Дайджест № 111
Уважаемые коллеги, добрый день!
В нашем дайджесте № 111 следующие интересные споры:
Дело ОНЭКСИМ как предвестник споров о фактическом месте управления иностранными организациями подсказывает: не храните чужие печати у себя в сейфе;
Расходы на приобретение сносимой недвижимости могут быть оправданы, если налогоплательщик не мог избежать этой покупки ради более крупного актива;
Наконец суд учел в качестве смягчающего обстоятельства самостоятельное декларирование налогоплательщиком КИК с просрочкой;
Отсутствие права на земельный участок, за пользование которым государством уже взыскана арендная плата, избавляет от уплаты земельного налога за такой участок – иное ведет к двойному экономическому обложению землепользования;
И многое другое...
Международное налогообложение
Суд признал, что местом реализации налогоплательщиком услуг иностранным компаниям фактически является территория РФ, поскольку она являлась местом управления данными компаниями

По итогам выездной проверки за 2013-2015 гг. налоговый орган пришел к выводу, что налогоплательщик при оказании консультационных и юридических услуг иностранным организациям в нарушение положений ст.ст. 146, 148, 154, 164 НК РФ не исчислил НДС в отношении данных услуг в связи с тем, что местом реализации этих услуг фактически является территория РФ.

Позиция налогового органа подтверждается следующими доказательствами. В ходе обыска у налогоплательщика, проведенного ФСБ России, было изъято 68 печатей различных организаций, в том числе всех спорных заказчиков услуг. Соответственно, оформление документов от имени спорных заказчиков осуществляется на территории РФ. Налогоплательщик не доказал, что это были лишь дубликаты печатей, а основные печати находятся по месту нахождения компаний. Не представлено и доказательств принятия иностранными организациями решений, уполномочивающих каких-либо лиц на проставление печатей.

Кроме того, у налогоплательщика изъято несколько соглашений о взаимном неразглашении информации, стороной которых он не является. Установлен случай, когда документооборот между третьим лицом и одним из заказчиков происходит непосредственно с прямым участием и под контролем налогоплательщика.

У иностранных компаний в основном отсутствуют сотрудники, для участия в своей финансово-хозяйственной деятельности они привлекают сотрудников налогоплательщика (то есть не все услуги являлись консультационными). При этом налогоплательщик и иностранные компании входят в одну и ту же группу компаний, подконтрольную одному и тому же физлицу.

Суд согласился с налоговым органом в том, что совокупностью собранных доказательств подтверждено, что местом оказания налогоплательщиком спорных консультационных и юридических услуг в целях налогообложения НДС в соответствии с положениями ст. 148 НК РФ является территория РФ, в связи с чем спорные операции признаются объектом налогообложения НДС.

Суд отклонил довод налогоплательщика о том, что что в действительности подп. 4 п. 1 ст. 148 НК РФ помимо критерия государственной регистрации (основного), называет еще три дополнительных критерия для определения места осуществления деятельности покупателя услуг, среди которых критерий «место управления» является третьим. Суд указал, что из положений НК РФ не следует, что вывод о месте нахождения покупателя услуг на территории РФ должен быть построен не на одном критерии (место управления организации), а на совокупности всех указанных критериев, а также что какие-либо из критериев имеют приоритет над другими.

(решение АС г. Москвы от 06.03.2019 по делу № А40-142855/2018,
ООО "Группа ОНЭКСИМ")



Самостоятельное представление налогоплательщиком информации о КИКах, которые не были обнаружены налоговым органом, поощрено судом путем снижения размера штрафа в 2 раза

Налогоплательщик 20.03.2018 (спустя месяц после получения требования налогового органа о представлении пояснений в отношении трех КИК) представил в налоговый орган уведомление о КИК за 2016 год, содержащее сведения в отношении семи КИК. То есть 3 КИК были выявлены налоговым органом, а сведения о еще 4 КИК представлены налогоплательщиком самостоятельно.

Поскольку уведомления были представлены с просрочкой в один год, налогоплательщик был привлечен к ответственности в виде штрафа в размере 700 000 рублей (по 100 000 рублей за каждую КИК).

При оспаривании этого решения налогового органа налогоплательщик просил суд либо признать недействительным решение в отношении четырех вышеназванных КИК, либо снизить штраф в 4 раза (в отношении остальных 3 КИК он просил снизить размер штрафа в 2 раза).

Суд, разрешая спор частично в пользу налогоплательщика, не нашел оснований для применения смягчающих обстоятельств в отношении 3 КИК, выявленных налоговым органом самостоятельно. В отношении остальных 4 КИК суд снизил размер штрафа в 2 раза (до 50 000 рублей за каждую КИК).

Суд указал, что самостоятельное выявление косвенного участия, сообщение налоговому органу полных сведений об участии в иностранных организациях поощряется судом путем снижения размера ответственности в соответствующей части. При этом как освобождение от ответственности в части этих четырех организаций, так и существенное снижение ее размера суд счел недопустимым ввиду значительного периода просрочки и наличия у налогоплательщика оснований полагать, что при представлении неполных сведений факт неполноты будет выявлен налоговым органом в ходе проверки представленных сведений.

Суд также указал, что работа по выявлению косвенного участия проводилась налогоплательщиком в связи с выявлением указанным налоговым органом непредставления им данных в отношении иных организаций, в связи с чем в данной части полностью самостоятельного характера не имела.

(решение АС г. Москвы от 06.03.2019 по делу № А40-299264/18,
ПАО "Моспромстрой")


ПРИМЕЧАНИЕ

На этот раз АСГМ демонстрирует более взвешенный и разумный подход (причем прямо употребив в судебном акте слово «поощряется») чем в аналогичной ситуации в деле № А40-235623/2018 ООО «Инфраструктура ТК», о котором мы рассказывали совсем недавно в TaxDigest № 107, где суд (в другом составе) не стал снижать размер штрафа. На данный момент известно, что рассмотрение апелляционной жалобы налогоплательщика по первому делу назначено на 15.04.2019.

Налог на прибыль
Суд признал обоснованными расходы на приобретение объектов незавершенного строительства, несмотря на их последующую ликвидацию и неиспользование в хозяйственной деятельности, поскольку налогоплательщик был вынужден их приобрести в составе единого имущественного комплекса

По итогам проверки налоговый орган сделал вывод о неправомерном завышении налогоплательщиком внереализационных расходов, учитываемых в целях исчисления налога на прибыль организаций за 2015 год - расходов на ликвидацию объектов незавершенного строительства, поскольку на момент их приобретения в 2011 году у третьего лица он (как недропользователь) знал, что спорные объекты (приобретенные в составе рудника) им использоваться не будут, следовательно, их приобретение являлось нецелесообразным.

При оспаривании решения о доначислении налога на прибыль судами установлено, что приобретение объектов незавершенного строительства подтверждено соответствующими документами и направлено на соблюдение предусмотренной законодательством РФ процедуры перехода прав на пользование участком недр и переоформления лицензии в условиях непрерывности процесса добычи.

Рассматривая спор в пользу налогоплательщика, суды отметили, что законодательство о недрах наделяет пользователя недр правами и обязанностями, для реализации которых гражданское законодательство требует заключения договоров. Выступая в качестве недропользователя, налогоплательщик не является обычным покупателем, который приобрел по своему усмотрению имущество. Он действует в этой сфере в целях обеспечения процедуры Закона о недрах в совокупности с иными нормативными правовыми актами.

Суды отметили, что налоговым органом при принятии решения не учтены положения ст. 132 ГК РФ, поскольку приобретенное налогоплательщиком имущество рудника по существу представляло собой единый имущественный комплекс. Следовательно, с учетом положений законодательства о недрах и единственного утвержденного проекта его разработки от 2007 г., получившего положительное заключение Главгосэкспертизы России, включавшего спорные объекты имущества, комплекс данного имущества был обоснованно приобретен налогоплательщиком в целом, а в дальнейшем, с учетом изменившейся хозяйственной ситуации, его часть, не включенная в актуальный проект строительства, была ликвидирована. У налогоплательщика отсутствовала объективная возможность приобретения только части имущества рудника, поскольку он был приобретен как единый имущественный комплекс.

При этом соблюдение налогоплательщиком требований подп. 8 п. 1 ст. 265 НК РФ при учете данных расходов налоговым органом не оспаривается, спор связан с оценкой целесообразности хозяйственных действий налогоплательщика при корректировке проекта строительства рудника. Между тем налоговый орган не вправе вмешиваться в хозяйственную деятельность налогоплательщика, подвергать ревизии его управленческие решения.

(постановление АС Московского округа от 04.03.2019 по делу № А40-144995/2018,
АО "Учалинский ГОК")



Учет расходов на ликвидацию основных средств признан неправомерным, поскольку последняя являлась составной частью работ по реконструкции другого объекта

Налогоплательщик в 2012, 2013 гг. (после окончания небольшой завершающей части работ по договору подряда) включил во внереализационные расходы, учитываемые в целях исчисления налога на прибыль, затраты по демонтажу (ликвидации) объектов основных средств.

Налоговый орган признал учет этих расходов неправомерным, демонтаж неиспользуемых объектов основных средств (по договору подряда) проводился в связи с реализацией инвестиционных проектов и поэтому данные работы не относятся к внереализационным расходам, предусмотренным ст. 265 НК РФ, а являются работами капитального характера по строительству и реконструкции объекта.

По мнению налогоплательщика, НК РФ не предусматривает правил отражения в составе первоначальной стоимости новых объектов основных средств расходов на демонтаж морально и физически устаревших ликвидируемых объектов, поскольку стоимость основных средств формируется исходя из расходов на приобретение, сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором они пригодны для использования. Расходы на ликвидацию объектов основных средств не связаны с улучшением технических характеристик, повышением технико-экономических показателей и увеличением производственных мощностей основного средства. Демонтаж (ликвидация) объекта никак однозначно не связан с дальнейшей реконструкции другого объекта, так как решение о ликвидации принято до начала инвестиционных проектов по реконструкции.

Таким образом (как было отмечено еще судами первой и апелляционной инстанций) разночтения сторон по рассматриваемому эпизоду заключаются в том, применим ли подп. 8 п. 1 ст. 265 НК РФ в ситуации, когда демонтаж (ликвидация) объектов основных средств был осуществлен в рамках договоров подряда по реконструкции и модернизации объектов основных средств.

Суды не согласились с позицией налогоплательщика, решив, что работы по демонтажу основных средств на основании комплексных договоров подряда, в рамках которых сооружаются (создаются) и/или реконструируются (модернизируются) объекты основных средств, можно расценить как подготовительные работы, связанные с сооружением (созданием) ОС и доведением его до состояния, в котором оно пригодно для использования.

Ссылка налогоплательщика на подп. 3 п. 7 ст. 272 НК РФ в обоснование его позиции является несостоятельной, поскольку демонтаж (частичный демонтаж) основных средств осуществлялся одним подрядчиком (исполнителем) на основании единого комплексного договора подряда. Таким образом, в случае, если работы по демонтажу (полному или частичному) основных средств рассматривать в качестве самостоятельной операции, не связанной со строительством либо реконструкцией (модернизацией) объектов основных средств, то право на списание может возникнуть в тех налоговых периодах, когда были подписаны акты по форме ОС-4 (в 2009 -2011 гг., а не в 2012, 2013 гг.)

(постановление АС Московского округа от 14.03.2019 по делу № А40-132412/2017,
ПАО "Северсталь")

Налог на имущество
Суды признали за налогоплательщиком право на льготную ставку по налогу на имущество в отношении ЛЭП, учтя, в частности, передачу спорных объектов в аренду третьему лицу, заключавшему субабонентские договоры на передачу электроэнергии третьим лицам

Налогоплательщик представил декларацию по налогу на имущество организаций за 2015 год с заявлением права на применение пониженной налоговой ставки в отношении трансформаторных подстанций, сетей внутриплощадочного и наружного электроснабжения АЗС.

По мнению налогового органа, налогоплательщик необоснованно заявил пониженную ставку в отношении ЛЭП и связанных с ними объектов. Спорные объекты основных средств хотя и являются оборудованием, обеспечивающим выработку, преобразование и передачу электроэнергии, но предназначены для обеспечения собственных нужд налогоплательщика.

Налогоплательщик в качестве возражений указал, в частности, что спорные объекты были переданы им в аренду третьему лицу, а то в свою очередь осуществило подключение к сетям нескольких лиц (субабонентов).

Суд первой инстанции рассмотрел спор в пользу налогового органа, отметив, в частности, что доводы налогоплательщика о передаче части объектов в аренду третьему лицу не могут быть положены в основу принимаемого судом решения, поскольку условие для применения льготы предполагает, что передаваться должна электроэнергия, а не сами объекты.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил жалобу налогоплательщика. Он исходил из того, что третье лицо (арендатор) направило налогоплательщику информацию о наличии субабонентов, присоединенных к электросетевому оборудованию налогоплательщика на 31.12.2015; как следует из указанного письма, некоторые из спорных объектов основных средств в проверяемый период действительно участвовали в передаче электроэнергии третьим лицам.

При этом отсутствие прямых договоров налогоплательщика с субабонентами в данном случае не может препятствовать применению им налоговой льготы и пониженной налоговой ставки. Спорные основные средства являются объектами электросетевого хозяйства, а использовались ли такие объекты в спорный период непосредственно самим налогоплательщиком или иным лицом, которое осуществляло передачу электроэнергии потребителям, значения для применения пониженной налоговой ставки не имеет.

Экспертными заключениями подтверждается, что спорные объекты по своим признакам относятся к объектам линий электропередачи и их неотъемлемой части, а также соответствуют Перечню № 504.

Суд кассационной инстанции согласился с позицией суда апелляционной инстанции, хотя налоговый орган ссылался на то, что сам по себе факт сдачи имущества в аренду энергоснабжающей организации без наличия соответствующих доказательств, свидетельствующих о наличии функциональной возможности у спорного оборудования преобразования и передачи электроэнергии из одного энергорайона в другой, не свидетельствует об изменении функциональной возможности спорного оборудования.

Судья ВС РФ, истребовав дело по жалобе налогового органа, не нашел оснований для передачи его на рассмотрение СКЭС ВС.

(отказное определение ВС РФ от 06.03.2019 по делу № А71-2284/2017,
ООО "Лукойл-Пермнефтепродукт")

Земельный налог
Признание судом права собственности на земельный участок отсутствующим исключает взыскание земельного налога за период, когда лицо признавалось собственником этого участка, если и поскольку за этот период собственником взыскана арендная плата за пользование участком

Налогоплательщику на праве собственности в период с 2014 по 2016 год принадлежал земельный участок, приобретенный в 2013 году у местной администрации и сданный в аренду третьему лицу. Вступившим в законную силу решением суда от 22.03.2016 по другому делу право собственности признано отсутствующим, поскольку местная администрация не имела права отчуждать этот участок. При этом с третьего лица (арендатора) в пользу местной администрации была взыскана арендная плата.

В связи с этим в 2017 году налогоплательщик представил уточненные декларации за 2014-2016 годы по земельному налогу без исчисления суммы налога к уплате в отношении спорного участка. Тем не менее, по итогам камеральных проверок указанных деклараций налогоплательщику был доначислен земельный налог.

Суды первой и апелляционной инстанций признали правомерным доначисление налога, исходя из того, что обязанность уплачивать земельный налог возникает с момента регистрации одного из прав на земельный участок, то есть внесения записи в реестр, и прекращается со дня внесения в реестр записи о праве иного лица на соответствующий земельный участок. Признание судом договора купли-продажи земельного участка недействительным не является основанием для признания покупателя неплательщиком земельного налога за период с момента государственной регистрации перехода к нему права собственности на земельный участок до момента вступления в законную силу решения суда о признании сделки купли-продажи земельного участка недействительной.

Суд кассационной инстанции отменил акты нижестоящих судов и удовлетворил жалобу налогоплательщика. Он отметил, что за пользование спорным земельным участком взыскана арендная плата. Следовательно, отсутствуют основания для взыскания земельного налога на тот же земельный участок. Иной подход будет противоречить самой сути правового регулирования земельных отношений, поскольку допускает взимание двойной платы за пользование земельного участка: как арендной платы, так и земельного налога, что недопустимо.

(постановление АС Московского округа от 04.03.2019 по делу № А41-22788/2018,
ООО ПСФ "Стройиндустрия")


ОЦЕНКА TAXOLOGY

О деле со схожим итогом рассмотрения № А27-22020/2018 (ООО «Разрез Камышанский») мы уже рассказывали в декабре прошлого года в TaxDigest № 102. На этот раз кассационный суд несколько неожиданно (как минимум, для нижестоящих судов) принял решение в пользу налогоплательщика.

По всей видимости, для нижестоящих судов по настоящему делу не имеет значения, на каком основании из ЕГРП исключается запись о наличии у владельца права на участок (признание недействительной сделки по приобретению участка или признание права на участок отсутствующим). Но суд кассационной инстанции делает акцент не на этом (против чего был суд в кемеровском деле), а на другом моменте – недопустимости двойного взыскания платы (налога и арендной платы) за один и тот же участок, при том, что арендная плата здесь (как можно понять) взыскивалась не с налогоплательщика, а с его арендатора. Остановит ли налоговый орган этот довод от обращения с кассационной жалобой в ВС РФ, пока неясно.

Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной. Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!