CustomsAlert № 1
Уважаемые коллеги!
В CutomsAlert №1 рассматривается дело ООО «Хироу Рус», которое продолжает череду споров о структуре таможенной стоимости ввозимых товаров. В ходе этого разбирательства, выигранного заявителем, суд оценил правомерность переквалификации платежей по договору об оказании консультационных услуг (в данном случае management fees) в лицензионные платежи за ноу-хау и признал включение таких платежей в таможенную стоимость импортированных продуктов питания неправомерным.

Суд также рассмотрел еще два эпизода: попытка таможенного органа переквалифицировать агента по закупке в брокера и известный многим спор о правомерности невключения в таможенную стоимость ввезенных товаров расходов на их транспортировку по территории РФ.
СУТЬ СОБЫТИЯ
Арбитражный суд Смоленской области рассмотрел дело № А62-7816/2020 по заявлению ООО «Хироу Рус» (далее – Общество, Компания, заявитель) к Смоленской таможне и вынес решение от 27.05.2021 об удовлетворении требований Общества в полном объеме. Интересы Компании защищали юристы таможенной практики Taxology.

Спор касался трех эпизодов:

1) Таможенный орган переквалифицировал вознаграждение материнской организации по договору об оказании услуг управления (management fees) в лицензионные платежи за ноу-хау, после чего включил такие «роялти» в таможенную стоимость ввезенной Обществом продукции (пп. 7 п. 1 ст. 40 ТК ЕАЭС);

2) Таможенный орган посчитал, что привлеченный Обществом посредник не может быть квалифицирован как агент по закупке, вознаграждение которого не включается в таможенную стоимость приобретенных с его помощью товаров, в связи с чем скорректировал таможенную стоимость таких товаров (абз. «а» пп. 1 п. 1 ст. 40 ТК ЕАЭС);

3) Таможенный орган посчитал разбивку расходов на транспортировку товаров до и после границы РФ документально не подтвержденной, в связи с чем включил в таможенную стоимость товаров всю сумму транспортных расходов (пп. 2 п. 2 ст. 40 ТК ЕАЭС).


Первый эпизод. Management Fees

Общество является частью международной группы компаний Hero, которая занимается производством и реализацией продуктов питания. С целью повышения эффективности продаж в России заявитель заключил со своей швейцарской материнской организацией договор об оказании услуг по управлению (далее – договор управления). В рамках данного договора Обществу были оказаны управленческие и консультационные услуги, в том числе в области маркетинга продукции.

Однако, по мнению таможенного органа, договор управления являлся смешанным и содержал элементы лицензионного договора о предоставлении права использования секрета производства (ноу-хау). Как указывала таможня, ноу-хау являлась коммерчески ценная информация, передаваемая Обществу в ходе консультирования и касающаяся производства и продажи ввезенных товаров. Следовательно, заключил таможенный орган, платежи за услуги включали в себя роялти за использование ноу-хау, которые относятся к ввезенным товарам и выплата которых является условием их продажи.

Однако суд не поддержал позицию таможни, указав, что договор управления является договором об оказании консультационных услуг и не предоставляет прав использования секрета производства, поскольку:

- Не определены конкретные сведения, якобы составляющие ноу-хау;

- Не определены пределы и способы использования предполагаемого ноу-хау;

- Никакой материальный носитель со сведениями, якобы составляющими ноу-хау, Обществу не передавался;

- Не установлен режим коммерческой тайны, ни на какие документы не нанесен соответствующий гриф.

Кроме того, изучив содержание услуг (через предоставленный Обществом файл с описанием их результатов), суд сделал вывод, что платежи по договору управления в любом случае не относятся к ввезенным товарам, поскольку услуги по договору не могут быть соотнесены с какими-либо конкретными товарными знаками или наименованиями продукции. Они касаются общего стратегического консультирования Общества и его финансовой эффективности.

Выплата management fees также не была признана условием продажи спорных товаров для импорта. Было установлено, что консультационные услуги по договору оказаны в интересах самого Общества. При этом закупка всей продукции осуществляется Обществом самостоятельно либо через привлеченных посредников, а имеющийся контроль со стороны исполнителя по договору управления не выходит за рамки контроля качества. Кроме того, договоры поставки продукции были заключены значительно раньше договора управления, что также свидетельствует о независимости процесса закупки товаров от платежей за услуги управления.


Второй эпизод. Вознаграждение агента

Общество заключило агентский договор, согласно которому агент осуществлял для Общества от его имени закупку продуктов у завода-производителя. Агентским договором также было установлено, что завод принимает заказы от компаний группы Hero только через агента.

Одновременно агентом был заключен прямой договор с заводом, который устанавливал основы взаимодействия сторон в целях исполнения заказов компаний группы Hero. При этом договор агента с заводом не предусматривал каких-либо платежей.

Наконец, между Обществом и заводом также был заключен прямой договор поставки товаров.

По мнению таможенного органа, агент действовал одновременно в интересах как Общества, так и завода, и оказывал услуги, не связанные с заключением сделок. Поставка же товаров осуществлялась на основании прямого договора купли-продажи между Обществом и заводом. В связи с этим, пришла к выводу таможня, агент не является агентом Общества по закупке, а является брокером, оказывающим содействие обеим сторонам, вознаграждение которого подлежит включению в таможенную стоимость ввозимых товаров.

Однако суд отметил, что договор купли-продажи, заключенный Обществом напрямую с заводом, являлся рамочным, а для согласования конкретных поставок направлялись заявки.

Данные заявки направлялись агентом, функция которого заключалась в объединении заказов Общества с заказами других покупателей и представлении заводу единой коллективной заявки.

При этом соглашение завода с агентом, как установил суд, носило организационный характер и устанавливало правовые основы их взаимодействия с целью исполнения заявок клиентов агента. Завод не уплачивал никакого вознаграждения агенту, то есть не понес расходов на оплату его услуг.

Таким образом, суд пришел к выводу, что агент действовал полностью в интересах Общества: доводил до Общества информацию о продукции завода, содействовал в достижении выгодных Обществу условий поставок, оказывал услуги по формированию заказов на поставку и представлению их продавцу, представлял интересы Общества при заключении с заводом договоров купли-продажи (посредством направления заявок). Перечисленные услуги прямо соответствуют деятельности агента по закупке согласно Решению Коллегии ЕЭК от 15.07.2014 № 112, и, таким образом, расходы на их оплату не должны включаться в таможенную стоимость ввозимых товаров.


Третий эпизод. Транспортные расходы

Приобретенные товары Общество в целях импорта транспортировало на территорию РФ за свой счет. Для этого по соответствующим договорам были привлечены транспортные экспедиторы, которые, в свою очередь, привлекали непосредственных перевозчиков.

Расходы по данным договорам, связанные с перевозкой товаров по территории РФ, не были включены Обществом в таможенную стоимость на основании пп. 2 п. 2 ст. 40 ТК ЕАЭС. Сведения о сумме расходов, приходящейся на перевозку до и после границы, указывались экспедиторами в счетах-фактурах (инвойсах).

Таможенный орган посчитал, что договоры транспортной экспедиции не являются «договорами на перевозку», а следовательно, и оплата услуг экспедиторов не может быть принята в качестве транспортных расходов.

Таможня также указала, что разбивка транспортных затрат на «до и после границы РФ» в счетах экспедитора в любом случае не является достаточным подтверждением таких расходов, поскольку ни договоры на ТЭУ, ни заявки на перевозку не содержали сведений о такой разбивке.

На этих основаниях таможенный орган пришел к выводу, что разбивка расходов не являлась документально подтвержденной.

Однако суд отклонил аргументы таможенного органа со ссылкой на Определение Верховного Суда РФ от 22.12.2020 по делу № А66-5900/2019 и указал, что расходы на оказание услуг транспортной экспедиции являются разновидностью транспортных расходов. К последним относятся любые затраты, связанные с перемещением товаров – иные обстоятельства для квалификации расходов в качестве транспортных правового значения не имеют.

Требование таможни, по мнению суда, о представлении договоров с непосредственными перевозчиками избыточно и не соответствует коммерческой практике. Суд подтвердил, что перечень доказательств, которыми может быть подтвержден размер расходов на транспортировку товаров по территории РФ, является открытым.

Таким образом, инвойсы с выделением транспортных расходов, приходящихся на перевозку товаров по территории РФ являются достаточными для подтверждения расходов на перевозку.

Суд также признал, что несоответствие цен на перевозку, указанных в прайс-листах, конечным ценам из инвойсов не свидетельствует о недостоверности расходов. Как установлено договорами транспортной экспедиции и подтверждено экспедиторами в информационных письмах, цены в прайс-листах и заявках являлись предварительными и могли быть скорректированы по согласованию сторон в зависимости от ряда обстоятельств (например, колебания цен на бирже) и, таким образом, не являлись суммой фактически понесенных расходов.

Наконец, основываясь на п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 № 49, суд подчеркнул, что бремя опровержения заявленной декларантом таможенной стоимости возложено на таможенный орган, который в данном деле не представил достаточных доказательств документальной неподтвержденности либо недостоверности заявленной Обществом суммы расходов.

Учитывая, что таможенным органом не оспаривался сам факт перевозки товаров по территории РФ, полный отказ Обществу в вычете расходов на такую перевозку привел бы к необоснованному завышению таможенной стоимости.

Со ссылкой на уже указанное ранее Определение Верховного Суда РФ от 25.12.2020 по делу № А66-5900/2019 отметил, что в такой ситуации таможенный орган мог установить действительную таможенную стоимость товаров, учитывающую подлежащие исключению транспортные расходы, в том числе с использованием других методов определения таможенной стоимости, чего в настоящем деле не было сделано.
ОЦЕНКА TAXOLOGY
Первый эпизод. Management Fees

Спор ООО «Хироу Рус» наглядно демонстрирует усиление контроля таможенных органов за включением в таможенную стоимость товаров лицензионных платежей. Данное дело является одним из примеров результата так называемой веерной проверки российских импортеров, о которой ранее сообщалось в открытых источниках.

При этом, как показывает дело ООО «Хироу Рус», в фокусе таможенных органов находятся не только сами лицензионные договоры, но и иные соглашения импортеров с иностранными организациями. Таможня предпринимает попытки переквалифицировать платежи по таким иным договорам в роялти и включить их в таможенную стоимость ввезенных товаров.

Наибольший риск представляют консультационные соглашения и договоры об оказании услуг управления, в рамках которых передается коммерчески ценная информация – они, с точки зрения таможенных органов, больше других похожи на лицензионные договоры о передаче ноу-хау. Однако нельзя исключать подобного подхода таможни и к другим видам договоров с переквалификацией вознаграждения по ним в платежи за иные объекты интеллектуальной собственности.

Мы призываем компании не соглашаться с таким подходом и спорить о правильной квалификации своих соглашений. Применительно к ноу-хау Арбитражный суд Смоленской области обоснованно отметил в рассматриваемом деле: самого по себе факта передачи информации в ходе оказания услуг недостаточно для признания данного договора лицензией на ноу-хау. Суд не ограничился формальным подходом и, не установив признаков передачи объекта интеллектуальной собственности, законно отказал таможенному органу в подобной переквалификации сделки.

Другими словами, в таможенной правоприменительной практике значение приобретает верная квалификация договоров, в том числе основанная на нормах гражданского законодательства. В изучаемом деле суд руководствовался не только нормами таможенного законодательства, но и применял положения Части четвертой Гражданского кодекса РФ о требованиях к лицензионному договору, чтобы установить, имела ли в принципе место хозяйственная операция по передаче права на ноу-хау. При этом большое внимание при квалификации договора суд уделил содержанию услуг и представленным Компанией доказательствам: тексту спорного договора со всеми приложениями и подготовленному файлу с описанием характера и результатов оказанных услуг (так называемый «Защитный файл»).

С учетом сказанного, мы рекомендуем компаниям-участникам ВЭД внимательно относится к условиям заключенных договоров и комплексно оценивать всю имеющуюся договорную структуру (в том числе договоры об оказании услуг) применительно как к буквальному смыслу соглашений, так и к их фактическому исполнению. В случае, если компания работает по сложившейся договорной схеме, целесообразно провести ревизию заключенных договоров на предмет таможенных рисков и пересмотреть формулировки, особенно в русском переводе соглашений.

Мы также рекомендуем не пренебрегать подготовкой защитного файла по договорам оказания услуг с подробным описанием содержания и результатов оказанных услуг. Как показывает практика, такой защитный файл может успешно быть использован в случае спора как с налоговыми, так и с таможенными органами.


Второй эпизод. Вознаграждение агента

Претензии таможенного органа по эпизоду с вознаграждением агента наглядно демонстрируют уже известный многим декларантам формальный подход таможни к исследованию представленных в ее адрес документов. Аналогично первому эпизоду, суд подробно исследовал как текст самого агентского соглашения, так и связанные документы и определил фактическое содержание услуг. Решение суда по этой части спора также является сбалансированным и законным и демонстрирует, что тщательная работа с формулировками соглашений помогает декларантам отстоять свою позицию если не на уровне рассмотрения таможней материалов проверки, то при обращении в суд


Третий эпизод. Транспортные расходы

Судебная практика по вопросу вычета из таможенной стоимости расходов на транспортировку товаров не являлась единообразной. Суды по-разному оценивали один и тот же объем подтверждающих документов, и порой, чтобы исключить или существенно снизить для себя риски доначислений, от компаний требовалось через экспедитора получать договоры с непосредственными перевозчиками и их рейсовые документы в подтверждение расходов.

Это как возлагало дополнительное административное бремя на декларантов, так и вносило в процесс подтверждения транспортных расходов непредсказуемость, поскольку непосредственные перевозчики находятся вне контроля заказчика, работающего напрямую и только с экспедитором

Однако тремя последовательными определениями Верховный Суд РФ продемонстрировал свое намерение привести практику по данной категории споров к единому знаменателю (Определения № 307-ЭС20-13121 от 22.12.2020 по делу № А66-5900/2019 и № 305-ЭС20-14096 от 23.12.2020 по делу № А41-81409/2019, от 01.04.2021 № 303-ЭС20-21700 по делу № А51-18634/2019).

В них Верховный Суд РФ последовательно указывал, во-первых, что договоры транспортной экспедиции являются надлежащим подтверждением транспортных расходов наряду с договорами с непосредственными перевозчиками. Во-вторых, таможенному органу недостаточно занять формальную позицию о документальной неподтвержденности расходов в случае, если сама транспортировка по территории ЕАЭС не оспаривается. В такой ситуации таможня должна определить корректный, по ее мнению, размер таких расходов или признать первый метод определения таможенной стоимости неприменимым и пересчитать ее по иному методу.

Данная позиция представляется обоснованной, поскольку включение в таможенную стоимость всей суммы транспортных расходов является таким же ее искажением, как и невключение в нее расходов на транспортировку до границы ЕАЭС, и нарушает положения п.п. 9 и 10 ст. 38 ТК ЕАЭС о том, что таможенная стоимость должна быть достоверной и обоснованной.
ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
Выводы суда по первому эпизоду дела ООО «Хироу Рус» могут положить начало положительной для декларантов практике, которая не позволит таможенным органам, во-первых, формально, без анализа существа отношений сторон изменять юридическую квалификацию сделок декларантов, а во-вторых, «прямолинейно» квалифицировать консультационные услуги как лицензию на ноу-хау.

Однако сам по себе такой спор свидетельствует о том, что таможенные органы начинают все более сущностно подходить к анализу правоотношений декларантов с иностранными организациями. И если в данном деле претензии таможни были не обоснованы, это не исключает аналогичных споров в будущем, которые могут при этом основываться на менее однозначных обстоятельствах.

В связи с этим мы рекомендуем импортерам внимательно отнестись к своей договорной структуре и оценить ее не только с точки зрения буквального смысла заключенных соглашений, но и через призму доктрины «приоритет существа над формой».

В свою очередь, решение суда по третьему эпизоду (неправомерное включение в таможенную стоимость транспортных расходов) показывает, что недавние Определения Верховного Суда РФ уже находят отражение в практике как минимум некоторых судов, что, в свою очередь, выражается в несколько ином распределении бремени доказывания между сторонами.
Специалисты Taxology имеют значительный опыт сопровождения мероприятий таможенного контроля, ведомственного и судебного оспаривания решений таможенных органов, защиты по делам об административных правонарушениях и уголовным делам, связанным с нарушением таможенного законодательства. Мы также предлагаем широкий спектр консалтинговых услуг в области таможенного дела и ВЭД: анализ и структурирование договорных отношений, выявление и снижение таможенных рисков, подготовка юридических заключений по интересующим доверителей вопросам.
CustomsAlert для Вас представили:
Алексей Сизов
Партнер, адвокат
+7 903 730 50 70
sizov@taxology.ru
Любовь Старженецкая
Руководитель практики ТЦО и международного налогообложения
+7 926 177 80 57
starzhenetskaya@taxology.ru
Михаил Глейкин
Юрист
+7 926 933 84 46
gleikin@taxology.ru
Надеемся, что наш алерт будет полезен в Вашей работе!