Алерт № 71
Уважаемые коллеги!
В алерте № 71 мы касаемся недавнего решения по делу компании НЛМК, которое касается всех налогоплательщиков, применяющих «инфраструктурную» льготу по линиям электропередач. Следуя логике суда, если Вы – не энергосетевая компания, но применяете данную льготу по налогу на имущество в отношении собственных сетей, – резервируйте налоговый риск.
СУТЬ СОБЫТИЯ
Арбитражным судом города Москвы вынесено решение от 25.04.2017 по делу № А40-223089/16 ПАО «НЛМК».

Предметом спора стала возможность применения освобождения по налогу на имущество, предусмотренного пунктом 11 статьи 381 НК РФ и пониженной налоговой ставки (с 2013 года) по пункту 3 статьи 380 НК РФ, к линиям электропередач предприятия.

По мнению налогового органа, та часть этих линий, которая предназначена для транспортировки электричества исключительно к собственным объектам Общества, не связана с передачей энергии, а направлена на удовлетворение собственных производственных нужд предприятия.

Напротив, те линии, которые использовались для передачи электроэнергии в том числе субабонентам и абонентам собственной генерации ПАО «НЛМК», не вызвали налоговых претензий со стороны инспекции.

Суд, разрешая дело, отметил, что «налоговая льгота в отношении линий энергопередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью объектов основных средств, может быть предоставлена только организациям, которые осуществляют экономическую деятельность в сфере электроэнергетики и на балансе,которых учитываются электрические сети и иные объекты электросетевого хозяйства, входящие в единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть и чье функциональное предназначение соответствует смыслу Постановления Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 № 504».

По мнению суда, «определяющим для применения льготы является то обстоятельство, для каких целей предназначено и как фактически используется спорное имущество: для обеспечения деятельности структурных подразделений (цехов) самого заявителя либо для передачи электроэнергии «транзитом» третьим лицам, находящихся вне территории комбината».

Общество в своих возражениях отмечало, что подобное ограничение по субъектам налоговой льготы отсутствует в тексте статьи 381 НК РФ, однако суд занял позицию инспекции, приведя многочисленные ссылки на отраслевые документы, раскрывающие определение «линии электропередач».

С учетом указанного подхода налоговым органом была заказана экспертиза по отнесению объектов основных средств предприятия к тем, в отношении которых допустимо применение льготы, и тех, в отношении которых это неправомерно. «Контрэкспертиза» от налогоплательщика судом принята не была.

Дополнительно из перечня льготируемого имущества было исключено то, которое функционально не относится к линиям электропередач и не связано технологически с ними.
ОЦЕНКА TAXOLOGY
Комментируемое дело будет интересно крупнейшим производственным предприятиям. Если ранее претензии по оспариваемой льготе касались преимущественно энергетических генерирующих компаний, то в этот раз в центре внимания оказался именно производственный неэнергетический (металлургический) комплекс-потребитель энергии(кстати, учитывая специализацию МРИ по КН № 5, можно ожидать похожих вопросов и к другим крупным металлургическим компаниям).

Стоит отметить, что подобный подход налогового органа стал возможен благодаря неосторожным формулировкам в ранней судебной арбитражной практике.

Например, в деле № А50-25401/2015 ПАО «Юнипро» («Э.ОН. Россия») при изучении права на льготу в отношении трансформаторов суды указали, что они обеспечивают «преобразование (трансформацию) выработанной электроэнергии в целях ее использования для собственных нужд электростанции», то есть задействованы в генерации энергии, а не ее передаче.

Схожая логика была изложена в многочисленных делах ПАО «РусГидро» по той же теме, например, дело № А41-41137/2012, № А40-97505/12).

Любопытно, что в этих делах квалификация спорных объектов была поставлена в зависимость от фактического их целевого использования: если сети использовались в рамках генерации энергии, а не для непосредственной передачи ее потребителям (сетевым компаниям), считать их линиями электропередач суды не позволили.

И если для генерирующей компании такой подход можно принять с оговорками, то для потребителей с учетом отраслевых норм вывод не столь очевиден.

При этом ни из Постановления Правительства РФ от 30.09.2004 № 504 (в котором определен перечень льготируемого имущества), ни из отраслевых Постановлений не следует, что квалификация ЛЭП в качестве таковой зависит от цели ее использования.

Однако это не помешало суду в комментируемом решении существенно сузить объем нормативного понятия «линия электропередачи». В своем решении (стр. 11) суд в принципе пришел к выводу, что таковой может считаться только та линия, которая передает энергию между разными районами энергосистемы (при этом термин «район» определен судом через синонимичный термин «территория» без конкретизирующих признаков понятия).

Процитированный выше вывод суда свидетельствует о закреплении такого толкования, согласно которому «пользователями» спорной льготы по общему правилу могут быть только электросетевые организации.

В качестве исключения, очевидно, допускается ситуация, когда через территорию и сети налогоплательщика подключены в том числе «соседние» объекты третьих лиц: в случае ПАО «НЛМК», например, такие абоненты покупали энергию в том числе от собственной генерации налогоплательщика.

Исходя из такого подхода, все сети, направленные на обеспечение нужд предприятия самого налогоплательщика вне зависимости от их характеристик, несмотря на то, что технологически и физически их предназначение – передача электроэнергии на расстояние – исключаются из объема рассматриваемой льготы.

Представляется, что подобное узкое и сложно мотивированное толкование спорной нормы, не предусмотренное прямо ее содержанием, неоправданно.

Суд прибег к попытке системного толкования с привлечением советских отраслевых ГОСТов при том, что собственно применимые отраслевые нормы определяют понятие «линии электропередач», но не обусловливают и не конкретизируют его для целей НК РФ исходя из цели ее использования (для чьих нужд происходит передача).

Однако даже прибегать к подобному инструменту можно было лишь при невозможности буквального толкования нормы, которое в данном случае не было обосновано судом.

Примечательно, что приоритет методов толкования определен Конституционным Судом РФ как раз на примере налоговых отношений (Постановление от 23.05.2013 № 11-П): «необходимость же для участников налоговых правоотношений исходить прежде всего именно из буквального толкования налогового закона обусловлена тем, что налоговые правоотношения основаны на властном методе правового регулирования, требующем строгого следования тексту налогового закона, с тем чтобы была обеспечена полнота и своевременность взимания налогов и сборов с обязанных лиц и одновременно - надлежащий правовой характер связанной с изъятием средств налогообложения деятельности уполномоченных органов и должностных лиц».

Несмотря на то, что ранее Суд допускал большую гибкость в вопросах толкования налоговых законов (Определение от 02.11.2006 № 444-О), уход от буквального толкования, по его мнению, должен быть в каждом случае обоснован нестабильностью, неразвитостью налогового законодательства и неясностью нормы.

В комментируемом вопросе суд не уделяет этой проблеме должного внимания, а мотивировочная часть решения напоминает произвольное нагромождение не особо связанных друг с другом норм с приставкой «электро-».

В отсутствие подобного обоснования данное решение Арбитражного суда города Москвы, основанное только на советском ГОСТе,выглядит как еще один сомнительно обоснованный и тревожный для многих налогоплательщиков удивительный судебный акт.
ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
Комментируемое решение представляет собой еще одно направление в глобальном наступлении государства на практику применения налоговых льгот и сужение возможностей для их применения.

То, что озвучивается Минфином и законодателем лишь как намерение, на практике давно успешно реализуется налоговыми органами и судами.

В отношении льготы пункта 11 статьи 381 НК РФ и пункта 3 статьи 380 НК РФ это решение суда продолжает общий тренд: но если ранее в рамках льготы проводились ревизии лишь «лишнего» «связанного с ЛЭП» имущества как в действительности технологически не связанного с ЛЭП, сейчас сомнению подвергнуто в принципе право налогоплательщиков-несетевых компаний на использование льготы.

Этот подход при всей его сомнительности стоит учитывать в налоговом планировании.

Специалисты TAXOLOGY готовы оказать юридическую поддержку при планировании, получении федеральных и региональных налоговых льгот, а также при оценке рисков и ведении споров, связанных с их применением.
Надеемся, что наш алерт будет полезен в Вашей работе!
Рассылку Taxology читают финансисты, бухгалтеры, юристы, налоговые менеджеры, собственники бизнеса и даже конкуренты. Одна из лучших аналитических рассылок о налогах в России. Подпишитесь и Вы!