Алерт № 94
Уважаемые коллеги!
В нашем алерте № 94 - обращаемся к набирающей обороты теме переквалификации оборудования и сооружений в недвижимое имущество для целей налогообложения.

Технологические трубопроводы, площадки и дороги, трансформаторы и линии электропередач – перечень объектов в зоне риска впечатляет. О судебной практике по теме и возможных вариантах снижения риска – читайте далее.
СУТЬ СОБЫТИЯ
23 августа 2018 года Арбитражным судом Московского округа вынесено постановление по делу № А40-176218/17 ООО «Лукойл–Волгограднефтепереработка», которое может оказаться знаковым для многих налогоплательщиков.

Центральным в споре стал вопрос о правильной квалификации объектов основных средств в составе нефтеперерабатывающего завода. В частности, налогоплательщик полагал, что такие основные средства как технологические трубопроводы, газоходы, котел-утилизатор, дороги и площадки относятся к движимому имуществу (не являются недвижимостью), а потому не подлежат налогообложению как принятые к учету после 01.01.2013. Инспекция, напротив, сочла указанные объекты недвижимым имуществом (правда, в части площадок и котла налогоплательщика поддержал вышестоящий налоговый орган).

Суд первой инстанции согласился с инспекцией, апелляционный суд – с налогоплательщиком. Окружной суд, в свою очередь, скопировал мотивировку решения суда первой инстанции и поддержал налоговый орган.

Суд подчеркнул, что ключевым критерием отнесения имущества к недвижимому является прочная связь с землей, то есть недвижимостью являются «объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства».

По мнению суда, признаки такой связи имеются в отношении спорных объектов. В частности, технологические трубопроводы обеспечивают взаимосвязь технологических процессов единой «установки прокаливания кокса». По мнению суда, они «изначально проектировалась Обществом как объекты капитального строительства, объединённые единым технологическим (производственным) процессом (назначением) с иными основными средствами, включенными в установку».

Суд решил, что «спорные объекты в силу отраслевых требований к устройству и безопасной эксплуатации спроектированы и смонтированы на специально возведенном фундаменте (эстакадах), наличие которого обеспечивает его прочную связь с землей. По своей конструкции объекты не предназначены для последующей разборки, перемещения и сборки на новом месте».

Ранее суд апелляционной инстанции в этом же деле указал, что наличие фундамента еще не является достаточным признаком недвижимого имущества, поскольку спорные объекты крепились к фундаменту болтами и могли быть перемещены, в том числе в разобранном виде, в другое место, где после сборки использованы по назначению. По его мнению, понятие «сооружение» не идентично понятию «объект капитального строительства», поэтому сам по себе монтаж трубопроводов в составе сооружений не делает их недвижимым имуществом.

Апелляционный суд отметил, что экспертиза по отнесению объектов к недвижимому имуществу инспекцией не проводилась, в то же время налогоплательщик представил техническое заключение независимых специалистов. Среди прочего в этом заключении произведен расчет затрат на возможный демонтаж и перемещение спорных объектов, который показал незначительность таких затрат по отношению к стоимости самих объектов. Более того, налогоплательщик в суде первой инстанции ходатайствовал о назначении технической экспертизы, в чем ему было отказано.

Следует отметить, что в указанном деле суд сослался в том числе на проектную документацию при реконструкции установки прокаливания кокса. Трубопроводы и газоходы были перечислены в документе под названием «Ведомость зданий и сооружений» в составе рабочей документации.
ОЦЕНКА TAXOLOGY
Переквалификация имущества из движимого в недвижимое – тема, актуальность которой при налоговом контроле будет лишь возрастать, особенно с учетом исключения с 01.01.2019 движимого имущества из числа объектов налогообложения.

Комментируемое дело представляет собой пример спора, рассмотренного не вполне корректно с процессуальной точки зрения. Очевидно, технические характеристики объектов основных средств при возникновении спора должны определяться с помощью экспертов, обладающих специальными познаниями. Однако в этом деле все суды отказались от назначения экспертизы. Более того, единственное доказательство, по содержанию схожее с экспертным заключением и представленное налогоплательщиком, также без обоснования отвергнуто судами первой и кассационной инстанций. Наконец, само постановление окружного суда не содержит ничего нового по сравнению с решением суда первой инстанции – в результате непонятно, какие именно нормы права были нарушены апелляционным судом. В результате постановление выглядит как не очень мотивированное несогласие кассационного суда с оценкой доказательств по делу, что явно не должно входить в полномочия данного суда.

Однако для широкого круга налогоплательщиков наибольший интерес представляет не процессуальный, а материально-правовой аспект данного спора с учетом того, что мнения судей при его рассмотрении разделились.

Вероятно, серьезным мотивом для принятия именно такого итогового решения по делу стала складывающаяся в Московском округе негативная судебная практика по вопросу. Ранее технологические трубопроводы уже были признаны недвижимым имуществом в деле ОАО «Орскнефтеоргсинтез», после чего акты по этому делу были разосланы ФНС России в нижестоящие налоговые органы Письмом от 16.03.2018 № БС-4-21/4930.

Ключевая идея, прослеживаемая в таких спорах: недвижимостью (в том числе частью более крупного объекта) признается то оборудование, которое соединено в единую технологическую систему, в том числе с участием «классических» недвижимых объектов, эксплуатация которого самостоятельно и отдельно от системы невозможна. При этом возможность демонтажа, перемещения и сборки основного средства на новом месте на указанный вывод никак не влияет.

Такой подход уже был озвучен, например, в деле ОАО «Томскнефть ВНК» применительно к трансформаторной подстанции, емкостям и т.п. Любопытно, что в другом схожем деле ООО «Портовые услуги» налогоплательщик выиграл в Московском округе, обосновав, что спорный бурорыхлительный комплекс является сборно-разборной металлической конструкцией, закрепленной на фундаменте с помощью болтов. Фундамент при этом является частью земельного участка, но не частью сооружения.

Очевидно, различия в приведенных примерах следует искать в критерии «системности» объекта. Если сборно-разборное сооружение расположено отдельно, выполняет самостоятельную и самодостаточную функцию, то с высокой вероятностью оно должно признаваться движимым имуществом. Напротив, если подобное сооружение объединено в единую систему с другими объектами, вне которых оно функционировать не может, то даже возможность его перемещения не влияет на квалификацию такого объекта в качестве недвижимости.

Отчасти этот аргумент подтверждается выводами из дела «ООО «КРКА-РУС», где в качестве движимого были квалифицированы высотные стеллажи каркасного типа, прикрепленные к фундаменту внутри складского помещения. Вероятно, такие стеллажи могут эксплуатироваться и вне здания склада, в связи с чем суды учли выводы назначенной экспертизы (в отличие от комментируемого дела, где такая экспертиза не была проведена) и удовлетворили требования налогоплательщика.

Из данного рассуждения следуют два основных вывода. Во-первых, в зоне налогового риска оказываются практически все производственные предприятия независимо от отраслевой принадлежности, в составе которых представлены сложные технологические объекты-системы (производственные комплексы, котельные и т.п.), а равно линейные объекты (трубопроводы, линии электропередач и т.д.).

Во-вторых, мы наблюдаем за развитием налогово-значимого толкования понятия «недвижимое имущество», которое выходит далеко за пределы содержания этого понятия в пункте 1 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации, как оно понимается регистрирующим органом.

Отсюда высока вероятность возникновения парадоксальных конфликтных ситуаций, когда тот ли иной объект не будет рассматриваться в качестве недвижимости, например, Росреестром или территориальными управлениями БТИ, однако в налоговых целях эти же объекты будут облагаться как недвижимость. При этом обоснованы опасения, что даже полученный заблаговременно отказ в регистрации объекта в качестве недвижимого не поможет переубедить налоговый орган.

Конечно, комментируемый «налоговый» подход вступает в серьезный конфликт с цивилистической практикой. Например, с разъяснением в Обзоре практики ВС РФ № 1 за 2016 год (пункт 1 обзора по спорам, возникающим из вещных правоотношений) о том, что обязательным критерием признания объекта незавершенного строительства недвижимостью является завершение на нем фундаментных работ., которые, очевидно, должны являться частью целостного объекта. При этом посыпанная щебнем или асфальтированная площадка недвижимостью не является (напротив, в комментируемом деле технологические проезды и площадки изначально были обложены инспекцией налогом как недвижимое имущество, правда, вышестоящий налоговый орган с этим не согласился).

В свете недавнего Определения СКЭС ВС РФ по налоговому спору АО «ВЭБ-лизинг», в котором прямо подчеркнута практикообразующая роль Обзоров ВС РФ, сложившаяся ситуация выглядит и вовсе абсурдно.

Вероятно, в такой ситуации как раз Верховный Суд должен взять на себя роль арбитра, примиряющего диаметрально противоположные подходы правоприменительных органов в толковании и применении одних и тех же норм в зависимости от отрасли права, в которой возник спор. В противном случае правовая неопределенность и непредсказуемые налоговые риски охватят собой еще одну часть российского налогообложения.
ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
Комментируемое дело является не первым, но весьма тревожным звонком для всех производственных компаний, эксплуатирующих сложные технологические системы или линейные объекты, значительная часть которых не признавалась недвижимым имуществом. Безусловно, следует ожидать только роста числа налоговых проверок по данной теме и последующих споров.

Очевидно, что в условиях, когда правоприменительная практика руководствуется критериями, не перечисленными в законе, противостоять ей довольно сложно. Вместе с тем, некоторые рекомендации могут снизить риск в отдельных случаях: например, учет комментируемой проблемы при формировании проектов строительства/реконструкции, где «движимое» оборудование должно либо вовсе отсутствовать, либо упоминаться в отдельном тематическом блоке документации «оборудование и иное движимое имущество». Дополнительно к этому может быть полезно запастись совокупностью других доказательств: заблаговременный отказ в регистрации имущества Росреестром, справки БТИ, а также заключения независимых экспертов.

Безусловно, как видно из судебной практики, даже такой набор не гарантирует полностью отсутствия риска, однако в любом случае может помочь снизить его в отношении значительного числа объектов еще на стадии налоговой проверки.


Специалисты Taxology готовы оказать юридическую поддержку при оценке рисков и при ведении налоговых споров на досудебной и судебной стадии.
Надеемся, что наш алерт будет полезен в Вашей работе!
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!