Алерт № 76
Уважаемые коллеги!
В алерте № 76 представляем вашему вниманию уникальное дело! Первый выигранный налогоплательщиком налоговый спор об уровне цен в контролируемых сделках!

После зимнего фиаско налогоплательщика в деле НК «Дулисьма» комментируемое решение представляет собой триумф налогового либерализма. Суд разрешил налогоплательщику не доказывать свой расчет цены, а налоговый орган обвинил в недостаточности обоснования его решения. Ну и вообще по тексту много интересных (не только удивительных) доводов.

Первые комментарии к этому решению и его анализ – в прилагаемом TaxAlert. Думаю, что это дело – отличный повод собраться после летних каникул и обсудить волнующие нас вопросы ТЦО в свете складывающейся судебной практики, благо поводов нам за последний год подбросили немало!

СУТЬ СОБЫТИЯ
Арбитражный суд города Москвы вынес решение по налоговому спору№ А40-29025/17-75-227 ПАО «Уралкалий» (далее – «общество», «налогоплательщик»). Это второе дело, рассмотренное АС г. Москвы в отношении контролируемых сделок по новым правилам трансфертного ценообразования («ТЦО»).

Комментируемое решение тем более примечательно, что оно вынесено в пользу налогоплательщика, в отличие от первого дела № А40-123426/2016 ЗАО «НК Дулисьма», решенного в пользу ФНС (см. TaxAlert № 65).

По итогам проверки ФНС России пришла к выводу о занижении обществом в 2012 году налоговой базы по налогу на прибыль в результате манипуляций с ценами при реализации на экспорт хлористого калия в адрес взаимозависимого трейдера UralkaliTradingSA (Швейцария).

Занижение цен по контролируемой сделке было установлено налоговым органом в результате применения им метода сопоставимых рыночных цен (далее – «метод СРЦ», «первый метод»).

Налогоплательщик в свою очередь в подтверждение рыночного уровня цен по сделке (группе однородных сделок по реализации хлористого калия)использовал метод сопоставимой рентабельности (четвертый метод согласно НК РФ).

В качестве стороны с наименьшим количеством функций, активов и рисков по сделке был указан UralkaliTradingSA, а при сопоставлении с рыночным уровнем рентабельности обществом анализировалась рентабельность продаж швейцарской компании.

Налогоплательщик при проведении проверки предоставил подготовленную документацию по ТЦО по указанной группе контролируемых сделок за 2012 г.

Этой документацией подтверждалось, что по результатам проведенного на базе данных BureauvanDijk (BVD) исследования за 2009-2011 гг. уровень рентабельности продаж независимых компаний, деятельность которых, по мнению налогоплательщика, можно считать сопоставимой с деятельностью UralkaliTradingSA,составил от1,83% (нижняя граница интервала) до 5,59% (верхняя граница интервала).

При этом, по данным документации налогоплательщика, уровень рентабельности продаж UralkaliTradingSA по анализируемой группе однородных сделок за 2012 г. составил 1,81%.

Таким образом, поскольку показатель рентабельности общества не превышал верхней границы установленного рыночного интервала рентабельности, обществом был сделан вывод о соответствии цен в контролируемых сделках рыночным ценам.

Суд принял позицию компании, указав со ссылкой на п. 5 ст. 105.7 НК РФ, что если налогоплательщик применил для подтверждения рыночного уровня цен по сделке методы, указанные в п. 1 ст. 105.7 НК РФ, налоговый орган при контроле цен обязан применить именно тот метод, который был применен к обоснованию рыночного уровня цен по данным сделкам налогоплательщиком или доказать, что выбранный им метод не позволяет определить сопоставимость условий контролируемой сделки со сделками между независимыми лицами.

Однако четвертый метод налоговым органом применен не был,также не представлено достаточных доказательств того, чтоон не позволяет определить сопоставимость коммерческих и финансовых условий контролируемо сделки и сделок между независимыми лицами.

В частности, Судом были не приняты доводы налогового органа о необоснованно сформированной финальной выборке независимых компаний и неверно отраженных налогоплательщиком данных об их рентабельности, о неподтвержденности расчета представленной в документации Общества рентабельности продаж UralkaliTradingSA за 2012 г. в размере 1,8%.

Суд также прямо указал, что в нарушение п. 5 ст. 105.17 НК РФ (неприменение налоговым органом метода налогоплательщика и недоказанность ФНС невозможности применения метода налогоплательщика) «само по себе является достаточным основанием для признания оспариваемого решения недействительным».

Несмотря на указанный вывод, Суд, как и раньше в деле НК «Дулисьма»,на пользу всем специалистам в ТЦО оценил и доводы налогового органа о применении использованного налоговым органом метода СРЦ на базе данных информационно-ценового агентства Аргус Медиа (часто используемого налогоплательщиками на практике для метода СРЦ).

Суд указал, что налоговым органом был неверно применен метод СРЦ, поскольку:

- в использованных налоговым органом котировках по данным Аргус Медиа учитывались сделки лиц, взаимозависимых с налогоплательщиком, в т.ч. сделки по продаже на экспорт калия хлористого ЗАО «Белорусской калийной компанией», взаимозависимого с налогоплательщиком лица, которое тоже являлось перепродавцом товара ОАО «Уралкалий». Таким образом, налоговый орган сравнивал в качестве сопоставимых цены по сделкам первого звена (при продаже калия производителем) с ценами по сделкам второго звена (при продаже калия перепродавцами), при этом, не делая корректировку на маржу перепродавца.

- налоговый орган не обеспечил сопоставимость сделок, на основании которых рассчитывались котировки Аргус Медиа, в т.ч. по условиям поставки (порта отгрузки), характеристик товаров (ОАО «Уралкалий» реализовывало калий разных марок, которые не соответствовали должным образом характеристикам товара по данным Аргус Медиа, где сделки с калием указаны укрупненно и учитывают только котировки крупных категорий калия стандартного и калия гранулированного, но не учитывают разницу в цене по более детальной номенклатуре различных марок калия), условий договоров (объема и сроков поставки) и др.

Наконец,со ссылкой на недавно принятый Президиумом Верховного Суда РФ Обзор от 16.02.2017 (см. TaxAlert 64) Суд указал: «положения НК РФ о трансфертном ценообразовании направлены на предотвращение вывода налоговой базы за пределы Российской Федерации».

Далее Суд сделал вывод, что «с учетом имеющихся в деле доказательств основания предполагать наличие налоговой оптимизации и вывода капитала со стороны Общества отсутствуют, так как спорный контрагент UralkaliTradingSA зарегистрирован в Швейцарии, юрисдикции, не являющейся оффшорной, с высоким уровнем налогообложения».
ОЦЕНКА TAXOLOGY
В комментируемом деле, с одной стороны, Суд подтверждает «прописные истины», которые напрямую закреплены в разделе V.IНК РФ, с другой– делаетновые, порой неожиданные, выводы, которые, как представляется, могутиметь серьезные последствия. Рассмотрим их более детально по очереди.

Подтверждение «прописных истин»…

О выборе метода налогоплательщиком

Суд обоснованно указывает, что налогоплательщик вправе применить любой метод из перечисленных в п. 1 ст. 105.7 НК РФ, а налоговый орган обязан следовать этому выбору. Эта «лишняя» констатация, безусловно, полезна налогоплательщику.

Также исключительно важным является вывод Суда о том, что, если налоговом органом не применен метод налогоплательщика по сделке и не обоснована невозможность его применения, этосамо по себе является основанием для признания недействительным решения налогового органа, вынесенного по результатам проверки.

В то же время пример этого дела вновь актуализирует вопрос о последствиях недостаточной обоснованности выбора налогоплательщиком не первого метода ТЦО, а последующих в нарушение иерархии методов и при недостаточной обоснованности выбора.

Как видно из ст. 105.17 НК РФ, само по себе подобное поведение не влечет автоматической необходимости применения более подходящего по иерархии метода.

О бремени доказывания

Суд указывает, что в спорах по ТЦО бремя доказывания полностью лежит на налоговом органе. По его мнению, налоговый орган несет бремя доказывания действительности принятых им ненормативных правовых актов в соответствии со статьей 200 АПК РФ.

И сама по себе подобная справедливая и правильная ссылка суда сегодня уже способна вызвать удивление.

При этом суд считает, что в соответствии с ч. 2 ст. 105.15 НК РФ налогоплательщик должен предоставить исключительно перечисленные в этой норме сведения, в т.ч. обоснование причин выбора и способа применения используемого метода; указание на используемые источники информации; расчет интервала рыночных цен по контролируемой и т.п.

Суд указывает, что эта норма представляет собой исчерпывающий перечень документов, которые налогоплательщик должен предоставить в подтверждение показателя рентабельности.

Налогоплательщик не должен предоставлять больше, чем перечислено в статье НК РФ. Расчет и бухгалтерская отчетность в его подтверждение не указаны в названной статье в качестве обязательных документов к представлению в налоговые органы.

Тем самым приходится признать некоторый дисбаланс в позиции Суда: с одной стороны, бремя доказывания полностью возлагается на налоговый орган, с другой, он ограничен в средствах доказывания и необходимого опровержения позиции налогоплательщика.

В частности, он не может истребовать у общества документы, подтверждающие произведенный расчет рентабельности – в итоге в комментируемом деле рентабельность продаж UralkaliTradingSA за 2012 г. в размере 1,81% не была подтверждена никакими документами, кроме справки-расчета самого общества.

Об однородности сделок

Налогоплательщик в рассматриваемом деле подготовил документацию и применил четвертый метод в обоснование рыночного уровня цен в целом по группе однородных сделок (однородными были признаны сделки по реализации отдельных партий калия хлористого разных марок – калий хлористый, марка «Мелкий»; калий хлористый технический, калий хлористый марка «Н» и т.д.).

Суд подтвердил со ссылкой на п. 5 ст. 105.7 НК РФ, что «налоговое законодательство прямо допускает применение метода сопоставимой рентабельности по группе однородных сделок».

При этом, толкуя понятие «однородных сделок», Суд указал, что, исходя из совокупности норм НК РФ, рекомендаций ОЭСР, а также экономического содержания второго-пятого методов (не только четвертого!), предмет сделки имеет второстепенное значение, а основными факторами, влияющими на ценообразование, являются вид, осуществляемой лицом деятельности и связанные с ним функции.

Также Суд указал, что группой однородных сделок признается совокупность сделок, по которым помимо функций сторон совпадают используемый метод, показатель рентабельности и фактические показатели рентабельности.

До указанного вывода Суда вопрос о том, по каким критериям признавать сделки однородными, вызывал неопределенность у налогоплательщиков. Так, в п. 5 ст. 105.7 НК РФ дано только общее определение «однородных сделок», которому не хватает ясности.

Озвученная позиция о важности однородных функций и деятельности сторон по сделкам для признания их однородными закреплялась только на уровне писем Минфина РФ (см. Письмо Минфина РФ от 16.08.2013 № 03-01-18/33520), что также до появления судебной практики не давало полной правовой определенности.

С одной стороны, этот вывод Суда подтверждает относительно распространенный среди налогоплательщиков на практике подход по группировке однородных сделок не по идентичности предмета сделки, а в зависимости от однородности функций сторон по сделкам, используемому методу и показателю рентабельности.

С другой стороны, сделан он в деле, где как раз спорным был вопрос об идентичности показателей фактической рентабельности в 10 000 сделок с однородным предметом, причем итоговый вывод об однородности всех сделок основан фактически только на утверждении общества об одинаковости условий всех отгрузок без какого-либо подтверждения этого аргумента.

О порядке применения метода сопоставимой рентабельности

Анализируя вопрос о порядке применения метода сопоставимой рентабельности, Суд также приводит несколько положительных выводов:

- рентабельность тестируется за период, а не на дату; посколькуфинансовые показатели независимых сопоставимых компаний отражаются в базах данных за период, то и рентабельность в сравнении с ними считать нужно за тот же период (год);

- рентабельность тестируется в целом по итогам года деятельности налогоплательщика по группе сделок, а не по каждой контролируемой сделке; в НК РФ отсутствуют правила, требующие рассчитывать показатель рентабельности продаж по каждой сделке.

Суд также согласился с налогоплательщиком в том, что с учетом количества поставок за год (более 10 000), рассчитать показатели рентабельности по каждой сделке было технически невозможным, что дает некоторую надежду налогоплательщикам со схожими условиями хозяйствования.

Новое от АС г. Москвы

О проверке «налоговой оптимизации» в делах по ТЦО

Суд в рассматриваемом деле о применении раздела V.I НК РФ со ссылкой на февральский Обзор ВС РФ по ТЦО по сути допускает применение к контролируемым сделкам также и концепции необоснованной налоговой выгоды.

Вывод не должен стать неожиданным, однако следует иметь его в виду. Поэтому даже наличие правильной ТЦО-документации, подтверждающей рыночность цен в контролируемых сделках, не ограничивает налоговый орган и суд, которые могут дополнительно устанавливать наличие или отсутствие в действиях налогоплательщика признаков необоснованной налоговой выгоды, дополнительно повлиявших на цены.

О «высоконалоговой» Швейцарии

Приведенный выше вывод суда о высоконалоговой юрисдикции в Швейцарии у многих вызовет лишь ухмылку.

Во-первых, Швейцария во всем мире известна как юрисдикция, предлагающая льготные режимы налогообложения для холдинговых и торговых компаний, которые, например, в отношении торговых компаний позволяют иметь эффективную ставку налогообложения около 9% (в зависимости от кантона).

Да и номинальная ставка налога на прибыль компаний в Швейцарии в зависимости от кантона может быть значительно ниже российской (может составлять от 11,5% до 24,2 %).

Тем не менее, Суд, по всей вероятности, в понятие «оффшорной» или «низконалоговой» юрисдикции закладывает те юрисдикции, перечень которых можно найти в Приказа Минфина РФ от 2008 г.

Так что «комплимент» суда связан скорее с тем, что Швейцария действительно более высоконалоговая юрисдикция именно по сравнению с большинством стран из этого списка.

К тому же практике известны примеры, когда даже сделки с действительно высоконалоговыми юрисдикциями (Германия, Австрия, Испания, Франция и др.) точно так же оказывались под прицелом налоговых органов.

Поэтому довод о «налоговой индульгенции» при сделках с «высоконалоговой» Швейцарией скорее следует воспринимать с осторожностью и как казус конкретного судебного акта.

О «вере на слово»

Суд принял как презумпцию заявление российского налогоплательщика о крайне невысоком размере рентабельности продаж Швейцарского трейдера в 1,81%, не проверяя порядок расчетов и не запрашивая подтверждающую документацию (в т.ч. бухгалтерскую отчетность).

Между тем, именно расчет рентабельности, на наш взгляд, в данном деле мог бы вызвать больше всего вопросов.

Но, как указано выше, в этом деле фактически Суд освободил налогоплательщика от обязанности доказывать свой расчет. В соответствии с п.1 ст. 105.8 НК РФ показатель рентабельности продаж рассчитывается как отношение прибыли от продаж к выручке от продаж.

Следовательно, критически важным для расчета является раскрытие тех доходов, которые отражены обществом как доходы, формирующие выручку от продаж по группе однородных контролируемых сделок.

Это позволяет проверить полноту формирования показателя (например, фактическая выручка от реализации товаров порой может отражаться как доход по другим типам договоров).

Также важным является проверка формирования себестоимости: не является ли она завышенной и действительно включены ли в себестоимость только расходы, относящиеся к продаже конкретных товаров,либо и нечто иное.

Важность данного вопроса иллюстрируется этим же делом. Инспекцией установлено, что в расчет рентабельности трейдера UralkaliTradingSA были ошибочно включены продажи в адрес взаимозависимой одноименной компании в Чикаго (США), которые составили 9,83% от общего объема продаж в 2012 году.

Кроме того, в расходах фигурировали затраты на деятельность зависимой компании UralcaliTrading (Gibraltar), относимость которых к спорной совокупности сделок не подтверждена. Учет только этих двух методологических нюансов поднял показатель рентабельности UralkaliTradingSA с 1,81% до 4,02%.

И хотя он по-прежнему укладывается в расчетный интервал рентабельности, не исключено, что полноценная проверка расчета налогоплательщика и его документальных оснований также могли бы еще изменить показатель, причем не в лучшую сторону.

С учетом сказанного представляется сомнительным вывод Суда об отсутствии обязанности налогоплательщика по документальному подтверждению ключевых показателей в расчете, которые положены в основу выводов о соблюдении рыночного уровня цен по контролируемым сделкам.

Вероятно, данный вывод не должен носить универсального характера и излишне обнадеживать налогоплательщиков.

Мы не можем исключить, что в практике возобладает подход, согласно которому при непредоставлении налогоплательщиками критически важных для определения налоговой обязанности документов и доказательств, компании со ссылкой на «злоупотребление налоговыми правами» могут быть лишены права ссылаться на защищающие их положения раздела V.I НК РФ в части применимого метода и показателей ТЦО-документации.

Нормативным обоснованием в данном случае может выступить, например, известный п. 7 ст. 31 НК РФ (расчетный метод), который предоставляет большую свободу при определении налоговых обязательств в отсутствие необходимых для контроля документов.

***

В целом комментируемое дело, несомненно, представляет большой интерес.Оно решено в пользу налогоплательщика, что само себе уже привлекает повышенное внимание в последнее время.

Однако следует иметь в виду специфику спора: во многом он закончился положительно для налогоплательщика как раз благодаря отсутствию должной доказательственной базы по делу у налогового органа.

Ключевым стало отсутствие у инспекции самостоятельного расчета по данным BvD за необходимый период, отсутствие данных о порядке расчета рентабельности швейцарского трейдера, особенности формирования котировок Аргус Медиа, что не дало без дополнительных корректировок (которые налоговый орган также не сделал) должной сопоставимости для применения метода сопоставимых рыночных цен и т.д.

Это не исключает «работы над ошибками» и новых доначислений другим или тому же налогоплательщику по аналогичным основаниям (тем более, как следует из открытых данных ФНС России, экспорт калийных удобрений (очевидно, того же налогоплательщика)уже попал в сферу налогового контроля и за 2013 год.
ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
На наш взгляд, из решения по делу ПАО «Уралкалий» можно сделать следующие выводы:

Вывод № 1. Если у Вас есть в наличии документация по ТЦО по контролируемым сделкам, то ФНС выиграть налоговый спор с Вами становится значительно сложнее

В первом деле по новым правилам ТЦО ЗАО «НК Дулисьма» налогоплательщик не представил документацию по контролируемым сделкам.

В результате у ФНС не было обязанности по п. 5 ст. 105.7 НК РФ опровергать методику налогоплательщика. Налоговый орган успешно применил в инициативном порядке первый метод.

В деле ПАО «Уралкалий» именно необходимость прежде всего применить метод ТЦО, выбранный налогоплательщиком, или опровергнуть его методику, сыграла с налоговым органом «плохую шутку».

Налоговый орган оказался «связанным» документацией, подготовленной налогоплательщиком, и примененным им методом. При этом из-за недостатка доказательств (по расчету налогоплательщика и по собственному расчету на основе базы BvD) ФНС не смогла опровергнуть правильность расчета общества.

При предоставлении налогоплательщиком документации по ТЦО, налоговый спор для ФНС становится технически сложнее, поскольку он:

- должен либо применить метод налогоплательщика, либо доказать невозможность его применения (особенно в условиях отсутствия доступа к документам, подтверждающим порядок расчетов рентабельности и других финансовых показателей деятельности тестируемой стороны по сделке – как минимум, до начала автообмена информацией с искомыми юрисдикциями, поскольку инициативный обмен в данном случае не дал результатов);

- по мнению АС г. Москвы, должен вернуться в старый период и сделать «свой» расчет в рамках примененного метода, а не просто точечно оспаривать расчеты налогоплательщика.

У налогового органа не всегда есть техническая возможность использовать версии баз данных за старые периоды (в данном деле инспекция ссылалась на данные BvD за 2015 и 2016 годы), что в результате может на практике серьезно ограничивать возможности налогового органа по подготовке «своего» расчета в опровержение расчета налогоплательщика.

При этом именно перечисленные«технические» сложности для ФНС в данном деле в итоге и привели к поражению налогового органа.

Вывод № 2. Как и прогнозировалось консультантами, применение методов иных, чем первый и, прежде всего, применение распространенного у налогоплательщиков четвертого метода, является наименее рискованным

Как показало комментируемое решение, оспорить применение четвертого метода (особенно если тестируемой стороной является иностранное лицо) сложнее для налоговых органов, чем казалось.

Использование второго и третьего методов в контролируемых сделках пока на практике судами не рассматривалось. Однако учитывая, что эти два метода также используют финансовый показатель рентабельности, для налоговых органов опровергнуть применение налогоплательщиком этих методов также будет непросто.

Вывод № 3. Применение первого метода, в том числе на основе котировок Аргус Медиа, невсегда оправданно, а возможность применения баз данных остается под вопросом

Суд указал, что ценовые котировки Аргус Медиа основаны на существенном обобщении в отношении предмета сделок (котировки представлены по группам товаров, которые могут не соответствовать номенклатуре товара налогоплательщика по контролируемой сделке), что может приводить к невозможности использования указанных котировок в качестве сопоставимых рыночных цен в ряде случаев.

Суд решил, что котировки Аргус Медиа на реализацию калия не могут являться сопоставимой рыночной ценой для анализируемой группы контролируемых сделок, поскольку представляют собой значительное обобщение, к тому же без учета иных характеристик сделок.

С одной стороны, это напоминает вывод судов в деле НК «Итера» о принципиальной неприменимости СПАРКа для целей СРЦ. С другой – метод СРЦ прямо допускает использование биржевых котировок (п. 7 ст. 105.7 НК РФ) без дополнительных требований к установлению сопоставимости сделок, на основании которых эти котировки составлены, а Суд в данном деле не обратил на это внимания.

Кроме того, Суд подчеркнул, чтокак раз для метода СРЦ характеристики предмета сделки являются ключевыми (функции, активы и риски не критичны для применения метода), с чем в данном случае он усмотрел сложности.

Вывод № 4. Перечень информации, предоставляемой в рамках проверки по ТЦО, закрытый и включает в себя только информацию об уровне рентабельности без детализации расчетов

Вывод № 5. Если взаимозависимый контрагент Вашей компании по сделке находится не в «оффшорной» юрисдикции, то Вы не должны признаваться участником схемы, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды

Как указано выше, к этому выводу, конечно, стоит относиться со здоровой долей иронии и скептицизма – благо, в данном деле у суда было достаточно иных, более весомых оснований для удовлетворения требований налогоплательщика.

Вывод № 6. При проверках в рамках ТЦО могут быть проверены и признаки необоснованной налоговой выгоды

Этот вывод мы уже высказывали в комментарии к пункту 3 февральского Обзора ВС РФ по ТЦО (см. TaxAlert № 64.1). В комментируемом решении намеки в эту сторону продолжаются.

Однако ограничился Суд, как мы указывали, рассмотрением лишь одного фактора «налоговой оптимизации» – юрисдикции местонахождения взаимозависимого контрагента.

Развития этой позиции, безусловно, следует ожидать и дальше, особенно в свете развития «антизлоупотребительного» тренда (см., например, п. 13 свежего Обзора ВС РФ о защите иностранных инвесторов применительно к налоговым льготам международных соглашений – TaxAlert № 75).

Поставки через взаимозависимых трейдеров в принципе могут оказаться под угрозой в свете новой ст. 54. 1 НК РФ (см. TaxAlert № 74), если налоговый орган усомнится в деловой цели вовлечения таких трейдеров в цепочку, помимо налоговой экономии.

По всей видимости, как это происходит и с применением других «специальных» положений о противодействии уклонению от налогообложения, Суд правила ТЦО (SAAR) не защищают от общих норм противодействия налоговым злоупотреблениям (GAAR).

Это следует иметь в виду, поскольку в итоге даже рыночные цены не оградят от вопросов к возможной «налоговой оптимизации» в последующих контрактах с резидентом условных БВО или острова Гернси.

Вывод № 7. Обмен налоговой информацией со Швейцарией работает не всегда

Как видно из комментируемого решения, налоговый орган так и не смог проверитьрасчет рентабельности продаж швейцарского трейдера в силу непредставления соответствующей информации налогоплательщиком.

При этом самостоятельно через налоговые органы Швейцарии ФНС России эту информацию получить по каким-то причинам не смогла, хотя сомнительно, что соответствующего обращения вовсе не было.

В таком случае это может означать, что заинтересованность швейцарцев в российском бизнесе пересилила солидарность с налоговиками других стран.

Таким образом, несмотря на наличие действующих положений об обмене информацией в Соглашении России и Швейцарии, на практике такой обмен либо не работает, либо работает в ограниченном варианте – предоставляется не вся запрашиваемая информация, без нужного уровня детализации.

И пока Швейцария не начнет с РФ автоматический обмен информацией (который в лучшем случае начнется в отношении информации за 2018 г), ситуация может и не измениться.

Специалисты TAXOLOGY готовы помочь вам в анализе ваших сделок на наличие признаков контролируемости, при необходимости подготовить полный пакет документации по ТЦО по выявленным контролируемым сделкам, а также оказать профессиональную юридическую поддержку при ведении налоговых споров, связанных с применением законодательства о трансфертном ценообразовании.
Надеемся, что наш алерт будет полезен в Вашей работе!
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!