровергающие действительность и реальность совершенных между ним и покупателем сделок по поставке товара.

При рассмотрении дела (в пользу налогового органа) было установлено, что при анализе всех товаров (товарных позиций), реализуемых налогоплательщиком в адрес покупателя, средний процент отклонений от нормальных условий сделок составил 30,6%. Кроме указанного отклонения налоговый орган установил направленность действий налогоплательщика и его контрагента на получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, а именно:

- налогоплательщиком заключен договоры поставки с покупателем, применяющим спецрежим, на реализацию своей продукции на своей территории по заниженным ценам с принятием на себя заранее невыгодных условий в виде прямого отказа от реализации своих товаров физическим лицам;

- покупатель фактически подконтролен налогоплательщику. Последний является его единственным поставщиком, а также финансирует его деятельность через предоставление займов, которые при этом не возвращаются и не взыскиваются через суд;

- дальнейшая реализация продукции покупателем контрагентам (физическим лицам) фактически осуществлялась работниками налогоплательщика. При этом физические лица полагали, что они покупают продукцию именно у налогоплательщика;

- складские площади продавца и покупателя находились по одному адресу и надлежащим образом не разграничивались;

- руководители налогоплательщика и покупателя являются давними знакомыми, что в совокупности с иными фактическми обстоятельствами достаточно для признания сторон договора поставки взаимозависимыми лицами. При этом суд отклонил ссылку налогоплательщика на выписку из ЕГРЮЛ, указывающую, по мнению последнего, на отсутствие участия в уставном капитале друг друга указанных юридических лиц, а также на отсутствие служебной подчиненности, поскольку указанный довод не опровергает сформулированные выше выводы суда о взаимозависимости налогоплательщика и покупателя.

(постановление 8 ААС от 17.06.2019 по делу № А70-17548/2018,
ООО "Завод ЖБИ 5")
Дробление бизнеса
Суд признал отсутствие схемы незаконного дробления бизнеса с учетом цели и смысла реализации товара через взаимозависимых ИП

Налогоплательщик (организация) реализовывал товар оптом, находясь на общем режиме налогообложения, а взаимозависимые ИП (на ЕНВД), приобретая его у налогоплательщика (и только у него), реализовывали этот товар в розницу.

По мнению налогового органа, налогоплательщиком создана схема дробления бизнеса, при которой он реализаует товар через лиц, применяющих специальные налоговые режимы, чтобы уменьшить налоговые обязательства по НДС и налогу на прибыль (учитывая, в частности, что налогоплательщик имел возможность самостоятельно осуществлять розничную торговлю).

Суды первой и апелляционной инстанции (при первоначальном рассмотрении дела) не согласились с налоговым органом, поскольку налогоплательщик осуществлял оптовую торговлю, а ИП – розничную, эти два вида деятельности между собой не пересекаются. При этом налогоплательщик был создан уже после регистрации ИП.

Суды не стали придавать значение взаимозависимости налогоплательщика и ИП, наличию у них общего сайта, товарного знака, наличию счетов в одном и том же банке, единой кадровой политики, одних и тех же представителей в отношениях с третьими лицами, одних и тех же отпускных цен у налогоплательщика в отношении ИП и т.п.

Суд кассационной инстанции отменил судебные акты первой и апелляционной инстанций, направив дело на новое рассмотрение. По его мнению, тот факт, что налогоплательщиком приоритетно осуществлялась оптовая торговля, а товар в розницу отпускался от имени предпринимателей, не имеет определяющего значения с учетом доводов налогового органа о том, что налогоплательщиком целенаправленно создана схема вывода части выручки от реализации товара от налогообложения на взаимозависимых предпринимателей, применяющих ЕНВД.

При новом рассмотрении суд первой инстанции согласился со всеми ранее заявленными доводами налогового органа и рассмотрел спор в его пользу. Но суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил жалобу налогоплательщика, исходя, в частности, из следующего.

ИП кроме розничной торговли начали активно развивать сервисное направление деятельности. Продажа автошин не может развиваться и увеличиваться без соответствующего параллельного развития сервисных услуг по техническому обслуживанию автомобилей. Оказанием услуг по ремонту, техническому обслуживанию и мойке автотранспортных средств (вид деятельности, от которого, наряду с розничной торговлей, получали доход предприниматели), равно как и розничной торговлей налогоплательщик никогда не занимался. Но для каждого из видов деятельности (оптовой торговли, осуществляемой налогоплательщиком, или розничной торговли и оказания услуг по техническому обслуживанию автотранспортных средств - виды деятельности предпринимателей) нужны свои узкоспециализированные специалисты, в том числе и управленческий персонал, обладающий абсолютно разными навыками, знаниями, связями и т.п.

Экономическая выгода для налогоплательщика состоит и в том, что комплектуя автошинами и другим товаром большое количество розничных операторов, он значительно снижает риск появления федеральных игроков в регионах, где он является лидером оптовых продаж. Поэтому он принимает максимально возможные меры, чтобы привлечь к себе большее количество розничных игроков, то есть мелкооптовых покупателей, продающих затем товар в розницу физическим лицам.

(постановление 18 ААС от 21.06.2019 по делу № А76-27603/2017,
ООО "Шининвест")


ОЦЕНКА TAXOLOGY:

Дело примечательно несколькими моментами. Здесь и неоднократное изменение позиции судов при рассмотрении этого дела (что лишний раз подчеркивает во многом оценочный характер споров о «дроблении бизнеса», когда шансы на его рассмотрение в ту или иную сторону выглядят примерно одинаковыми). При этом можно обратить внимание на то, что один и тот же судья, дважды рассматривавший дело в первой инстанции (в первом и во втором круге), вынес диаметрально противоположные решения. Зато суд апелляционной инстанции (в отличие от первой) при повторном рассмотрении продемонстировал своего рода независимость от позиции кассации, отразив в своем постановлении новые, не звучавшие при первоначальном рассмотрении доводы в пользу налогоплательщика, касающиеся цели и смысла разделения деятельности между несколькими субъектами.



При доначислении НДС в связи с суммированием (из-за «дробления бизнеса») выручки организаций, применявших УСН, налоговый орган не обязан по итогам проверки учитывать образовавшуюся переплату по УСН

По итогам проверки налоговый орган установил, что налогоплательщик, применявший УСН, создал другую организацию (также на УСН) с целью дробления бизнеса. В связи с этим налоговый орган суммировал выручку налогоплательщика и этой организации, и поскольку в результате этого лимит для применения УСН оказался превышен, налогоплательщику был доначислен НДС.

При оспаривании этого решения налогового органа суды первой и апелляционной инстанций согласились с тем, что налогоплательщик осуществил дробление бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

Вместе с тем эти суды пришли к выводу о том, что налоговым органом неверно определены налоговые обязательства налогоплательщика, а именно, при расчете доначисленных сумм налогов по общей системе налогообложения налоговым органом ни при вынесении оспариваемого решения, ни на стадии его исполнения не учтены суммы переплаты по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН за 2013-2014 годы. В течение всего проверяемого периода (2013-2014 годы) и до даты вынесения оспариваемого решения, налогоплательщик исчислял и уплачивал в бюджет налог по УСН, в результате чего у него образовалась переплата по данному налогу.

При этом суды сослались на то, что ВС РФ в Определениях от 30.11.2016 № 305-КГ16-10138; от 26.01.2016 № 305-КГ16-13478 высказал позицию о том, что налоговый орган, проводящий налоговую проверку, должен определять истинный размер налоговых обязательств налогоплательщика, то есть не только показателей «недоимка», но и показателей «переплата».

Суд кассационной инстанции не согласился с позицией нижестоящих судов, отменил их судебные акты по жалобе налогового органа и направил дело на новое рассмотрение.

Он отметил, что имеющаяся у налогоплательщика на момент вынесения решения налогового органа переплата по УСН (даже при ее наличии) не опровергает факт совершения налогового правонарушения и необходимость исполнения обязанности по уплате налогов, доначисленных по общей системе налогообложения.

Ссылки судов на определения ВС РФ от 30.11.2016 No 305-КГ16-10138, от 26.01.2017 No 305-КГ16-13478 являются неверными. Выводы ВС касались правильности формирования расходов по налогу на прибыль, а не учета переплаты по одним налогам при доначислении других налогов по результатам проверки.

Таким образом, является необоснованным, сделанным в нарушение статей 264, 270 НК РФ, вывод нижестоящих судов о необходимости определения налоговых обязательств налогоплательщика (в части доначисления) с учетом ранее уплаченного УСН, поскольку указанный налог не участвует в расчете налогов, доначисленных в ходе выездной налоговой проверки, его сумма может быть учтена лишь в ходе исполнения решения налогового органа, в том числе путем подачи уточненных налоговых деклараций, заявления в порядке ст. 78 НК РФ.

(постановление АС Западно-Сибирского округа от 20.06.2019 по делу № А03-18224/2016,
ООО "ТриФ")
Налог на имущество организаций
Передача в аренду части объекта недвижимости, не учтенного в качестве объекта основных средств в связи с намерением его последующей перепродажи как товара, признана основанием для доначисления налога на имущество

Налогоплательщик представил налоговый расчет по авансовому платежу по налогу на имущество организаций за 9 месяцев 2017 года с суммой налога к уплате в бюджет 0 рублей. По итогам проверки расчета налоговый орган доначислил налог на имущество и пени в связи с тем, что налогоплательщик не исчислил налог с принадлежащего ему нежилого здания.

Налогоплательщик же исходил из того, что у него отсутствует обязанность исчислять и уплачивать налог на имущество организаций в отношении спорного здания в связи с тем, что оно приобретено с целью перепродажи, поэтому в отношении него выполняются не все условия, необходимые для признания имущества основным средством, перечисленные в пункте 4 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ № 6/01.

При рассмотрении дела было установлено, что спорное здание получено налогоплательщиком в качестве отступного в июне 2017 года, 30.06.2017 за ним зарегистрировано право собственности на это здание. Далее налогоплательщик, считая, что спорный объект недвижимости является не основным средством, а товаром, поскольку приобретен с целью перепродажи, поставил его на счет 41 «Товары». 22.03.2018 был найден потенциальный покупатель здания, с которым заключен предварительный договор купли-продажи. До этого момента (в сентябре и октябре 2017 года) некоторые помещения в здании были сданы в аренду.

Суды рассмотрели спор в пользу налогового органа, исходя из того, что налогоплательщиком в 3 квартале 2017 года был получен доход от эксплуатации объекта недвижимости (от сдачи в аренду). Факт того, что имущество фактически не учтено на 01 счете баланса в качестве основного средства, не означает отсутствие объекта налогообложения.

Системное толкование критериев, установленных пунктом 4 ПБУ 6/01, позволяет сделать вывод о том, что если организация предполагает последующую перепродажу объекта, то данный объект не может использоваться налогоплательщиком для извлечения прибыли. Поэтому независимо от того, для каких первоначально целей было приобретено основное средство (для перепродажи или для собственного использования в деятельности организации, направленной на получение дохода), в данной ситуации имущество признается объектом обложения налогом на имущество организаций в соответствии с п. 1 ст. 374 НК РФ.

Довод налогоплательщика о невозможности реализовать объект, приобретенный для перепродажи, в сжатые сроки (в течение трех месяцев), в связи с тем, что он дорогостоящий и с обременениями, обоснованно признан судом несостоятельным. Налогоплательщик, приобретая в собственность объект недвижимости, предполагал и рассчитывал на получение дохода от сдачи части здания в аренду.

К тому же (с учетом решения суда по другому делу) можно сделать вывод о том, что предварительный договор купли-продажи здания от 22.03.2018 между налогоплательщиком и покупателем фактически направлен на получение первым необоснованной налоговой выгоды в виде создания формальных условий для освобождения от налогообложения по налогу на имущество приобретенного объекта недвижимости.

(постановление 11 ААС от 24.06.2019 по делу № А55-33157/2018,
ООО "Мост")
Земельный налог
Использование земельного участка налогоплательщиком, находящимся в ведении Минобороны РФ, само по себе не свидетельствует о том, что такой участок используется для нужд обороны и является изъятым из оборота

Налогоплательщик (спортивный клуб, находящийся в ведении Минобороны России) представил декларацию по земельному налогу за 2017 год, в котором применил к кадастровой стоимости земельного участка налоговую ставку 0% на основании подп. 1 п. 2 ст. 389 НК РФ (земельные участки, изъятые из оборота).

По мнению налогового органа, спорный земельный участок является не изъятым из оборота, а ограниченным в обороте, в связи с чем в отношении него должна быть применена ставка 0,3%.

Суды первой и апелляционной инстанций рассмотрели спор в пользу налогоплательщика, исходя из того, что спорный земельный участок находится в собственности РФ в лице Минобороны России. Налогоплательщик находится в ведомственном подчинении Минобороны России и входит в структуры Вооруженных Сил РФ. В положении о Минобороны России предусмотрено, что оно организует мероприятия в области физической культуры и спорта в Вооруженных Силах. Уставом налогоплательщика предусмотрено, в частности, что целью его деятельности являются эффективное развитие физической культуры и спора в Вооруженных Силах.

То есть земельный участок изъят из оборота ввиду нахождения в федеральной собственности и использования для нужд Вооруженных Сил РФ, поскольку единственным учредителем налогоплательщика является Минобороны России и он осуществляет деятельность, связанную с обороной и безопасностью, предусмотренную Федеральным законом от 31.05.1996 No 61-ФЗ «Об обороне».

Суд кассационной инстанции не согласился с выводами нижестоящих судов и отменил их судебные акты, удовлетворив жалобу налогового органа.

Он отметил, что поскольку законодательство о налогах и сборах не определяет, какие земельные участки следует считать изъятыми из оборота, а какие ограниченными в обороте, следует обратиться к земельному законодательству.

Согласно подп. 2 п. 4 ст. 27 ЗК РФ из оборота изъяты земельные участки, занятые находящимися в федеральной собственности зданиями, сооружениями, в которых размещены для постоянной деятельности Вооруженные Силы РФ, другие войска, воинские формирования и органы (заисключением случаев, установленных федеральными законами).

По смыслу указанной нормы, для признания земельного участка изъятым из оборота, среди прочего, на нем должны быть размещены Вооруженные Силы РФ, другие войска, воинские формирования и органы. Между тем применительно к настоящему спору на спорном земельном участке не установлено размещение Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формированийи органов. На данном земельном участке расположен стадион, на котором подразделениями Вооруженных Сил РФ проводятся спортивные и физкультурные мероприятия.

Проведение спортивных и физкультурных мероприятий на стадионе, расположенном на спорном земельном участке, не равнозначно размещению на нем Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов. Учитывая это, нет оснований считать спорный земельный участок изъятым из оборота.

(постановление АС Московского округа от 24.06.2019 по делу № А40-171109/2018,
ФАУ МО РФ "ЦСКА")
Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!